Адрес: 115035, Москва,
ул. Садовническая, 52/45, Центр (НПЦ) "Холокост"
(схема проезда).
Тел/факс: (495) 953-33-62
8-915-091-5321
E-mail: center@holofond.ru

Индекс цитирования

Deutsch English

Новости архива

От москвички Розы  Крайзман   поступило единственное сохранившееся письмо с фронта ее отца Григория Спарбера. Сержант Спарбер пропал без вести под Сталинградом в 1942 г.  Сама Р. Крайзман (1938 г. р.) вместе с матерью - Л. Е. Спарбер, бабушкой Ю. М. Лейбман и дядей М. Е. Лейбманом была эвакуирована  в деревню Маслянино Новосибирской области. Сохранилась матерчатая нашивка на пальто Розы, сделанная матерью на случай, если девочка потеряется по дороге
Из письма Г. Спарбера от 21 июля 1942 г.:
"... двигаемся маршем. Делаем привалы кратковременные дневные и по несколько суток. Спали в садах, лесах, а иногда располагаемся в поле. Мне когда приходится спать в шалаше, то для меня там душно, не хватает воздуха. Как будет в московских квартирах,  не знаю. Но думаю, что как нибудь свыкнемся. Люсенька, ты помнишь, как иногда после прихода с работы я говорил, что пойти куда-нибудь мне тяжело, надо отдохнуть, а сейчас для меня пройти 40-50 км. ничего не стоит. Спать в поле, укрывшись шинелью и дождичек так и капает. Когда дождичек начинается ощущение приятное, но к … тоже ничего. Двигается кухня, повара все это идет за нами. Люсенька, как много я видел, но все это еще ничто при том, что предстоит впереди по рассказам товарищей. Надо надеяться и я глубоко уверен, что все останется,  как воспоминания и я тебе в присутствии доченьки буду рассказывать и вспоминать разные эпизоды."





Э. М. Браверман передала в Архив НПЦ  копию единственного фронтового письма пропавшего без вести красноармейца  Игоря Матвеевича Плаксина.
Родился в 1922 г. в г. Майкопе. Отец – известный музыкант-скрипач Матвей Григорьевич Плаксин. Мать Тамара  Яковлевна Плаксина; она  тяжело заболела, когда мальчику было около 10 лет, и вскоре он остался сиротой.
Учился в обычной советской школе и окончил десятилетку  в 1940 г. Несмотря на серьезную болезнь почек,  он настоял на том, чтобы ему не делали  отсрочки,   и пошел на военную службу, так как в  воздухе чувствовалась  предгрозовое военное напряжение. В сентябре 1940 г. вчерашний школьник Игорь Плаксин  стал красноармейцем. До начала  Великой Отечественной войны  служил в Белоруссии: в Брестской области ( г. Высоко-Литовск, п/я 12), в 31-м  артиллерийском полку, в 1-м батальоне.
Военная часть, где служил Игорь, приняла на себя первые удары  фашистских войск.
В одном  пришедшем от брата письме он писал, что участвовал в ожесточенном бою с фашистами, во втором, – что ему и группе товарищей удалось вырваться  из  окружения. На последнем дошедшем до нас письме, датированным 20.08.41 г., стоял штемпель «Полесское».  И семья  гадала:  прошел  ли Игорь  всю Белоруссию  пешком с запада на восток   от Бреста до Полесья или  передал свое письмо кому-то из шедших с ним по лесам  красноармейцев с просьбой отправить послание, если удастся выйти из окружения. Это  письмо было последней весточкой от Игоря. 
Прочтем несколько строк этого письма. Зная,  как его трепетно любили отец и тети, в семье которых он рос, он свое письмо, писавшееся в  минуту затишья  от военных действий, насытил, спокойствием, лаской, вниманием ко всем родным. Только так он мог  выразить им свои чувства, поддержать их.
«Дорогой мой папочка!
Представляю себе, как мое долгое молчание вызывает в тебе тревогу и волнение. Но ничего, мой родной, не поделаешь… Помнишь, я тебе когда-то писал, что не знаю, смогу ли я привыкнуть к  военной службе. Оказывается, вроде привык. Точно так же я сейчас привык и к военной обстановке. «Ничего себе, – подумаешь ты, – привычка» Трудно себе представить, однако это так.
Что я могу сказать о себе? Здоров и чувствую себя хорошо…Ты, конечно, понимаешь, что больше я ничего сказать не могу…Что касается меня лично этим, пожалуй, все исчерпывается, а это самое главное….
Я готов  покрыть насколько  листов сплошными вопросами, которыми вряд ли исчерпывается мое желание знать о всех родных и близких дорогих москвичах. Я ограничиваюсь  одним письмом,  и пусть они примут его как мое самое горячее «послание» ко всем дорогим и любимым москвичам.
А пока целую и обнимаю тебя твой Игорь.
Горячий  поцелуй и привет  всем, всем.
Ваш сын, племянник, внук, брат и дядя. Игорь.







Накануне 70-летия Победы москвичка Э. М. Браверман передала в Архив НПЦ  письмо с фронта своего двоюродного брата-Юрия Семеновича Герша и поделилась воспоминаниями о нем:

"Юра был обычным советским молодым человеком. Он родился в 1918 г. Его папа – известный ученый в области холодильной техники Семен Яковлевич Герш, мама Елизавета Григорьевна Герш (урожденная  Плаксина) – преподаватель английского языка.
Папа его руководил созданием первой в СССР кислородной установки,
предложил новые циклы для достижения  глубокого охлаждения , которые вошли в  науку и технику под названием «Циклы Герша" .  Являлся Лауреатом  Государственной премии СССР (1947).

К началу Великой Отечественной войны Юре было  22 года и он почти окончил исторический факультет МГУ. Сразу ушел на фронт добровольцем. Его боевой путь пролег от Москвы до Берлина через Сталинград. Служил  в составе 39-й гвардейской стрелковой дивизии  армии генерала Чуйкова:  в разведке, в штабе, был военным переводчиком. Неоднократно выполнял роль парламентера.
Война научила его конспирации и  ценить родственные связи. Вот выдержки из его письма военных лет в глубокий тыл тетям (по материнской линии) Еве и Любе, мужу тети Евы  Мануилу Григорьевичу и  десятилетней двоюродной сестричке Эрночке. Письмо направлено  в эвакуацию: в Восточный Казахстан, где  семья  родственников жила на руднике Джумба. На этом руднике работала тетя  Люба  – Любовь Григорьевна Плаксина – заведующая  обогатительной  фабрикой:

«6.01.43 г.
Дорогие Ева, Эрночка, Люба и Мануил Григорьевич! Шлю Вам свой новогодний привет и лучшие пожелания.
Наша часть после 4-х месячных непрерывных боев получила небольшую передышку и теперь вновь готовится к делу. Не сегодня-завтра начнутся для нас горячие денечки…
О характере моей работы… Скажу только, что последние 2 месяца пленных хватало… Кроме того, документы, агитация и выступления по радио для немецких солдат, разные задания по штабу…
Настроение у меня бодрое, хорошее. Меня ценят и отношения с
командирами вполне дружеские.
Будьте здоровы и счастливы. Целую Вас и обнимаю. Юра».


О его смелости, стойкости и мужестве на фронте говорили много. В июне 1945 г. он был награжден орденом Красного Знамени, который вручали за особые заслуги в деле обороны страны и социалистического строительства.Юрий Семенович   помимо этого ордена награжден  еще  двумя орденами :  Отечественной войны II степени и   Красной  Звезды, а также  медалями «За отвагу», «За боевые заслуги».
То, что его «путь  прошел по огневой метели», – навсегда врезалось в его память, определило многие черты характера. Вот что писал он в одном из своих стихотворений, адресованных боевому  командиру и другу:

Мы вместе шли стернею огневой,

Себя корежа и врага ломая.

Бил по сердцу нечеловечий вой,

Пахала смерть, усталости не зная.

В полях бесхлебных разрывалась сталь,

Бессчетно мы в атаках погибали.

Мы оставляли матерям печаль,

Любимых вдовами мы оставляли.

Те годы не забыть и не отдать –

Рубцы и шрамы на душе и теле,

До самой кости выжжена печать,

Мы у войны бессрочно на прицеле».


После окончания войны он еще около пяти лет служил в Германии.
Вернулся домой, в СССР, в страшные своим антисемитизмом 50-е годы. «Настроение бодрое, хорошее», какое было на фронте, стало безысходным и мрачным. Его – человека с университетским  историческим образованием – ждала заводская многотиражка, где  он получил должность главного редактора. Он делал заводскую газету   так, как считал нужным: освещал события честно, правдиво, по совести; вскрывал недостатки, показывал, как их можно устранить. За это его сразу невзлюбило руководство завода. В его сторону ежедневно «летели артиллерийские снаряды», конечно, не военные; озверевший партийный комитет имел указание покончить с этим человеком. Но Юрий не сдавался и продолжал вести «линию правды». Этот факт биографии – свидетельствует: Юрий Герш обладал не только военным мужеством, но и  таким редким    мужеством гражданским. Борьба закончилась победой партийной Системы: Юру – участника великой войны, прошедшего ее от начала и до конца, орденоносца  –  сняли с должности и исключили из партии. Последнее означало гражданскую казнь «на веки-веков». С отражающими такое решение  записями отдела кадров завода его ни одно учреждение  не могло  взять  к себе. Годы он нигде не мог устроиться на работу, так как имел вместо партийного  «волчий билет». И только через десятилетия    он стал  сотрудником журнала «Дружба народов», где трудился потом долгие годы.
Одновременно занимался литературной работой: писал стихи, очерки, статьи, прозаические произведения. Его повесть  «Язык» о  днях войны  напечатана в журнале «Дружба народов»  в 1970 г.  и вошла в сборник «Повести о войне», изданный  как Приложение к журналу «Дружба народов» (М.: Известия, 1975) . Тематика его стихов разнообразна: о Родине, о России и как ей помочь, о судьбах человечества, о себе и о любви. К сожалению, многие из них не изданы. Они привлекают тем, что в каждом бьется мысль или  чувство, содержится размышление. Вот одно из  его  стихотворений.

   России                                               

Моя любовь к тебе,

как море в час прилива,

и нет приливу края и конца.

Он топит берега,

он рушит то, что лживо,

смывает прах усталости с лица.

Накат могуч,

Нет от него спасенья.

 Вот-вот в потоке грозном захлебнусь…

Но он несет не смерть, а обновленье,

а если смерть–

той смерти не боюсь.

Юра продолжал быть героем и в мирное время: он боролся и защищал правду не только на работе. Долгие годы  он мужественно боролся со смертельно опасной саркомой; пришлось пожертвовать рукой, чтобы выжить. Несмотря на страшный диагноз, он продолжал быть жизнелюбивым, энергичным, всем интересующимся, очень требовательным к себе и ответственным человеком. Умер он в 1997 г., прожив свою жизнь, как отмечали его друзья, «красиво и значительно».










