Адрес: 115035, Москва,
ул. Садовническая, 52/45, Центр (НПЦ) "Холокост"
(схема проезда).
Тел/факс: (495) 953-33-62
8-915-091-5321
E-mail: center@holofond.ru
Deutsch English

История Освенцима

Илья Альтман, к.и.н.

Аушвиц

Мы привыкли называть его «Освенцим». Это слово знакомо с детства. Со школьных уроков и страшных фильмах о войне. Весь мир называет его лающим немецким словом Аушвиц. Называет не милый польский городок, но место, где был концлагерь.

История создания Аушвица имеет свою интригу. Он задумывался как лагерь для политзаключенных - поляков. Автор идеи - один из самых близких к Гиммлеру людей, группенфюррер СС Эрих Бах-Залевски (в годы Великой Отечественной войны будет руководить карательными операциями против белорусских партизан, затем - подавлением польского восстания в Варшаве в 44-ом. По иронии судьбы уже в конце 50-х выйдет из заключения).

Бах-Залевски предложил создать такой лагерь в Польше вскоре после начала Второй мировой войны. Его подчиненный, оберфюрер СС Виганд, в конце 1939-го подыскал место под Освенцимом. Там уже были воинские казармы вполне пригодные под бараки. Важным аргументом для выбора места будущего лагеря служила развитая система железнодорожного сообщения.

Но здесь уже расположились артиллерийские склады вермахта. Возможно, поэтому комиссия инспектора концлагерей СС Райнхарда Глюкса сделала вывод, что существующие бараки не отвечают целям будущего лагеря. Согласись с ним руководство СС, имя маленького уютного городка в Польше никогда бы не стало нарицательным…

Однако уже 1 февраля 1940 г. Освенцим фигурировал в приказе рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера в перечне настоящих и будущих политических лагерей и тюрем в Рейхе и на контролируемых территориях под названием Аушвиц. Так называли его те, кто вскоре получит туда назначение по службе. И те, кого доставят туда насильно. Так будем называть его и мы…

В апреле из Германии приехала новая комиссия. На сей раз ее возглавляла отнюдь не «штабная крыса». Комендант концлагеря Заксенхаузен Рудольф Гесс был настоящим профессионалом своего весьма специфического дела. Это в полной мере оценит впоследствии польский суд. По его приговору 16 апреля 1947 года Гесса повесят на месте газовой камеры в Аушвице.

А тогда место ему сразу понравилось. Особых проблем с вермахтом не возникло. И уже 4 мая 1940 г. Аушвиц стал новым местом работы самого коменданта Гесса. Именно он будет решать задачу, поставленную Гиммлером - превратить Аушвиц в «государственный политический лагерь». Сначала предполагалось - для 10 000 поляков. Но прежде всего лагерь нужно было расширить и обустроить. Дармовую рабочую силу искать долго не пришлось - пригнали 300 евреев из городка Освенцима. Так евреи впервые появились в Аушвице…

«Фабрикой смерти» Аушвиц стал не сразу. Первый период его функционирования (до середины 1942 г.) историки называют «польским». В этот момент большинство заключенных действительно были поляками. Некоторых отправляли сюда из тюрем гестапо и других концлагерей для вынесения смертных приговоров. Поляки массово попадали в Аушвиц и позднее. Так, только за 2 месяца после разгрома варшавского восстания 1944 г. сюда направили 13 000 человек. А всего через этот лагерь прошло около 150 000 поляков.

Но самых первых заключенных - 30 немцев - Гесс лично отобрал в Заксенхаузене. Они стали «капо» - старшими в бараках. Затем прибыли 40 польских студентов из Дахау. Первый транспорт из Тарнова с 728 заключенными прибыл 14 июня 1940 г. Именно они первыми получили знаменитые номера-татуировки на руке. С ними прибыли и первые 100 охранников-эсесовцев. Вскоре их число возросло до 700. Адьютантом коменданта лагеря стал оберштурмфюррер СС Йозеф Крамер, служивший в Маутхаузене. В 1942-1944 гг. узников постоянно охраняло несколько тысяч эсесовцев. В августе 44-го их стало 3342.

Всего Аушвиц охраняло около 6 000 эсесовцев. Сохранились их анкетные данные. Три четверти имели полное среднее образование. 5% - выпускники университетов с ученой степенью. Почти 4/5 обозначили себя людьми верующими. Католиками - 42,4 %; протестантами - 36,5 %.

После окончания войны около 1000 эсесовцев было обнаружено в Германии и выдано польским властям. Перед судом предстало 778 человек (менее 15% палачей и охранников). Некоторые известные палачи, как, например, доктор Менгеле, бесследно исчезли.

В нацистском руководстве до нападения на СССР не было единства в вопросе как наиболее эффективно применять труд узников: на сельхозработах (так предлагал Гиммлер); на вновь созданных промышленных производствах (настаивал «ответственный за 4 план», рейхсмаршал авиации Геринг), либо превратить его в концлагерь для особо опасных политических преступников (так предлагал шеф имперского управления безопасности Гейдрих).

К началу 1941 г. нацисты создали 3 категории лагерей. К 3-й, самой страшной, для тех, кто не годен к «исправлению» был предназначен Маутхаузен в Австрии. Ко второй категории относились Бухенвальд, Заксенхаузен и некоторые другие лагеря в Германии (для тех, чье «исправление маловероятно»). В эту же категорию попал и будущий Аушвиц-2. Наконец, к первой категории «для менее испорченных» и предназначался (наряду с некоторыми другими) Аушвиц -1.

Для строительства лагеря и его отделений отводилась территория в 40 квадратных километров. Более 1 600 жителей окрестных деревень (включая Бжезинку, где начался строится Аушвиц-2 - Биркенау) выселили.

К марту 41-го года в Аушвице было уже свыше 10 000 польских узников. Именно в этот момент в лагерь впервые прибыл Гиммлер. В его свите находились и руководители концерна ИГ Фарбениндастри. Результатом визита стали следующие поручения Гессу:

1) расширить лагерь для приема 30 000 узников;

2) выделить 10 000 для химического производства на его территории;

3) подготовить на территории Биркенау лагерь для военнопленных.

Последнее указание непосредственно было связано с планом «Барбаросса» - подготовкой нападения на СССР. Символично, что и первый план строительства датирован июнем 1941 г. Окончательно же он был утвержден через полтора года. Именно тогда Аушвиц-2 -Биркенау был превращен в главную «фабрику смерти» для евреев Европы.

Собственно концлагерь для заключенных включал 33 барака (блока). На территории лагеря началось строительство производств для различных фирм. Весной 41-го ИГ получила 8 000 заключенных, за каждого из которых она ежедневно платила администрации лагеря до 4 марок в день. К концу 1941 г. было создано несколько производств для нужд вермахта. Аушвиц становился рентабельным…

Быстрыми темпами строился и лагерь для советских военнопленных. В октябре 1941 их численность составляла 10 000 человек - почти половину всех узников. Руководил строительством этого лагеря оберштурмбанфюрер СС Карл Бишофф, один из главных специалистов Администрации строительства Ваффен СС. Именно он впоследствии будет руководить сооружением газовых камер и крематориев.

Военнопленных ежедневно выводили на строительные работы пешком. Три километра в одну сторону; три в другую. От изнурительного труда выжило не более 2 000 из 15 000 советских солдат и офицеров, оказавшихся в лагере за все годы его существования.

Только в 1941 г. 1 775 человек, преимущественно советских военнопленных, расстреляли или отравили газом «Циклон-Б». Этот опыт применения газа очень заинтересвал Гиммлера. Летом 1942 г. он приезжает в Аушвиц вторично. Одна из главных целей - осмотреть два бункера в Биркенау, подготовленных для газовых камер. Тогда же эта часть Аушвица была выбрана как главный центр уничтожения. В связи с этим были изменены и планы строительства лагеря. Гиммлер лично наблюдал за процессом уничтожения евреев и сжиганием трупов.

Уже 15 августа 1942 г. Бишофф представил новый план развития лагеря, рассчитанного на 300 000 узников и включавшего специальное отделение для массового уничтожения евреев. Согласно этому плану в марте - июле 1943 г. в Биркенау было построено 4 крематория и газовых камеры. Внутри были созданы 4 мини-лагеря, которые к маю 1944 г. соединили железнодорожными путями. Один из них на лагерном жаргоне называли «Мехико» - прибывавших немедленно отправляли в замаскированные под душевые газовые камеры.