В НПЦ "Холокост" пришло письмо от детей фронтовика Владимира Кузьмича Сапронова. В письме они приводят со слов отца рассказ от том, как 18-летним солдатом Владимир Сапронов столкнулся со зверствами нацистов по отношению к еврейскому населению Литвы:
"Это было в Литве в начале августа 1944 года. Стояла сильная жара. Шел ожесточенный бой по освобождению крупного железнодорожного узла...На запасных путях стояли вагоны, откуда доносились человеческие стоны. Это немцы формировали эшелоны для отправки в польские концлагеря. И вот наш отец, восемнадцатилетний мальчишка, молоденький солдатик, нарушив приказ командира "вперед", вместе с товарищем сбили замки и открыли вагоны...
И как сказал отец, что он на всю жизнь запомнил запах гнилого человеческого мяса."
На фото:
В.К. Сапронов в годы Войны
Письмо семьи Сапроновых (кликнуть, чтобы увеличить)




Ноябрь 2014. 

Архивный отдел Центра пополнился электронной версией книги "Помни!" Воспоминания о Холокосте бывших узников нацистских гетто и концлагерей. Израиль - Реховот: Реховотское объединение бывших узников концлагерей и гетто, 2013. – 756 с.: ил. ISBN 978-965-7181-12-6.  О презентации 3 октября 2013 года в г. Реховоте (Израиль) см.:http://www.holocf.ru/facts/2373Отзывы о книге "Помни!" (еженедельная израильская газета "Мост") сопредседателя Российского Центра "Холокост" И. Альтмана и директора Музея еврейской военной традиции "Энергия мужества" Давида Зельвенского здесь Электронная версия сборника "Помни!" предоставлена для публикации на сайте НПЦ "Холокост" Реховотским объединением бывших узников концлагерей и гетто в лице председателя объединения и редакционной коллегии г-жи Лизы Кесельбренер. 

  Обложка и переплет книги, а также диск



Июнь 2014г. «И вами я пойду в бой…»

Москвич Л. И. Мизнер предал в Архив НПЦ 3 письма своего отца Мизнера И.Г., написанных в сентябре 1941 г.

 Мизнер Израиль Григорьевич(на групповом  фото), 1911 г. р., до войны проживал в г. Балашиха Московской области. Воентехник 2 ранга, начальник артснабжения 530-го артиллерийского полка ПТО. Пропал без вести в октябре-ноябре 1941 г. на Южном фронте. Письма адресованы жене - Софье Мизнер и сыну, которые находились в эвакуации в селе Шайтанка под г. Нижний Тагил

20.09.1941г

Здравствуйте дорогие и милые Софочка и Летосик .

С каждым часом приближаюсь к фронту. У меня все в порядке, самочувствие хорошее и бодрое. Скорее бы бить фашистских гадов. Скоро приедем в Мариуполь. Буду стараться по мере возможности часто писать. Будьте здоровы, желаю вам здоровья и мысленно целую вас. Вы все время со мной. И с вами я пойду в бой.

Привет всем нашим знакомым. Целуй крепко за меня Лелика.

Ваш Изя.

25.09.1941г

Здравствуйте дорогая Софочка и милый Лелик!

Сообщаю Вам о своем здравии и полном благополучии. Жизнь у меня однообразная. Выполняем поставленные перед нами задачи, а какие ты сама знаешь. Работы у меня много.Очевидно мои открытки будут к тебе редко поступать, но ты не волнуйся. Софочка, нахожусь на южном фронте, очень хотел бы попасть в Одессу но пока не известно. Чувствую себя хорошо, настроение прекрасное и бодрое. Пиши подробные письма о вашем здоровье, как растет наш дорогой сын. Какие новые хохмы ?

Потерял все фотокарточки, был в одном переплете. Софочка, как вы питаетесь, если дрова, получила ли ты все деньги и аттестат мой. Будьте здоровы. Мысленно вас крепко обнимаю и целую.

Письмо погибшего воина здесь




Сборник "Победа - одна на всех" - материалы Международной конференции в Витебске в Университете имени П. Машерова 24 апреля 2014 года. Среди участников - сотрудничающая с Российским НПЦ "Холокост" Ирина Реброва, участница Международной студенческой конференции в Москве под эгидой Центра "Холокост" Юлии Бахир, сотрудник израильского Музея еврейской военной традиции и Холокоста "Энергия мужества", являющегося информационным партнером Российского Центра "Холокост", Григорий Рейхман
Текст сборника





Брянск. Издан сборник статей 2012 года

   В Брянске изданы Материалы научно-практической конференции "Брянщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Люди. События. Факты"., посвященной 69-летию освобождения Брянщины от нацистов. (состоялась 12 сентября 2012 г.) В сборнике представлены, в частности, статьи Альтмана И. А. и Терушкина Л. А. "Дневники  Е. А. Ивановой как источник по истории Холокоста  на Брянщине и Смоленщине  (Презентация дневника Е. А. Ивановой "Вызывая огонь на себя. Положение евреев при "новом порядке " гитлеровских оккупантов в 1941-1943 гг.)"
Жуковой Т. Г., Бибиковой Н. В. и Бибиковой Л. В. "Нацистский оккупационный режим и Холокост на территории Дубровского района Брянской области (август 1941г.-сентябрь 1943 г.)",  Шнеера А. (Израиль) "Феномен лагерной полиции в лагерях для советских военнопленных".








 Статьи о Холокосте и героизме на Брянщине - в контексте сохранения культурного наследия
 В Брянске изданы материалы 3-го Международного семинара "Проблемы сохранения культурного наследия" (от 28 ноября 2013 г.). отражающие опыт работы  ученых, публицистов,  студентов из России и зарубежных стран в области истории, этнологии, культурологии, педагогики и других дисциплин (Издание  филиала Московского психолого-социального университета (НОУ ВПО "МПСУ").
 В сборнике представлены, в частности, статьи заведующего архивом Центра "Холокост" Л. Терушкина "Память о героях восстания в лагере уничтожения Собибор", регионального представителя Центра "Холокост" в Брянской области Т. Жуковой ( в соавторстве с Г. Игнатовой) "Память о брянцах-героях Второй Мировой войны в Израиле", и израильского историка А. Шнеера ("Яд ва-Шем")"Феномен лагерной полиции в лагерях для советских военнопленных".




Май 2014г. Письма Абрама Рыжика - в стихах

Архив Центра пополнили фотографии и письма военных лет Абрама Израилевича Рыжика (отмечен на групповом фото), служившего в 284-й отдельном моторизованном Печенгском батальоне особого назначения. Батальон формировался в апреле 1944 года в Московском военном округе. На вооружении батальона находились 100 автомобилей-амфибий Ford GPA. В действующей армии с 21.06.1944 по 15.11.1944 и с 22.04.1945 по 11.05.1945. Первой боевой операцией батальона стала Свирско-Петрозаводская операция, в ходе которой батальон, с десантом пехоты, не дожидаясь окончания артиллерийской подготовки, утром 21.06.1944 форсировал Свирь. 04.07.1944 года прибыл на реку Тулемайоки вместе с 92-м танковым полком и обеспечил форсирование реки частями 4-го стрелкового корпуса, взятие Сальми и открытие пути на Питкяранту и Сортавала. Затем батальон переброшен в Заполярье, где принял участие в Петсамо-Киркенесской операции, отличился при взятии Петсамо. После операций отведён в резерв 14-я армии, возвращён в действующую армию только в конце апреля 1945 года. Был в составе 4-й гвардейской танковой армии. О том, принимал ли участие в боях, неизвестно. На 08.05.1945 находился в резерве фронта.


Апрель - май 2014.В архив Центра "Холокост" обратилась спасенная родственниками в годы войны и Холокоста Наталия Никифорова с ориентировкой для  для поисковиков : по следам  расстрелов в период оккупации СССР 1941-42гг. в Смоленской области.
Имена: Дубов Абрам, его жена, его младшая дочь.
Имеется семейная фотография. На ней, среди прочих - сын Дубов Борис (Ефим) Абрамович. Там же его фотография периода до 1943 г. с женой. Воевал в авиации, вернулся. Следы теряются в 50-е годы. Если есть у него потомки, они должны помнить его рассказы. Место расстрела троих родных Бориса – район или городок Смиловичи в 30 км от Минска, БССР. В военных архивах можно проверить на наличие сведений о нем адреса военной полевой почты 43223 или 43773. Возможно также, он служил в составе 24-го авиационного полка, который до войны стол в Бобруйске.
Имя: Дубова Хая (возможно, Хима) Абрамовна, старшая дочь Дубова. На семейной фотографии – крайняя слева. Там же в младенческом возрасте на руках у отца её дочь, ныне Никифорова, в девичестве Ларченко Наталия Ефимовна, которую везли на расстрел вместе с матерью, но её спасли.
Место расстрела Дубовой Хаи – окрестности села Клюкино Хиславичского района Смоленской обл.
Село  Клюкино – родина русского отца Наталии Ефимовны – Ларченко Ефима Герасимовича. Возможно, там до сих пор есть кто-то из большой семьи Ларченковых (их фамилия пишется на русский манер).
В селе у Ефима были братья: Павел, Яков, Стефан. Сын Павла Николай и дочь Якова Лидия прятали от немцев по своим подвалам маленькую дочь Ефима. Тогда они были подростками 10-13 лет. Без сомнения, о жизни в оккупации они своим детям рассказывали. Должен быть жив сын Николая Виктор 1952-53 г. рожд. (возможно, в с. Рахманово Павло-Посадского р-на Московской обл., где он жил до женитьбы в 1975 г., или в г. Людиново Калужской обл., куда мог переехать к жене). Хорошо бы его найти.
Его дочь Елена Викторовна, в девичестве Ларченкова, 1976 г. рожд., уроженка г. Людиново Калужской обл., проживает в Москве. Работала помощником депутата Государственной Думы предыдущего (до 2012 г.) созыва. Депутат, по некоторым сведениям, от одной их кавказских республик.  Её московские телефоны периода работы в Думе (возможно, действительные и сейчас):
(499) 317-54-08 (дом.)    8906 045 28 74 (моб.)
780 99 39 (раб.)     276 55 86 (раб.)
Возможно, в г. Людиново Калужской обл. по адресу ул. Суворова, 31(или 91) до сих пор проживает мать Елены Викторовны, которая даст нынешние координаты своего бывшего мужа – Виктора Ларченкова.
4.03.2014(подпись) /  Наталия Ефимовна Никифорова