Аушвиц выполнял две функции: концлагерь для людей разных национальностей и место уничтожения. Число его узников постоянно росло. 26 марта 1942 г. появляется женский лагерь. В феврале 1943 г. - цыганский. К январю 1944 г. в Аушвице находилось около 81 тысячи узников. В июле - более 92 тысяч. В августе - более 145 тысяч.

Второй этап в истории Аушвица называют «еврейским». Он связан с Ванзейской конференцией. Она состоялась в пригороде Берлина на озере Ван-Зее 20 января 1942 г.

Это одно из самых известных совещаний периода Второй мировой войны. посвящалось уничтожению целого народа - «окончательному решению еврейского вопроса». Впоследствии его назовут «Ванзейской конференцией». Ее протокол фигурировал на Нюрнберском процессе как одно из важнейших доказательств в разделе «Преследование евреев».

Совещание было инициировано руководителем Имперской службы безопасности и полиции безопасности Рейха (РСХА), являвшегося по совместительству гауляйтером протектората Богемия и Моравия Райнхардом Гейдрихом.

Это совместительство его весьма тяготило. Один из главных архитекторов «окончательного решения» стремился вернуться к главному делу своей жизни. И в Берлин тоже. Гейдрих очень хотел заполучить под свой контроль строительство лагерей уничтожения…

В Ванзее собрались 15 высокопоставленных чиновников, представлявших ведущие ведомства нацистской Германии: министерства оккупированных восточных областей, иностранных и внутренних дел, юстиции; имперскую и партийную канцелярии; Уполномоченного по 4-х летнему плану; Главное управление по вопросам расы и переселения; гестапо, а также службы безопасности Генерал-губернаторства и рейхскомиссариата «Остланд».

Как ни странно, представители железнодорожного ведомства (как и армии) на него приглашены не были. Очевидно, Гейдрих явно стремился избежать на этой встрече любых организационных дискуссий. О «закрытом» характере совещания свидетельствовало и отсутствие среди его участников представителя Геббельса, руководившего министерством пропаганды. Сверх секретностью можно объяснить и подбор участников: более половины из них были связаны с ведомством Гиммлера. 5 человек, включая Гейдриха, Эйхмана и шефа гестапо Мюллера представляли РСХА; формальные представители главного управления по делам расы и партийной канцелярии были высшими офицерами СС; представлявший министерство оккупированных Восточных территорий (и один из главных разработчиков плана ОСТ) д-р Мейер имел звание обергруппенфюрера СА. Половина участников (7 человек) были докторами наук.

Совещание продлилось не более двух часов. Протокол вел малоизвестный тогда оберштурмбаннфюрер СС Адольф Эйхман, руководитель «еврейского отдела» в составе РСХА. Главным и, фактически, единственным докладчиком был сам Гейдрих. Он подчеркнул, что руководство «окончательным решением» «независимо от географических границ» возложено на рейхсфюрера СС Гиммлера и на него лично. Проинформировав о своем назначении «уполномоченным по подготовке окончательного решения еврейского вопроса в Европе», Гейдрих сформулировал цель совещания. Она состояла в том, чтобы «внести ясность и принципиальные вопросы» и избежать «параллелизма в проведении общей линии».

Дав краткую характеристику и основные итоговые цифры по изгнанию евреев с территории Рейха, Гейдрих указал на новую ситуацию в «связи с возможностями Востока». Одна из ключевых фраз протокола гласила: «Вместо переселения с предварительного согласия фюрера с этого времени была использована другая возможность решения этого вопроса: началась эвакуация евреев на Восток». Речь шла о евреях Германии и Австрии, отправляемых с осени 1941г. в Минск, Ригу и Каунас.

Эти акции Гейдрих предлагал рассматривать «только как маневр», истинное значение которого раскрывала следующая фраза: «Уже тогда начало практиковаться то, что имело решающее значение для окончательного решения еврейского вопроса в будущем». Посвященные участники совещания – сотрудники СС – хорошо понимали, что эти слова означали массовое уничтожение депортированных евреев.

Директивный характер имела следующая фраза Гейдриха: «В процессе окончательного практического разрешения вопроса Европу следует прочесывать с Запада на Восток». Даже на совещании «посвященных» один из главных руководителей СС пользовался намеками и эзоповым языком, нигде не говоря прямо об уничтожении евреев Европы. Текст протокола не оставляет сомнений, что термин «окончательное решение» подразумевал именно это.