Апрель - май 2014. Архив Российского Центра "Холокост" пополнился новыми материалами.
Долин (псевдоним; настоящая фамилия Мацевич) Илья Евсеевич, газетный журналист, экономист.
    Родился в 1893 г. в семье мелкого лавочника на Украине. Получил юридическое образование еще в царское время.  Участник гражданской войны в 20-е годы принимал участие в установлении советской власти в Крыму, о чем впоследствии неоднократно рассказывал родным и, по приглашению школ, детям в школах г. Калинина. Будучи занесен в расстрельный список, избежал расстрела белыми по счастливой случайности. Сохранились удостоверения РВС 12-й Армии (Приложения 1,2).
     С 1924-года – в Москве. В период 1924-33 гг. работал корреспондентом различных московских газет (приложения 3-13). Тематика репортажей в основном экономическая.
     С 1933 г. и до конца жизни – на педагогической работе. Исключение составляют годы войны и пребывания в сталинских лагерях 1941-1952 гг.
     В августе 1941 г. добровольцем встепил в московское народное ополчение, работал в штабе действующей армии корреспондентом армейской газеты (Приложение 15), был репрессирован, освободился в 1952 г. Впоследствии  был реабилитирован.
     С 1953 г. и до самой смерти – житель г. Калинина (Тверь). В учебных заведениях города преподавал дисциплину «экономика промышленности» (Приложение 14 и фото).Бы хорошо знаком и сотрудничал с почетным жителем г. Калинина БРАДИСОМ В.М., математиком, педагогом, профессором Тверского гос.университета.
    Умер Долин И.Е. 24 января 1978 г. в г. Калинине, похоронен на пригородном кладбище.
ПРИЛОЖЕНИЕ
1.    Удостоверение помощника начальника редиздата Политуправления Реввоенсовета 12-й армии, 15.03.20 г.
2.    Удостоверение начальника редиздата Политуправления РВС 12-й армии, 14.04.20 г.
3.    Удостоверение сотрудника Московского отделения газеты «Ленинградская Правда», 11.06.24 г.
4.    Командировочное удостоверения от газеты «Вечерняя Москва», 24.11.26 г.
5.    Удостоверение сотрудника газеты «Московская деревня», 20-е годы.
6.    Справка на биржу труда о работе и увольнение от Главной Конторы Издательства «Рабочая Москва», 4.11.26г.
7.    Удостоверение об увольнении и заработке от Главной Конторы Издательства «Рабочая Москва», 29.11.26г.
8.    Справка о заработке от Главной Конторы Издательства «Рабочая Москва», 29.08.27г.
9.    Корреспондентский билет редакции газеты «Кооперативная Жизнь», 1 окт.1927г.
10.    Удостоверение сотрудника московского представительства редакции газеты «Заря Востока», 18.10.27г.
11.    Справка о жалованье секретаря редакции журнала «Швейник» от Цекпрофшвей, 23.02.28г.
12.    Справка об окладе на службе в Центральном Банке Коммунального Хозяйства, 8.12.31г.
13.    Запрос от редакции «Рабочей Москвы» в управление Уполнаркомтяжпрома, 29.03.33г.
14.     Приглашение на заседание кафедры учета Всесоюзного заочного института финансово-экономических и счетных наук, 27.04.33г.
15.    Справка из Штаба 33-й Армии о работе в армейской газете «За дело» от 21 августа 1941 г.







Международная конференция по проблемам  коллаборационизма в Восточной  и Западной Европе в годы Второй мировой войны в Берлине с 27 по 29 марта 2014 года.
 
  29 марта 2014 года  в Берлине завершила работу трехдневная Международная конференция по проблемам коллаборационизма в Восточной и Западной Европе в годы Второй мировой войны. На ней обсуждались проблемы, связанные с преследованием и наказанием нацистских военных преступников и местных коллаборационистов в годы Второй мировой войны и после ее окончания в исторической перспективе. Среди участников – заведующий архивом Центра "Холокост" Леонид Терушкин и заведующий научно - исследовательским отделом Центра д-р Кирилл Феферман.
Выступление заведующего архивом Центра "Холокост" Леонида Терушкина было посвящено судьбам участников восстания - А. Печерского, А. Вайцена, А. Вайспапира, С. Розенфельда, их участию в судебных процессах, проходивших в СССР в 1960-е гг. над бывшими вахманами-охранниками Собибора. Л. Терушкин представил новые издания из серии "Российская библиотека Холокоста"", в частности книгу Л. Симкина "Полтора часа возмездия. Документы из Архива НПЦ "Холокост" были представлены на видеопрезентации, сопровождавшей доклад Л. Терушкина, вызвавший оживленную дискуссию. По окончании конференции по предложению Л. Терушкина состоялся коллективный просмотр фильма "Арифметика свободы" режиссера А. Марутяна, посвященный восстанию в Собиборе и его героям. Сотрудник Центра "Холокост" д-р Кирилл Феферман принял участие в обуждении докладов участников конференции, являясь автором статьи (на иврите) о мерах советской судебной системы, направленной на преследование нацистских преступников и их помощников из числа местных жителей. Он отметил особенности советского подхода к осуждению коллаборационизма во время войны и в послевоенные годы с учетом региональных особенностей.
На снимках: на переднем плане д-р К.Феферман; выступает  Л. Терушкин
Доклад Л. Терушкина
Подробно:

http://eastpros.hypotheses.org/1

Программа:

http://f.hypotheses.org/wp-content/blogs.dir/1862/files/2014/03/berlin-2014-Web-bis-1.pdf




 Март 2014. Москва. Выставка Давида Минскера - в НПЦ "Холокост"
18 марта открылась выставка фронтового фотокорреспондента Давида Минскера. На выставке представлены более 30 его работ 1940-1944 гг..а также личные вещи-знаменитая "лейка", рабочие фронтовые блокноты и записные книжки, письма, наградные документы, справки о ранении.
В НПЦ "Холокост" открыта фотовыставка фронтового корреспондента Давида Минскера. На выставке представлены более 30 его работ 1940-1944 гг.., а также личные вещи-знаменитая "лейка", рабочие фронтовые блокноты и записные книжки, письма, наградные документы, справки о ранении.
Д.А.Минскер родился 23 июля 1906г. в городе Бобруйске БССР. В 1924г. окончил первую советскую трудовую школу. Будучи фотокорреспондентом «Красной звезды», Д.А. Минскер участвовал в походах Красной Армии 1939 и 1940 гг. С октября 1939г. по май 1940г. находился в действующих частях Красной Армии в Финской компании, в сентябре 1941г. – в Иране.
После начала Великой Отечественной Войны был направлен корреспондентом на Западный фронт.
Участвовал в  оборонительных боях в Белоруссии и на Западном направлении, боях под Ельней, обороне Москвы и  Ленинграда, освобождении Тихвина, контрнаступлении под Москвой.
В составе  38 армии Д.А.Минскер принимал участие в боях на Дону, в Сталинградском сражении, в Воронежско-Касторненской операции, в боях за освобождение Киева, в Житомирско-Бердичевской   операции. В боях за Винницу 10 января 1944г. при выполнении боевого задания Д. Минскер был тяжело ранен. С января 1944г. по март 1945г. находился на излечении. В марте 1945г. уволен из армии в звании капитана как инвалид Отечественной Войны.
В январе 1944г. при выполнении боевого задания редакции газеты «За счастье Родины» под Винницей Давид Абрамович Минскер получил множественное осколочное ранение правой верхней конечности и до апреля 1945г. находился на лечении в госпитале Москвы, развёрнутом на базе Института экспериментальной  медицины  АМН СССР. Несмотря на усилия врачей (А.В. Вишневский, С.П. Протопопов, А.А. Вишневский), функции правого предплечья и  кисти восстановить не удалось. Кисть и пальцы правой руки остались деформированными и неподвижными. Однако боевой офицер Д.А. Минскер нашёл в себе силу и мужество остаться в профессии.
В конце апреля 1945г., когда все фотокорреспонденты газеты «Красная Звезда» находились в командировках на фронте, в редакцию «Красной Звезды» пришла информация о начале ввода в эксплуатацию первого советского магистрального газопровода  Саратов – Москва.  Д.А. Минскер предложил попробовать снимать левой рукой и был направлен руководством редакции на съёмку завершающих этапов строительства газопровода. Затвор его  фотоаппарата «Лейка», с которым он прошёл по дорогам войны, был специально переделан под левую руку фотографом и инженером М.П. Яковлевым.
В газете «Боевая стройка» №1 от 5 мая 1945г. (орган управления строительства газопровода Саратов – Москва) были опубликованы  первые фотографии Д. Минскера. Вскоре репортажи о приходе саратовского газа в Москву был опубликован в «Красной Звезде», а затем и в других центральных газетах.
С этой фронтовой «Лейки» началась созданная Д.А. Минскером в послевоенные годы фото летопись развития газовой и нефтяной отрасли в Советском Союзе. Более 30 лет Д. Минскер работал  одной левой рукой, отображая  строительство  магистральных нефте- и газопроводах, новых городов бывшего СССР.
                                                       

Март 2014. Докторант Берлинского университета информировала американских коллег об образовательных программах Центра "Холокост"

 5 марта состоялся семинар Ирины Ребровой для сотрудников центров изучения женщин и российских евреев  (HBI – Hadassah-Brandeis Institute, BGI - Brandeis-Genesis Institute for Russian Jewry) в еврейском университете штата Массачусетс (Brandeis University). Ирина получила поддержку для работы над своим исследованием о гендерных особенностях устных воспоминаний евреев об эвакуации и выживании на Северном Кавказе во время Второй мировой войны. В докладе отражена роль НПЦ «Холокост» в изучении истории и увековечивании памяти о Холокосте на территории современной России. Интерес американских коллег вызвали образовательные программы,  единственным проводником которых является Центр.  Ирина Реброва - докторант Центра изучения антисемитизма в техническом Университете (г. Берлин). Тема ее будущей диссертации посвящена изучению памяти о событиях Холокоста на юге России в советской и постсоветской России. 

http://blogs.brandeis.edu/freshideasfromhbi/a-qa-with-irina-rebrova-hbi-bgi-scholar-in-residence/

  


Лекция в московском лицее
4 марта завархивом Центра "Холокост" Л. Терушкин и новые волонтеры Центра  Линда Хюпер и Иоханнес Готтерт провели лекторий для учащихся  9-х классов (около 75 человек) и преподавателей Многопрофильного  технического лицея № 1501 г. Москвы в рамках представленной выставки  "Освенцим - трагедия 20 века". Выставка вместе с учебно-методической литературой  была предоставлена НПЦ "Холокост", как и документы архива НПЦ. Линда Хюпер рассказала о работе немецких волонтеров в Центре и изучении Холокоста школьниками в Германии.