В текст протокола были вписаны данные о численности евреев в 33 государствах и административных единицах. Они были разделены на 2 группы: а) проживавших в самом Рейхе и оккупированных странах; б) находившихся на территории союзников Германии; нейтральных стран, а также Великобритании и СССР.

Любопытно, что данные о количестве евреев Европы представил Центральный совет евреев Германии. Однако сведения только по государствам Балтии были даны с учетом уже прошедших акций уничтожения.

Из примерно 11 миллионов 300 тысяч учтенных евреев Европы более половины относились к территории СССР. Собственно в Советском Союзе «статистики РСХА» насчитывали 5 миллионов человек (что соответствовало предвоенному еврейскому населению). По Украине и Белоруссии цифры были указаны с точностью до одного человека (соответственно 2 994 684 и 446 484). Дополнительно указывалось еврейское население Белостокской области, Латвии, Литвы, Эстонии и Бессарабии (которая была названа в составе Румынии).

Вопрос об уничтожении евреев Европы решался на высшем государственном и партийном уровне, с ведома Гитлера и при непосредственном участии многих ведомств рейха. Вместе с тем, участники совещания в Ванзее не принимали никаких решений – ни политических, ни технических. Отсутствие дискуссии и каких-либо принципиальных возражений весьма показательно отразило ситуацию готовности государственных структур нацистской Германии к физическому уничтожению евреев Европы.

Лишь представитель генерал-губернаторства (туда вошли не только центральная и восточная часть Польши, но и значительная часть Западной Украины) проявил инициативу. Он просил начать «окончательное решение» именно здесь, выражая желание «удалить» оттуда евреев как можно скорее. В качестве важного аргумента прозвучал тезис, что ни потребности в рабочей силе, ни транспортные проблемы этому не помешают.

Но созданный рядом с Краковом - административным центром Генерал-губернаторства - лагерь уничтожения просуществовал до конца нацистского оккупационного режима в этой части Польши…

Судьбы собравшихся в Ван-Зее сложились по-разному. Гейдрих не добился желанного возвращения в Берлин. Спустя 4 месяца его смертельно ранили чешские патриоты. Эйхман скрывался в Аргентине, откуда его выкрали израильтяне. Судим и повешен в Иерусалиме в 1962 г. Еще 2 эсесовских офицеров были казнены. Один приговорен к 25 годам тюрьмы (помилован в 1954 г.). 4 человека были на непродолжительный период интернированы, но затем освобождены. 3 участника совещания погибли или покончили жизнь самоубийством в 1945 г. Тогда же бесследно исчез «папаша» Мюллер. Лишь одному из присутствовавших в Ванзее союзники не предъявили обвинений (еще один участник совещания в 1943 г. оказался в нацистском концлагере, где и умер спустя 2 года).

Роль Аушвица как центра уничтожения неизмеримо возрастает после совещания в Ванзее. До этого евреев, прежде всего на оккупированной территории СССР, расстреливали прямо на месте. В зоне под контролем гражданской администрации нацисты создали сотни гетто. Некоторые из них (Минское и Львовское) входило в число 5 наиболее крупных гетто Европы, где содержалось свыше 100 тысяч узников. К 1943 г. число гетто на территории под немецким контролем сократилось до 25. В зоне военной оккупации десятки тысяч евреев расстреливали без создания гетто. Зловещий пример - Бабий Яр в Киеве.

Наиболее крупными гетто на территории Польши (здесь они впервые появились в конце 1939 г.) были Варшавское и Лодзинское. На территории Германии, как и в подавляющем большинстве оккупированных ею стран, гетто в классическом смысле слова (с переселением евреев в особый квартал; огораживанием его колючей проволокой или каменной стеной, с внутренней и внешней охраной) не создавались. Но евреев регистрировали. Маркировали их документы и, нередко, квартиры, заставляли носить опознавательные знаки - нашитые на одежды шестиконечные желтые звезды Давида, либо повязки с шестиконечной звездой.

После ванзейской конференции евреев европейских государств стали собирать в транзитные лагеря и отправлять в лагеря уничтожения.

Когда же в Аушвиц доставили первых жертв по программе «окончательного решения»? Бывший комендант лагеря Гесс на допросах и в мемуарах путался в показаниях. Он называет 2 даты: конец декабря 41-го и март 42-го. Последняя дата кажется более верной. Есть свидетельства, что в феврале привезли евреев из польского Бытома. Документально зафиксировано: 26 марта в Аушвиц прибыл эшелон из Словакии.