Еще одна находка в Ленинградской области...
 В ходе поисковых работ в рамках Объединенной вахты Памяти в Ленинградской области (Всеволжский район, рядом с платформой Теплобетона) найдены останки еврейского воина, погибшего в боях за Ленинград.
Это Гайнер Абрам Моисеевич 1901, сержант, урож. Минской области, г Минск. Энгельса 42-7, В РККА призван московским (или Минским)  РВК. Так же на смертном медальоне читаемо имя и отчество предположительно сестры Абрама: (фамилия неразборчиво, возможно, - сестра) У... Рахиль Моисеевна.
Как сообщил Сергей Макаревич, группа занимаеться поиском родственников бойцов уроженцев Беларуси. Заявка поступила от питерских поисковиков...вот полный текст -Гайнер Абрам Моисеевич, 1901 г.р. Сержант. Проживал БССР, г. Минск, ул. Энгельса д.47, кв. 2.
Найден в августе 2013г. в ходе поисковой экспедиции "Теплобетонная". Похоронен 22.09.2013г. в братской могиле на поляне плт. Теплобетонная (г.п. Дубровка Всеволожского р-на Ленинградской области.
 В поисковой работе принимали участие несколько отрядов из стран СНГ и даже ЕС.
Подробно:

http://dolgiotvaga.ru/index.php?title=%D0%AD%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%A2%D0%B5%D0%BF%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F

http://dolgiotvaga.ru/index.php?title=Гайнер_Абрам_Моисеевич

 




Судьба участника двух войн.  Ленинградской области найдены останки старшины Ильи Когана...
 Как сообщила поисковик Елена Жилинская, останки старшины Когана Ильи Ароновича 1919г.р. были найдены 14 сентября 2013г. ПО "Суворов" в Кировском р-не Ленинградской обл.
на Песчанной косе, на болоте.
  Никаких документов у погибшего не было, кроме найденных личных вещей.
Среди личных вещей поисковикам удалось найти награды Ильи Ароновича:
1) орден "Красной Звезды"
2) медаль "За оборону Ленинграда"
3) гвардейский значок
Начали поиск его родных. В донесении о безвозвратных потерях Красной Армии, сохранившихся в Центральном архиве Мин-ва Обороны РФ нашли информацию, что мать бойца Коган Эля Лазаревна проживала в г.Сведловске,  указан ее адрес.
  Елена Жилинская и ее поисковики "хватались" за любую информацию, способную помочь в поиске. Обзванивали однофамильцев в Екатеринбурге (г.Свердловск), откуда был родом Коган Илья. Разговаривали с соседями по старому адресу проживания семьи Коган, удалось их найти в Екатеринбурге, хотя этого старого адреса и их дома уже давно нет.
Искали информацию на Северном кладбище г.Екатеринбурга, где как выяснилось похоронена мама Ильи Ароновича.
И вот удача, благодаря рассказам соседей удалось узнать имена сестер и племянников Когана Ильи Ароновича.
Поисковикам удалось их разыскать!
Сегодня они проживают в России, в Израиле.
Жива родная сестра погибшего Лия Ароновна, ей 85 лет.
Семья Когана Ильи Ароновича., успевшего прожить всего 24 года, и быть участником 2-х войн (Финской и ВОВ) всегда помнит о нем и хранит эту память для будущих потомков!
Торжественное перезахоронение Ильи Когана состоится в 2014г. в Ленинградской области на Мемориальном комплексе "Невский Пятачок". Туда же приедут проститься его родные.
Биография И.Когана




 20 февраля в библиотеке Московского еврейского общинного центра  (МЕОЦ) состоялась творческая встреча с заведующим архивным отделом Центра "Холокост" Л. Терушкиным, чье выступление вызвало оживленную дискуссию по различным вопросам истории войны и Холокоста, об участии евреев в разгроме нацизма в годы войны. Были представлены  издания Центра. особое внимание было уделено поиску, изучению  и изданию писем периода ВОВ и Холокоста. Л. Терушкин рассказал о недавних находках в Израиле представителя Центра "Холокост" историка и журналиста Г.Рейхмана.
  Сборники писем  вызвали большой интерес, некоторые гости  после окончания встречи обменялись координатами с Центром, у них есть чем поделиться  - архивы, воспоминания. На встрече присутствовали и приняли участие в дискуссии  Илья Альтман, режиссер Евгений Цымбал, Дмитрий Алексеев, Семен Чарный.







Архив Центра пополнился новым документальным источником - фронтовым письмом в Краснодарский край станицу Пашковскую  на имя Неонилы Яковлевой, Автор Борис Петрович Яковлев. Письмо датировано 21 января 1944г..
 "Наконец-то я попал туда, где хотел быть в 1939 году. Странные и страшные вещи творились здесь во время пребывания немцев. Много такого, о чем я никогда не подозревал, пока не прошли одну черту. Да, досталось З. Украине! Кто ее только не терзал во время немецого ига! Я видел евреев, которые 18-20 месяцев (подчеркнуто) скрывались как волк в лесу. Можешь представить, как они выглядят! Да и полякам не лучше жилось, по крайней мере тем, которые остались живы! Кажется, мертвым здесь было лучше. Будут помнить немецких"вызволителей" в этих местах"
. (Находка Дм. Алексеева).
1 страница
2 страница






Центр "Холокост" представлен на конференции "Сэфер"

  3–5 февраля в Москве прошла XXI Международная ежегодная конференция по иудаике, организованная входящим в Евроазиатский еврейский конгресс (ЕАЕК) Центром научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер» (директор – член Генерального совета ЕАЕК д-р Виктория Мочалова, председатель Академического совета – генеральный секретарь Конгресса проф. Михаил Членов). ЕАЕК традиционно выступил одним из основных спонсоров конференции наряду с «Джойнтом», фондом «Генезис» и Российским еврейским конгрессом.

На секции "Холокост: история, память, источники изучения" (5 февраля, 15:00, Галактика 4) председатель Аркадий Зельцер("Яд Вашем") отметил следущее: "В Секция "Холокост: история, память, источники изучения" посвящена, в основном, представлениям населения, евреев и нееврев, о массовых убийствах еврейского населения на территории СССР. Проблемы исторической памяти в отношении Холокоста будут разобраны на примере современных Украины, Литвы и Латвии. Один из докладов посвящен сравнению влияния геноцидов евреев и цыган Транснистрии (Украины) на современное национальное сознание представителей этих этнических групп". Доклад заведующего архивным отделом НПЦ "Холокост" Л. Терушкина(на снимке) был посвящен проблемам полноты и достоверности источников – дневников и писем времен войны, а также послевоенных мемуаров.



Российская Академия наук, Южный научный Центр, Институт социально-экономических и гуманитарных исследований выпустили в свет сборник
«Частная жизнь советского человека в условиях военного времени: пространство, границы и механизмы реализации (1941–1945)"авторами являются Е.Ф. Кринко, И.Г. Тажидинова, Т.П. Хлынина
Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований  «Частная жизнь советского человека в условиях военного времени: пространство, границы и механизмы реализации (1941–1945)», проект № 12-01-00127а
Ростов-на-Дону, 2013, ISBN 978-5-4358-0071-5.
 При подготовке использованы все три выпуска сборника "Сохрани мои письма...", изданные Российским НПЦ "Холокост".
Здесь






Научная конференция в Харькове. Сентябрь 2013 года. Результат - в альманахе.
 23 августа 2013 года г. Харьков отметил  70-ю годовщину освобождения от немецких захватчиков в ходе победоносного завершения Курской битвы,  20 сентября 2013 года, на историческом факультете Харьковского национального педагогического университета имени Г.С. Сковороды, прошла Всеукраинская конференция «Актуальные проблемы региональных исследований Великой Отечественной войны», посвященная этой исторической дате.  Цель - исследование истории Украины, воспитание патриотизма у молодежи, определение новых подходов в изложении проблем Великой Отечественной войны на занятиях по истории. 
Конференция - событие знаковое, и то, что она прошла именно в Харькове – не случайно. "Ведь Харьков – первый украинский город, освобожденный нашими войсками. Более двух лет, с коротким перерывом, он был под немецким игом. На примере Харькова можно видеть, что несет жителям оккупированных стран пресловутый "новый порядок", в который,  по словам немецкой печати, была включена Украина..." Такова оценка событий 70-летней давности, данная уже после войны (более 45 дет назад!) участником освобождения города, в то время военным корреспондентом "Правды", впоследствии советским писателем Борисом Полевым.
В альманахе, выпущенном в свет осенью 2013 года, опубликована статья заведующего архивом Центра "Холокост" Л. Терушкина "БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 1941-1943 ГГ. И ХОЛОКОСТ В ВОСТОЧНЫХ РАЙОНАХ УКРАИНЫ В ПИСЬМАХ, ДНЕВНИКАХ И ФОТОГРАФИЯХ: ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВА НПЦ ХОЛОКОСТ И АРХИВОВ г. МОСКВЫ 
В сборнике помещена также и статья научного сотрудника Музея еврейского военного наследия и Холокоста "Энергия мужества" (г.Хадера, Израиль) - информационного партнера Центра "Холокост" - Григория Рейхмана, посвященная музейной мультимедийной презентации "На линии огня"


Октябрь 2013г. Конференция к 70-летию восстания в Собиборе
 1-2 октября в Варшаве состоялась Международная конференция «Что мы знаем? Как мы помним?», посвященная 70-летию восстания в лагере уничтожения Собибор. В ней приняли участие представители Германии, Голландии, Польши, Украины, США, России. Открывал конференцию профессор Владислав Бартошевский. На конференции выступал один из бывших узников Собибора Филипп Бялович, проживающий в Бостоне. 
 Россию представлял заведующий Архивным отделом НПЦ Л. Терушкин, выступивший с докладом "История  Собибора и судьбы участников восстания. Издания Научно-просветительного Центра (НПЦ) "Холокост"", материалы музеев и архивов России" Представлены были новые документы и книги.
   Состоялись переговоры с руководителями организации «Польско-Немецкое примерение» Дариушем  Павлосом и Магдой Чешсковской о сотрудничестве  в создании Музейной экспозиции в Собиборе. Этот новый современный Музейный комплекс, проект которого был представлен участникам конференции предполагается открыть в 2015 г.
 Российский  НПЦ «Холокост» станет 5-м партнером в программе, в которой уже участвуют  музеи из Голландии, Германии, Словакии. Ряд материалов о Собиборе и его узниках из Архива НПЦ «Холокост» вместе с последними изданиями Российской библиотеки Холокоста переданы польским коллегам, в том числе в Музей Истории евреев Польши, где проходила конференция.

http://www.fpnp.pl/

http://sobibor.info.pl/

Сентябрь 2013 года. Брянск. «Брянщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945.Люди. События. Факты»
  12 сентября состоялась научно-практическая конференция «Брянщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945.Люди. События. Факты», на которой выступили с интересными сообщениями как профессиональные историки, в том числе учителя, так и журналисты, руководители государственных учреждений и региональных общественных организаций. 
  Так, конференция началась с выступления краеведа, журналиста газеты «Орловская правда» (г. Орёл)  Александра Алояна «История создания подпольной организации «Патриоты Советской Родины» и её деятельность на территории оккупированных районов Брянщины», эстафету принял учитель истории гимназии №3 г. Брянска (г. Брянск) Дмитрий Черняков, тема которого - «Нацистский оккупационный режим на Брянщине в документах Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ)». Тему, тесно связанную с поиском документов продолжил руководитель архивного отдела Российского НПЦ «Холокост» (г. Москва) Леонид Терушкин «Человек на войне. Письма и дневники (новые книги Российского НПЦ «Холокост»)» Он рассказал о новом, 3-м выпуске сборника "Сохрани мои письма", а также о не вошедших в сборник   письмах еврейского воина, жителя Клинцов, пропавшего без вести под Кенигсбергом Абрама Шмидта, полученных из Израиля, благодаря усилиям известного израильского историка и журналиста  Григория Рейхмана(письма были переданы представителю Центра "Холокост" в Израиле Г. Рейхману одним из сыновей погибшего, жителем Иерусалима Яковом Шмидтом).
 Кстати, в этот же день Л. Терушкин  посетил Брянскую еврейскую общину "Хэсэд Тиква", где провел презентацию и передал в бмблиотеку новые идания НПЦ "Холокост".
 Среди выступавших на конференции   руководитель Брянской региональной общественной организации поискового объединения «Возрождение» (г. Брянск) Алексей  Екимцев; заведующая детской библиотекой №2 МБУК «ЦСДБ г. Брянска» и руководитель центра «Витязь» (г. Брянск) – «Информационно-поисковый центр «Витязь» как экспериментальная площадка по патриотическому воспитанию молодежи»  Наталья Филина.




Август 2013 года. По следам сентябрьской(2012г.) конференции в  Киеве  (см. ниже)


 ІСТОРИЧНА ПАМ’ЯТЬ ПРО ВІЙНУ ТА ГОЛОКОСТ - "Историческая память о войне и Холокосте"

  Матерiали Мiжнароноi  науково-практичноi конференцii «Iсторична память про вiйну та Голокост», Киiв, 28-30 вересня 2012 р.: Статтi та повiдомления. – Днiпропетровськ: Центр «Ткума», 2013. – 260 с. (укр., англ., русс.). Издание посвящено 71-й годовщине трагедии в Бабьем Яру. ISBN 978-966-383-453-5


В сборнике опубликована статья заведующего архивом НПЦ "Холокост" Л. Терушкина "Память о Холокост в дневниках и письмах (Из собраний Научно-просветительного Центра "Холокост" (с.43-54)

Сборник смотреть и скачать здесь









Август 2013 года
  Издание Харьковского музея Холокоста "Дайджест-Е" (№170 (8) за 2013 год, с.4 опубликовало заметку о выходе третьего выпуска сборника "Сохрани мои письма..." (см. "СМИ о нас" от 20 августа).









 

Август 2013. Находка в Ленинградской области
В ходе поисковых работ в рамках Объединенной вахты Памяти в Ленинградской области (Всеволжский район, рядом с платформой Теплобетона) найдены останки еврейского воина, погибшего в боях за Ленинград.  Гайнер Абрам Моисеевич 1901, сержант, урож. Минской области, г Минск. Энгельса 42-7,  В РККА призван московским (или минским)  РВК. Родственники – У(далее надпись неразборчива) Рахиль Моисеевна. 





Архив Российского Центра "Холокост" пополнился четырьмя письмами периода Великой Отечественной войны из архива дочери выдающегося еврейского писателя и воина Эммануила Казакевича, Ларисы Эммануиловны Казакевич, живущей в Израиле.
Переданные материалы снабжены необходимыми комментариями.
Просмотреть оригиналы:
1 страница
2 страница
"Галечка, милая!
Пишу тебе наудачу по этому адресу третью открытку. Этот адрес  прислала мне Люсина соседка.  Если получишь письма, немедленно телеграфируй мне и вышли немедленно  же письмо.  Я по моему теперешнему адресу буду, вероятно, недолго – до  начала января.  Что я хочу знать - тебе ведь понятно - здоровье твое и детей, Люсино и ее детей, ваше материальное положение, как вы устроились на новом месте. Как я хочу вас видеть! Но надеюсь, что это вскоре сбудется, когда погоним немцев.  Я рад, что в Ташкенте вам хоть тепло.  Здесь морозы, но я одет хорошо. Люсина соседка сообщила мне Зямин адрес: г. Муром, до востребования. Я ему написал, но ответа еще не получил.
Я крепко-крепко целую вас всех.
Твой Эма
4.XII-41
Забрала ли ты с собой мои бумаги? Они еще пригодятся, я уверен".

Мой комментарий
В Ташкенте мы находились недолго, уехали в Андижан – не знаю, почему. Вот о пребывании в Андижане я помню.
Поскольку обратный адрес – г. Владимир, значит, папа в это время находился в городе Владимире, куда его направили работать в газету после ранения и госпиталя. Именно оттуда папа сбежал на фронт, после чего было заведено дело о его дезертирстве. Я пишу об этом подробно в моем материале «Военная сага Казакевича» (интернет-журнал «Мы здесь»).

Люся – это папина сестра Галина Генриховна, ее детское «Галюся» превратилось в Люсю, и о том, что она Галина, я узнала только из сборника воспоминаний о папе.
Зяма – тети Люсин муж Зельман Гуревич, журналист. С 41-го по 45-й воевал, был старшим сержантом. По возвращении в Москву, куда после эвакуации вернулась его семья – тетя Люся с сыновьями Борисом и Александром, работал в газете «Советский спорт».

Оригиналы здесь:
1 страница
2 страница

(1-я треть 43-го г.)
Дорогая Галечка!
Сижу в Уфе. Сейчас, кажется, уеду на санитарном поезде, идущем на Москву. В Рязани пересяду на Владимир.
Доехал хорошо. Мой спутник хвалил тебя. Говорил, что ты исполнительный, точный работник. Не советовал вас забирать: «Ничего, им будет неплохо. Мы им будем помогать». Зная, что он вообще падок на обещания, я особых надежд на это не возлагаю. Но все же хорошо, что о тебе твое начальство хорошего мнения. Сев в поезд Стерлитамак – Уфа, я залег на вторую полку и заснул – до самой Уфы.
Здесь, в Уфе, много старых знакомых живут, но ни один из них (и ни одна из них) меня настолько интересует, чтобы пошевельнуть пальцем для встречи с ними. Я сижу на вокзале, в комнате комсостава, и думаю о вас, мои дорогие. И все более убеждаюсь в том, что люблю вас очень сильно.
Крепко целую тебя, деток.
Привет маме и Гале.
Я забыл переписать для Гали песни. Я их пришлю. Мой адрес – П.П.С. 36972.
Твой Эм.

Мой комментарий.
Папа два раза приезжал к нам с фронта. Это письмо – после первого приезда – в деревню Зигановку Башкирской АССР, куда мы приехали из Андижана к маминой сестре - тете Гале, ее дочке Аллочке и нашей бабушке. Они уехали туда из Харькова, когда к Харькову подходили немцы.  Это письмо папа написал с дороги обратно в его военную часть. 

Оригинал здесь:
1страница
2страница

Эммочка! Начиная с первого января до 30 января я работала день и ночь, не выходя из конторы, ужинами нас кормили тут же, без отрыва от производства. Работы было очень много, дом весь день на замке, а что нужно дома делать – по ночам кое-как. Работа была напряженная. Как кончила – наступила реакция: ни за что руки не берутся, ничего в голову не лезет. Теперь уже немного пришла в себя. Пришлось и девочкам пострадать вместе со мной. Теперь везде навожу порядки и привыкаю к тому, что можно вечером идти домой и не спешить обратно в контору.
Девочки очень обрадовались твоему письму – во-первых, ты купил такую для них важную  книгу, во-вторых, или еще более во-первых, ты сам ее привезешь и не далее, чем через месяц.
Эммочка, во время поездки будь очень осторожен, наблюдаются частые неприятные случаи в пути. Я выражаюсь очень корректно, но ты должен представить себе, что это значит в действительности (один из результатов войны).  Прими во внимание мое предостережение и не отнесись к нему пренебрежительно. Наоборот, запомни это крепко-накрепко. Те случаи, о которых я хочу тебя предупредить, происходят не только ночью, но и днем, особенно в пути, на станциях, в больших городах. О сбрасывании на ходу с поезда я не говорю.
Наконец я освободилась от прозвища «рассеянный Паганель», теперь со вчерашнего дня это прозвище перешло на Ляличку. А заслужила она вот чем: я их учила петли метать. Женичка оторвала нитку и стала вдевать в иголку, а Ляличка тоже стала в свою иголку вдевать нитку, оказалось, что она вдела в свою иголку второй конец Женичкиной нитки. Вот уж они посмеялись.
Теперь уж мы ждем тебя серьезно. Раньше я ни разу не верила ни одному из установленных тобой сроков, а теперь поверила.
Так мы ждем тебя, Эмма. Будь здоров.
Твоя Галя.

Мой комментарий.
Это письмо мама написала из Ямполя (Сумская область Украины). Мама там работала в конторе Мехлесопункт (мех – не от меха, а от механизированный). Помню эти страдные мамины дни, о которых она пишет в письме. Она брала нас с собой на работу, и мы ночью спали на свободном столе в ее конторе. Она пишет папе, чтобы он был очень осторожным. Конечно, время тогда было суровое, но, думаю, мама не совсем представляла себе, как изменился папа за годы войны. Боевой офицер, участвовавший в боях, разведчик, который не раз брал «языка», возглавлял разведчиков в рейде по немецкому тылу, имел много боевых наград… Наверное, это было непросто – совместить этот образ с образом мужа -«белобилетника», очкарика, поэта, интеллигента. Поэтому (но и не только поэтому – времена действительно были лихие) мама так тревожилась о папе.

Оригинал здесь:
1страница
2страница


[Июнь 44 г.]
Дорогой мой, мне сейчас нужно только одно – получать твои письма, пусть хоть и не так часто, как прежде, но получать эти конверты, твой почерк, как только увижу в руках почтаря кипу писем, я их все  прошариваю глазами, нет ли среди них твоего письма. Сегодня я от радости заплакала, получив твое письмо, а Женичка предсказала – сегодня будет от папы письмо. Так и случилось. Ты, Эммочка, о нас не беспокойся! Мы живем хорошо. Эммочка, это не о тебе писано в «Правде» о майоре Казакевиче? В какое время о тебе статья в «Кр. звезде», никак не найду. Когда ты уезжал, я долго стояла, ждала, не выглянешь ли ты из вагона, так и ушла. Теперь стану ждать следующего письма.
Будь здоров, дорогой.
Твоя Галя

Мой комментарий.
Это письмо тоже из Ямполя, после папиного отъезда.