Это были первые евреи из другого государства. Число пассажирок (а в этом эшелоне были только женщины) - 999 человек. 30 марта прибывает первый эшелон из Франции (17 июля - из Голландии; 5 августа из Бельгии; 18 августа - из Югославии; 7 октября из Терезина (Чехия); 1 декабря - из Норвегии; 1943 год. 23 октября - первый эшелон из Италии. 2 мая 1944 г. - первый эшелон из Венгрии.

Обычно узников встречали весьма своеобразным приветствием: «Вы приехали не в санаторий, а в немецкий концлагерь, из которого только один выход - через трубу крематория».

Аушвиц был одним из 6 лагерей смерти на территории Польши. Но только он был предназначен для уничтожения евреев со всей Европы. Остальные работали по территориальному принципу: в Майданеке, Собиборе, Треблинке и Белжеце уничтожали преимущественно польских евреев, проживавших в т.н. Генерал-губернаторстве. В Хелмно - евреев из западной Польши, присоединенной к Рейху. Все они прекратили существование как центры уничтожения в 1943 г. (последним был Майданек - 3 ноября).

Напомним, что до весны 1944 г. лагеря смерти на территории Рейха не были местами массового уничтожения евреев. Более того, после открытия второго фронта Германии резко понадобилась рабская рабочая сила. С этого момента из прибывавших в Аушвиц евреев стали отбирать трудоспособных людей для других концлагерей. Это проходило после так называемой селекции. Всего же через Аушвиц прошло не менее 1 миллиона 100 тысяч евреев.

С февраля 1943 г. в Аушвиц стали поступать цыгане. В Биркенау-2 был организован т.н. семейный лагерь для 23 000 цыган из Германии, Австрии и Чехословакии. Большинство из них умерло от болезней и голода. 2 августа 1944 г. этот лагерь прекратил существование. Около 3 000 остававшихся в живых отправили в газовую камеру.

Советские мирные граждане. Более 5 000 узников составили жители Белоруссии (из Минской и Витебской областей), отправленных в Аушвиц в ходе борьбы с партизанами в 1943 г. Преимущественно это были женщины и дети.

Через Освенцим прошли также свыше 20 узников из разных стран Европы - участники движения Сопротивления; гражданской войны в Испании; заключенные из других концлагерей и тюрем.

ДЕТИ. Из 1 миллиона 300 тысяч узников Освенцима дети подростки не старше 18 лет составили около 234 000.

Из них - 220 000 еврейских детей, 11 тысяч цыганских; несколько тысяч белорусских, украинских, русских, польских. Только осенью 1943 г. в транспорте из Белоруссии было 907 детей и подростков.

Некоторые дети, как например Иосиф Гомес-Фиттерлинг, рождались в лагере. Они также носили номер на полосатой одежде узника.

Большинство еврейских детей уничтожались сразу же после прибытия. 123 сентября 1944 г., например, 12 300 детей из Каунаса были направлены в газовые камеры.

В начале октября в Аушвице было 2 510 мальчиков и девочек. 10 января 45-го их оставалось 611.

Эвакуация и освобождение. Во второй половине января нацисты экакуировали из Аушвица 58 000 заключенных. В этот момент эсесовская охрана лагеря составляла свыше 4.5 тысяч человек. Они уничтожили более 700 узников буквально накануне освобождения.

До него дожили лишь около 7 000 слабых и больных заключенных Аушвица из более чем 20 стран. Более 4 500 узников получили в первые же часы и дни медицинскую помощь.

Их освободила 100 Львовская кавалерийская дивизия под командованием генерал-майора Федора Михайловича Красавина. Наши войска вошли в лагерь около 3 часов дня.

231 советский солдат и офицер погибли в боях за лагерь и его филиалы. Среди них - командир 472 полка подполковник Семен Львович Беспрозванный. 66 воинов, включая подполковника Гильмудина Бараевича Баширова, погибли непосредственно в бою за лагерь.

Среди освобожденных - известный польский скульптор и художник Дуниковски; директор детской клиники в Праге профессор Епштейн; профессора и члены национальных Академий наук из Франции и Венгрии.

 
Версия для печати