6/VII.[1944]
Дорогой, уже неделю не получаю писем, начинаю серьезно тревожиться. Девочки наши растут. К сожалению, мало времени могу им уделять. Главным образом занимаюсь их образованием по вечерам, когда мы трое ложимся в нашу убогую постель, забываем обо всем и я начинаю им рассказывать о том, как добывается руда, что из себя представляет земной шар, как печатаются книги и т. д. и т. п. Вообще же я просто устала, смертельно устала, но все это минутное, надо дождаться конца войны. Главное – пиши часто письма. Но это состояние бывает редко, но когда подберется, я чувствую, насколько я устала от всего. От разлуки с тобой, от ожиданий писем от тебя, от тревоги за тебя, от переживаний за детей.
Милый мой, будь здоров, возвращайся к нам поскорее. А пока мне нужны твои письма. Пиши, пиши, пиши.
Целуем тебя крепко.
Твои Женичка и Ляличка и Галя

Отрывок из письма, верхняя часть не сохранилась.
Январь 45
Если только можно посылать посылки, прошу тебя учесть просьбу детей – книги, карандаши. бумагу, тетради.
А в части нашего меню ты ошибаешься. Мы разнообразим нашу пищу, как можем. Капусту с картошкой, капустняк с картошкой, картофельное пюре с капустой.
На обороте:
Елки у нас не было, но дети нашли еловую ветку, навесили на нее все, что могли, в том числе и игрушки, которые ты им оставил, плясали вокруг нее, пели и стихи говорили, т. е. «выступали», с серьезными лицами и с чувством полной ответственности перед «публикой» (я и кошка).
Пиши часто, это главная отрада, поддержка, радость в моей жизни.
Твоя Галя

Эммочка, родной! Сегодня я самый счастливый человек во вселенной – в меньший масштаб я не могу уложиться в моей великой радости. Ты жив и здоров! А придут дети из школы – вот радости-то будет! Полтора месяца без писем! Я уже дошла до такого состояния… Разослала о тебе запросы, ждала ответов. Теперь мне даже совестно перед тобой – зачем забила тревогу. Я за это время болела, похудела и просто стала страшная. Дети тоже переживали, но молча и даже имели мужество ободрять и успокаивать меня, особенно Женичка.
Дети прочитали «Дети капитана Гранта». Женичка решила быть как Мэк Наббс – спокойной, не раздражаться, не волноваться. не торопиться, но зато. если она разозлится, то Ляличка ее дразнит – ага, ты не Мэк Наббс, а Паганель!
Как-то вечером Женичка говорит: мне кажется, что вот откроется дверь и войдут: Гленарван, Паганель, Мэк Наббс, Роберт, Мэри, капитан Грант и все остальные. Сейчас они читают  Киплинга  «Рикки-тики-тави», «Маугли» и др. рассказы. «Маугли» они читали еще в Зигановке, но помнят они ее хорошо. Прочитали они сборник «Новый год» с хорошими рассказами и сказками, очень им понравилось, читали увлеченно. Но все же, закончив читать, Женичка заявила: мамочка, это интересная книга, но почему-то мне больше нравятся такие книги, как «Дети капитана Гранта» и «Маугли», они какие-то настоящие. В школе Женичка самая лучшая ученица, а учительница по пению в восторге от Жени и Ляли и хочет их особо учить петь. Ей очень понравилось, как танцует Женя, и решила ее учить танцевать.
Получаешь ли ты мои письма? Теперь мы, встречая новый год (каким-то он будет?), выпьем втроем за твое здоровье.
Будь здоров, Эмик.
Твоя Галя
Пиши же нам. Дети спрашивают, приедешь ли ты в Ямполь на машине, умеешь ли ты править.
 

Биография матери Галины Казакевич, написанная дочерью Ларисой Казакевич - здесь

Интернет - публикация материала.
Лариса Казакевич. "Слово о маме". Сетевой Журнал "Мы здесь"№ 415, 5-11 сент. 2013:http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6377

Галина Казакевич. "Рассказы по памяти" Сетевой Журнал "Мы здесь"№ 407 27.06-10.07 2013:http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6202

Галина Казакевич. "Советские были" Сетевой Журнал "Мы здесь"№ 408 11-17 июля 2013:http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=623





Архив Центр пополнился дигитальной коллекцией писем морского пехотинца – десантника Михаила Измерли (1915-1944), погибшего в боях за Крым. Письма и документы передала дочь Жанна, живущая в Израиле (Ашдод)

Измерли Михаил Григорьевич, родился в 1915 году в гор. Симферополе. По метрикам писался "крымским татарином", хотя являлся крымчаком, большинство его родных погибло в годы нацистской оккупации между Симферополем и Ялтой. После большевистского переворота семья оказалась в Баку . Образование среднее.

Женился на Слуцкиной Доре Моисеевне. Брак зарегистрирован в 1934 году. Дочь Жанна родилась в 1936 году.

Работал в финансовом отделе Управления Каспийского Морского пароходства, откуда был призван в армию в начале войны и был отправлен в запасной полк в Поти, оттуда в Батуми, откуда полк ушел на фронт оченью 1943 года. Судя по письмам, которые приходили с фронта , он воевал в Крыму в морской пехоте, где и погиб 10 января 1944 года. Об обстоятельствах гибели Михаила 10 января 1944 года семья узнала от его друга, сообщает дочь Жанна, друг возвращался домой через Красноводск после тяжелого ранения. По его словам, оба служили в морском десанте. Перед высадкой они обменялись адресами, чтоб подробно рассказать семьям в случае гибели кого-то из них. Перед боем им выдали по 100 грамм водки, полуголодных отправили в море, где началась бомбежка. Люди гибли, а он тяжело раненый, чудом спасся. После гибели отца дочь получала за него пенсию, поскольку дед отказался от пенсии в ее пользу.

Последнее письмо Михаила Измерли жене приводится полностью.

4.1.1944

Моя Дорогая Жонушка!

Сегодня прибыл с передовой с поручением и решил, моя родненькая Додушка, прежде всего написать тебе. Если бы ты меня увидела бы – не узнала бы. На сегодняшний день жив здоров, а это самое главное.

Твое последнее письмо получил 23.12. но до сего времени не мог ответить. Очень меня обрадовало художество Жанночки, письмо доставили мне прямо на передовую. Моя дорогая Жанночка, папка твой если останется жив, всегда будет с тобой. Слушайся маму, будь примерной девочкой и всегда отличницей в учебе.

Додушка родня! Я тебе перевел 22.12. 450 руб., а 23.12. перевел дополнительно 1500 руб. Получил от Командования денежное вознаграждение, сейчас же перевел тебе.

Дай Батьке 300 руб. Из этих денег. Ты сообщаешь, что он в Батуме, я очень рад, что Клава немного пришла в себя и пригласила к себе Папу. Сообщений от них не имею.

Прошу тебя, жизнь моя, береги Жанночку, себя. Возможно, встретимся в жизни, если же нет, то жизнь построй, как сама найдешь нужным, только Жанночку в обиду не давай. Я, конечно, виноват перед тобой, слов нет, но сейчас уже все позади и вину свою я уже искупил переживаниями, какие выпали на мою долю. Однако никогда еще не чувствовал я себя так бодро, как в настоящее время. Ты не представляешь, как приятно, радостно биться с врагом, когда он отходит с земли родной, да еще родины мамы (г. Симферополь – прим. Г.Р.) Еще раз, не волнуйся, если будут большие перерывы в письмах, не тревожься. Берегите себя. Не забывайте, что я с честью несу имя Воина Нашей Армии и никогда не буду трусом. Если буду жить – Героем буду, если умру – то жизни своей легко не отдам. Будьте же здоровыЮ, счастливы. Крепко обнимю и целую Вас.

Всегда с мысленно с Вами, мои дорогие.

Сердечный привет всем и наилучшие пожелания.

Ваш Михаил.

Работы не бросай.

Приписка сбоку: "Додушка родная моя как часто я думаю о тебе, если бы ты знала."


8 июля 2013 года. Новосибирск

Во время визита в Новосибирск Председатель Правления Федеральной национально-культурной автономии "Украинцы России" Богдан Безпалько передал в библиотеку Новосибирского общинного еврейский центра "Бейт Менахем" ряд изданий Центра-фонда "Холокост" (Москва). Это  выпуски сборника "Сохрани мои письма" "Собибор", Р. Рашке "Побег из Собибора", "Когда-то и сейчас" Аллы Гербер с автографом автора, "Воинское звание-воспитанник" Виктора Гехта, "И ты это видел" и "Подобно звезде во мраке"  Д. Зильбермана. воспоминания переживших Холокост в Латвии  Эммы Медалье "Право на жизнь" и Фриды Михельсон "Я пережила Румбулу"...


На фото: Бейт Менахем; Богдан Безпалько с сотрудником Бейт Менахем; переданные в дар издания Центра "Холокост"




Июнь-2013
Карелия

29 июня на 619 км трассы Санкт-Петербург - Мурманск состоялось захоронение экипажа самолёта ИЛ-2 который был определён по ордену Великой Отечественной войны – I степени, найденному на месте крушения.
В результате работы по подъёму самолёта ИЛ-2, потерпевшего аварию 30 ноября 1944 года в Медвежьегорском районе, при перелёте с аэродрома г. Сегежа, на аэродром "Пески" г. Петрозаводск поисковыми отрядами КРОФ «Эстафета Поколений» у поселка Пиндуши подняты останки трёх лётчиков 204 отдельного корректировочно-разведывательного авиационного полка:
Пилот, командир звена, лейтенант Малышевский Александр Яковлевич.
 Штурман корректировщик, капитан –лейтенант  Баран Гирш Мейерович.
Авиационный техник, старший сержант   Абзалетдинов  Анвар   Зиатдинович.

На церемонии присутствовала родственница Гирша Барона Ирина Зевелева, предоставившая Центру "Холокост" немало важных документов.

Письма Гирша Барана опубликованы в 3-м выпуске сборника "Сохрани мои письма..."(М, 2013), с. 195-200

http://www.memorialrk.ru/novosti-poiskovikov/zahoronenie-ekipazha-il-2/

 



Июнь-2013. Ростов - на - Дону
 Архив Центра"Холокост" пополнился сборником материалов Международной  научной конференции, прошедшей в г. Ростов-на-Дону 6–7 июня 2013 г. "Коренной перелом в Великой Отечественной войне: к 70-летию освобождения Дона и Северного Кавказа", изданным Российской Академией Наук (Южный научный центр, Институт социально - экономических и гуманитарных исследований). ISBN 978-5-4358-0058-6
 
Среди участников конференции - заведующий архивом НПЦ "Холокост" Л. Терушкин, представитель НПЦ "Холокост" в Южном Федеральном округе С. Шпагин и представитель НПЦ "Холокост" в Израиле Г. Рейхман.  
  В материалах  сборника  рассматриваются  события  коренного  перелома в годы Великой Отечественной  войны. Значительное место уделено боевым действиям на юге России в 1942–1943 гг., военной повседневности, проблемам оккупации, сопротивления и коллаборационизма, а также отражению данных событий в исторической памяти населения региона.
Издание предназначено  для научных работников,  преподавателей, аспирантов, студентов, а также всех заинтересованных читателей.
 Материалы сборника вносят значительный вклад в изучение Великой Отечественной войны,  раскрывая многочисленные белые  пятна  ее истории. Выражаю искреннюю надежду, что  они  будут  представлять немалый интерес  как  для  профессиональных исследователей, так  и для  широких кругов читателей".




Июнь 2013
 Архив НПЦ "Холокост" и его виртуальная библиотека пополнились год назад вышедшей в канун Дня Скорби 22 июня (2012г.)  книгой "Опаленные  судьбы. Евреи-томичи на фронтах Великой Отечественной войны. — Томск, 2012. — 240  с.: илл. ISBN 978-5-98693-049-7
 Книга «Опаленные судьбы. Евреи-томичи на фронтах Великой Отечественной войны» вы- ходит в рамках издательского проекта Томской еврейской общины. Впервые собран и систематизирован документальный материал, рассказывающий о судьбах евреев- томичей, которые участвовали в боях, теснили врага, освобождали захваченные фашистами территории и дошли до Берлина.
На основе разных источников собрана значительная база данных (550 имен). Приведены уточненные и дополненные сведения об участниках войны: времени и месте их гибели, войсковые части, где служили. В книге содержатся документы из государственного архива и частных, семейных архивов жителей Томска, родственники которых воевали. Некоторые из воспоминаний, снимков, документальных свидетельств былого публикуются впервые.
В книгу включен значительный документальный массив, хранящийся в Центре документации новейшей истории Томской области: архивные материалы коллекции «Документы ветеранов Великой Отечественной войны», коллекции воспоминаний «Томичи о времени и о себе», документы из личных фондов, рассказывающие о В.С. Цейтлине, А.А. Аркине, Е.Ю. Левицком, М.И. Янценецком, Н.Ш. Лейцыне, И.А. Меломеде и др. Составителем сборника выражена благодарность (в числе других) главному хранителю фондов ЦДНИ ТО Галине Исааковне Кан за содействие в сборе материалов, помощь в выявлении и подготовке архивных документов к публикации.
Книга рассчитана на широкий читательский круг, адресована историкам, архивистам и всем, кто интересуется темой Великой Отечественной войны и участия в ней сибиряков.
От редакции сайта. Отрадно отметить, что в книге отмечен вклад руководителя руководителя израильского Музея еврейской военной традиции Давида Александровича Зельвенского (музей - информационный партнер Российского Центра "Холокост".
  Д. Зельвенский родился в 1930 г. в семье военнослужащего в молдавском г. Рыбница. Окончил Тбилисское арт. училище, Высшие офицерские курсы и истфак Уральского университета. Служил в Сибирском военном округе, Томском военном училище связи, на военной кафедре ТГУ, подполковник. Автор кн. «Сибиряки – воины России», «Подвиг зовет», «Искры негасимые», «Храброе сердце Сибири» и др. Участник создания музейных экспозиций в Кишиневе, Тирасполе, Ленинграде и Томске. Имеет правит. награды, американскую медаль Почета, в 2002 г. Национальный биографический институт США объявил его «Человеком года». С 1994 г. живет в Израиле, где свыше 15 лет назад в г. Хадера создал музей «Энергия мужества».

Скачать здесь



Июнь 2013г.
 Семья погибшего в 1942 году бойца Красной армии Рувима Портнова 70 лет ждала от него весточку. Ее получил только внук бойца, израильский пенсионер. В поездку на место гибели деда в Смоленской области он взял с собой сына и внука.






Май 2013 года. Воспоминания эвакуированных и беженцев
Архив Центра "Холокост" пополнился серией материалов, присланных  Эммой Шкурко, в том числе воспоминаниями матери автора. Сама Эмма Шкурко в течение 20 лет занимается исследованием истории евреев региона. Автор книг "Очерки истории евреев Башкортостана" (1998, 1999), "Евреи в Башкортостане: полтора века истории". Статьи "Евреи" и "Иудеи" опубликованы в краткой энциклопедии “Башкортостан”, статья "Евреи" - в историко-этнографическом сборнике “Народы Башкортостана". Статьи по истории евреев региона публиковались в “Международной еврейской газете”, "Еврейском мире", “Поволжской еврейской газете”, газете Минской общины прогрессивного иудаизма "Мезуза", сборниках "Беларусь. ХХ век", газете евреев Башкортостана "Еврейская душа". Лауреат премии им. И.Е. Гинцбурга "За заслуги в просветительской деятельности". Член Союза журналистов РФ и РБ.
Воспоминания об эвакуации Чары Наумовны Шкурко (Черны Нехемовны Фридман), ушедшей из жизни 20 лет назад, 20 марта 1993 года, записанные ее дочерью Эммой Шкурко. 
"Когда началась война, Марк Наумович Фридман, ассистент Винницого мединститута, вывез своих родителей Эстер Яковлевну и Нехемье Янкель-Берковича Фридман, сестер Черну и Лизу, младшего брата Яшу и Клару, жену старшего брата Давида, как потом стало известно, пропавшего без вести в первые дни войны, с 2-месячным ребенком.
Повоевав  военным врачом в финскую войну, за что был награжден орденом Красной Звезды, он был комиссован по болезни. Повидав ужасы войны, Марк сразу же собрал всех родных вместе, и отправился с ними в эвакуацию. Эшелон шел под огнем противника, по дороге часто встречались разбомбленные поезда. Крики, плач, стоны… Была жара, душно, крохотная Ривочка непрерывно плакала - у матери не было молока. Физиологические потребности люди отправляли под вагонами во время стоянок. Молодые девушки стеснялись, что едва не закончилось кишечной непроходимостью.
Они хотели остановиться в городе, где был бы медицинский институт. В Воронеже им сказали, что город будет сдан, и они двинулись дальше.
На 19-й день пути местность стала холмистой, за окном появились старики с остроконечными седыми бородами, послышалась незнакомая речь. Эта была Уфа…
Здесь и остановились.
 Поселили их всех в одной комнате в двухэтажном бревенчатом доме по адресу ул. Сталина, 17.
Черна, Яков и Лиза стали учиться в мединституте, где было много евреев. К ним относились по-разному. Преподавали профессора, эвакуированные из Москвы, Киева, Ленинграда.
Черна заболела туберкулезом, получала дополнительное питание. Бабушка, как и все матери, каждое утро встречала почтальона – какую весточку он принесет. Ждала сына даже после того, как закончилась война.
Черна закончила уфимский мединститут в 1944 году. Ее направили в только что освобожденный маленький белорусский городок Глуск. Ее предшественницу, врача, убили скрывавшиеся в лесах бывшие полицаи. Хозяйка прятала ее в подвале, когда приходил ее сын-полицай и кричал, чтобы ему отдали «жидовочку». Она кормила Черну с ложечки, когда та болела. Молодой доктор завоевала уважение пациентов, стала своей, т.к. научилась не показывать страх. Однажды во время обеда мужики предложили ей выпить кружку спирта и с любопытством ждали, как она отреагирует. Но Черна лихо отхлебнула из кружки, и стала «своей».
Она близко сошлась с семьей Брум, воевавшей в еврейском партизанском отряде, переписывалась с родителями, а потом и с выросшими детьми до конца своей жизни.
В 1948 г. она вернулась в Уфу, т.к. тяжело заболела ее мать. И здесь маленькая скромно одетая не очень уже юная женщина сумела  понравиться «самому лучшему жениху Уфы», как называли Шуру Шкурко, и стать его женой. Их дети выбрали профессию матери, стали врачами.
Елизавета стала прекрасным врачом, но рано ушла из жизни.
 Марк Наумович Фридман стал профессором-терапевтом, Яков - лучшим специалистом по легочному туберкулезу. Оба брата женились на эвакуированных еврейках, тоже ставших врачами.
Нехемье прожил в комнате на Сталина, 17, до конца своих дней (сентябрь 1967 г.). Соседями его были всегда приветливые Рая (Ракия) и Саша (Сабир). Лиза воспитывала их дочь Риту. Когда Рита собралась замуж, то пришла советоваться к Нехемье, и он одобрил ее выбор.
Находились обыватели, которые связывали ухудшение своего материального положения и бытовых условий с наплывом беженцев, но в годы войны большинство жило дружно, «семьей единой». Когда хоронили дедушку, мама поклонилась и произнесла слова благодарности дому, ставшему для ее семьи родным в эти страшные годы".
Скачать здесь
Эмме Шкурко также принадлежит статья "Эвакуация: взгляд в прошлое"

"О людях хороших ведем разговор"- Воспоминания  Анны Григорьевны Фитерман (урожд. Гильчик)
  С первого дня войны до 1943 г. мы проехали от Западной Польши до Биробиджана. Пережили много бед и видели много хороших поступков.
Родилась я в г. Минске в 1930 году, училась в Копыле, где родился мой брат. Там есть памятник брату отца, партизану. 
Папа мой был капитаном штаба пехоты. В 1939 г. с воинской частью отца наша семья оказалась в Польше, г. Лунинец в поместье польского пана. В школу ходила с еврейскими девочками. Вечером накануне начала военных действий детей должны были отправить в Брест на экскурсию, погрузили в автобус.
Отец схватил нас, не дал уехать. Мать из-за этого поссорилась с ним. Мы отступали вместе с частями из Лунинца до Гомеля, оттуда в Унечу   Начальник отца застрелился.
11 семей, в том числе  наша, единственная  еврейская с 3-мя детьми, в товарном вагоне отправили в Пензу, там выгрузили и отправили в деревню Камышлей, где я ходила в школу. Мыли нас в русской печи. Мама тряслась от страха, когда нас клали на солому.
Помню, как вся деревня провожала мужчин на фронт. На всю жизнь запомнила я слова одного из них: «Жиденята, если Б-гу угодно кого-то убить, то пусть меня, у меня детей нет, а ваш отец пусть вернется».
Потом нас отправили в Омскую область, деревню Дубровка. Помню, как из стоявшего в Омске на путях товарного вагона выбрасывали на землю трупы.
В деревне нас поселили в русскую семью по фамилии Родионцевы – тетя Шура, баба Матрена и Наталья. Всю жизнь они со мной. Наталья кормила в первую очередь эвакуированных. Именно Наталья из дворян (потомков декабристов) приобщила нас к литературе.  
Прожили мы у них 2 года. Они ждали прихода немцев, но успокаивали маму, что детей окрестят, а ее спрячут в ските.
Помню, как в лютый мороз нас, детей, выкидывали из саней, чтобы бежали и не замерзли. Потом они вернулись, и лошадь лизнула меня. С тех пор я собираю изображения, фигурки лошадей, тем более, что я по гороскопу – лошадь. 
Мама нашла родственников в Биробиджане, и в 1943 г. мы перебрались туда. Дядя был там директором мебельной фабрики. Город на реке Бире очень красивый, чистый. 
В это время у меня потрескались и гноились ноги. Лечилась я так: ложилась на горячий котел, и гной вытекал.
Отец был ранен, находился в госпитале и там попросил другого раненого, сибиряка, что, может, он встретит его семью. Мама вывозила нас на станцию Кормиловка, и кто-то узнал «500-веселый», мужик увидел молодую женщину с 3–мя детьми, подошел, посмотрел, попросил показать руки (у нее на правой руке и на шее были родинки). Он дал номер госпиталя, и через военкомат в конце 1943 г. мы стали получать аттестат.
Я училась в 9-й биробиджанской женской школе, преподавали там на русском языке. Была в Валдгейме. Однажды мама привела бездомную женщину с базара, которая жила у нас на сеновале.
Как-то раз меня пригласили на радио. «Слово имеет высокая не по годам Аня Гильчик, уроженка Минска. Сегодня освободили Минск», - так представили меня.
9 мая 1945 года я была на стрельбищах, т.к. имела 1-й разряд по стрельбе из мелкокалиберной винтовки. Вдруг появились солдаты на лошадях. Они кричали: «Победа!». А мы, школьники, потом бежали 7 километров  до города. Таким мне запомнился этот день.
 Пленные немцы и японцы жили в бараках.  Дети кривлялись и кричали им вслед: «Фашисты!». Жители не хотели давать немцам воды.
Отец работал в Кемерово, куда забрал нас из Биробиджана в 1946 г. 
Окончив школу, я переехала в Уфу. В Уфе нас опекали Мерлисы (известная в Уфе религиозная семья. - Э.Ш.).
В Уфе я закончила учительский институт, потом пединститут, была направлена на работу в деревню Ибрагимово Чишминского района. В Уфе вышла замуж за Фитермана из большой семьи, переселенных в Первую Мировую войну.
Работала в школах Уфы, строила  с мужем молодой город Салават. Жить приходилось в общежитии.
К 35-летию  Победы написала я письмо в Дубровку директору школы с просьбой поблагодарить тех, кто сберег нас в войну. Директор  выстроила всех  ребят,  Родионцевых Васю с Колей, тетю Шуру, прочитала им мое письмо, и они возложили цветы к могилам бабушек.
Слова благодарности прозвучали от тети Шуры: «Все, что делает человек, он делает для себя, т.к. все ему возвращается».
Мой педстаж – 55 лет, была учителем начальных классов, потом преподавала русский язык и литературу в школах, в техникуме культуру поведения и этикет по своей авторской программе, издала книгу. На пенсию ушла не так давно.  Студенты любили меня, и самой большой наградой была кличка «Клевая телка».
На снимках: Анна Фитерман 1990-гг.; Анна Гильчик(справа), май 1941г.
Записала Эмма Шкурко.


Май 2013 г., Уфа

Семья Голуб. Люди с фотографии.
Семья Лейбы Абрамовича и Бейлы Абрамовны Голуб.
Из 6 детей 1 умер в младенчестве.
Старший сын Миша (Мейше) 1902 г.р. с братом Литманом 1905 г.р. обучался в иешиве, вместе с которой в 1918 г. уехал в Палестину. Брат по дороге потерялся, а Миша прожил долгую жизнь в Израиле – вначале в Хайфе, потом в Иерусалиме, воспитал 2-х сыновей и дочь.
Когда немцы заняли Копаткевичи, Лейба и Бейла Голуб, не желая погибнуть от рук оккупантов, добровольно ушли из жизни, отравившись угарным газом.
Старшая из дочерей - Бася 1910 г.р. (крайняя слева) вышла замуж за Наума Лиокумовича и переехала к нему в Калинковичи. Эвакуировалась с годовалым сыном Борисом в Казахстан. Муж пропал без вести. После войны жила в Калинковичах, умерла в 1995 г. Сын закончил Белорусский политехнический институт, жил в  Ленинграде, работал инженером, умер в 2010 г. Внук Леонид живет в Петербурге, доктор физико-математических наук, профессор, внук Григорий,  программист, живет с семьей в Германии.
Абрам Голуб (в центре) погиб на фронте.
 Младшая дочь Софья (Сара) перед войной училась на рабфаке в Ленинграде. В блокаду работала в госпитале, вместе с которым была эвакуирована в тыл по «дороге жизни». Была награждена медалью «За оборону Ленинграда» и «Орденом Великой Отечественной войны» II степени, позже юбилейной медалью «70 лет вооруженным силам». Вышла замуж за Моисея Хайтмана, жила в Калинковичах, воспитала двоих детей. Умерла в 1992 г.
Сын Лев – закончил Белорусский политехнический институт, инженер-строитель, живет в Уфе, дочь Белла закончила Белорусский университет, программист, живет в Минске.
Подготовила Эмма Шкурко





  Май 2013 года. Подлинники - в Израиле, сканимиджи - в Москве...
  Архив Центра пополнился публикацией нашего израильского коллеги - историка из Тель-Авивского университета, д-ра Леонида Смиловицкого.
 В настоящий историк работает над формированием фондов нового архива военной корреспонденции, открывшегося при Тель-Авивском университете.
Предметом публикации Леонида Смиловицкого стали письма лейтенанта Дмитрия Юльевича Поляка, помощника командира роты по технической части третьего батальона 50-й Уманской Краснознаменной Танковой бригады II-го Украинского фронта, который погиб смертью храбрых 23 июля 1944 г. при освобождении Люблина. Вместе с публикацией переданы несколько сканимиджей: одно из писем погибшего офицера, довоенная фотография, два наградных листа, фотография памятника советским воинам в Люблине.
Подлинники писем, поступившие из США, в настоящее время хранятся в архиве Тель-Авивского университета.
О проекте Л. Смиловицкого здесь

Публикация Л. Смиловицкого в газете "Секрет" от 16.06. 2013 (Израиль)
с. 44
с. 45
с. 46




 В день Победы - 20 писем с войны...
   9 мая в День Победы в Архив НПЦ "Холокост" поступили около 20 писем младшего лейтенанта, командира самоходной артиллерийской установки 702 САП Израиля Клеймана.
Он родился в 1924 г., эвакуировался в Узбекистан в 1941 г. со своими родителями и сестрой.Им и адресованы письма. Призван в РККА в 1942 г.
Окончил танковое училище в Самарканде. Погиб 18 августа 1944 г (по другим данным-15 августа,так
указано в письме товарища) в боях при освобождении Польши. Похоронен в дер.Иваниска Тарнобжегского воеводства.
Письма привезла и передала в Архив НПЦ сестра Эмилия Наумовна Клейман, проживающая в г. Ханау (Германия)



Москва. Апрель 2013. Благодарность Центру "Холокост"
11 апреля состоялось заседание Ученого Совета Центрального Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе.  На заседании был продемонстрирован фильм, посвященный итогам  работы по обновлению Российской экспозиции в музее "Аушвиц-Биркенау в Польше". Издан и презентован Центру "Холокост" каталог выставки (в нем выражена благодарность Центру и Фонду "Холокост" и Мемориальной синагоге  на Поклонной горе), в который включены, в частности, документы о Холокосте и воинах-освободителях (генерала, Героя Советского Союза В. Петренко и др.), предоставленные Центром "Холокост".
На заседании были вручены благодарности персональные благодарственные грамоты руководству Центра и фонда "Холокост".




Март 2013 года.
Критический отзыв на статью в энциклопедии стал началом сотрудничества...
 
 Центр "Холокост", как известно, продолжает получать отзывы и замечания по поводу статей, опубликованных в энциклопедии "Холокост на территории СССР"(М, РОССПЭН), выдержавшей два издания в 2009 и 2011гг..
 Отзыв и критические замечания по поводу статьи Г. Рейхмана о выдающемся командире – подводнике, Герое Советского Союза Израиле Фисановиче были получены от сына Героя – чудом уцелевшего в Холокосте на Харьковщине, доктора Т. И. Фисановича, ныне проживающего в Германии (Гамбург).
Как сообщил нам Тарас Израилевич,  в 1990 году ему удалось с благословения писателя Вениамина Каверина опубликовать книгу об отце "Не вернулся из боя" (Харьков, "Прапор".1990), которая уже стала библиографической редкостью. Часть материалов ему передал незадолго до смерти сам В.А.Каверин, знавший героя в военные годы.
 Т. Фисанович - автор более двух десятков статей об отце, перепечатанных печатными и интернет-СМИ, например, на сайте Еврейского сообщества "Свободное еврейское мнение" в рубрике "Портреты":

http://www.freie-juedische-meinung.de/ru/2012-03-29-15-17-00/7570-2013-03-26-22-47-46

  Архив Центра "Холокост" установил тесную связь с Т. Фисановичем и, будем надеяться, четвертый сборник "Сохрани мои письма..." пополнится фронтовыми письмами Героя Советского Союза Израиля Фисановича.
  В "виртуальной" библиотеке нашего сайта уже опубликована статья Т. Фисановича "Подводник – североморец И. И. Фисанович", а также в разделе "Литература искусство" его автобиографическое стихотворение, а точнее, исповедь "Ненавижу нацизм" – достойно внимания учителей, занимающихся преподаванием темы Холокоста, как и, собственно, недавно написанные воспоминания (в большей степени, со слов покойной матери) "20 месяцев в оккупации", что представляет несомненный интерес для историков Холокоста в Украине и краеведов Харьковщины. 
 Фото из семейного архива Т. Фисановича.
Семья, 1943 год. После освобождения Харькова от нацистов.
11.06.2010. У памятника советским подводникам в Данди (Шотландия)  Тарас Фисанович рядом со стелой, посвящённой лодке В-1. Имя командира И.И. Фисановича стоит первым.


Ищем родных погибшего героя...
  Поисковым отрядом "Надежда" (г.Коломна) в дер. Гусенево Волоколамского района Московской области обнаружено место падения бомбардировщика СБ-2М-103. После проведенной работы в Центральном архиве Министерства обороны РФ было установлено, что найден экипаж Итунина Иосифа Иудовича, в составе 3 человек из 150 СБАП 46 САД. Самолет был сбит противником 4 ноября 1941г. в р-не дер. Гусенево Волоколамского р-на Моск. области.
Летчик Итунин И.И. выпрыгнул, но парашют не раскрылся из-за малой высоты. Останки ст.лейтенанта Итунина И.И. торжественно похоронены
на мемориале в пос. Чисмена Волоколамского р-на Московской области. Итунин Иосиф Иудович был награжден: медалью "За отвагу" в 1939г, орденом "Красного знамени" и орденом "Красной звезды" в 1941г.
Погибший имел семью, которая проживала в Сибирском Военном округе.
Просьба отозваться родственников героя!



  Ноябрь - декабрь 2012 г.      
             Пропал без вести под Кенигсбергом... 
В архив Центра "Холокост" поступила коллекция фронтовых писем погибшего солдата Абрама Моисеевича Шмидта, переданная живущим в Иерусалиме его сыном Яковом. Биографию погибшего воина помог уточнить родной брат Якова Наум Шмидт.
 Шмидт Абрам Мойсеевич (1902 – 1945) родился в местечке Жабинка  Брестской области (ныне Белоруссия).
В начале 1й Мировой войны семья, как евреи, была принудительно переселена из прифронтовой зоны  в г. Унеча (ныне Брянская обл.).
 В середине 20х годов отслужил по призыву в Красной армии. В 1939 году был мобилизован и участвовал в военных действиях. До войны  1941-45 гг  работал бухгалтером на швейной фабрике «Дер Эмес» в г. Клинцы  Брянской области.
Был призван в действующую Армию 27 июня 1941 года. Воевал в артиллерии – младший сержант.  Был трижды ранен, но после излечения возвращался в строй. Был дважды награждён медалью «За отвагу». Приведем лишь одно из писем еврейского воина от 13.06.1944г.
13.06.1944 г.
Г. Смоленск
     Здравствуйте дорогие!
     О чем писать, право не знаю. Нахожусь в пути и отсюда на фронт. Самочувствие бодрое, хорошее. Левая нога по-прежнему немного беспокоит. Боюсь, чтобы она в самый решающий момент на фронте не подвела. Однако я по-прежнему не теряю бодрости духа и надеюсь живым и здоровым с победой вернуться домой. Тем более, бодрое  настроение не покидает меня в связи с успехом наших союзников на итальянском фронте и открытием 2-го фронта в северной Франции. День 6-го июня - это день начала конца варварской немецкой машины. Об этом дне мы все мечтали и, наконец, он пришел. Хотя впереди и предстоят еще тяжелые бои, однако все мы гигантскими шагами приближаемся к роковой развязке. Я иду на фронт полным энергии и сил и хоть моя нога немного повреждена, но именно ею я собираюсь маршировать по улицам Берлина и отомстить  за страдания и кровь своей  родной страны, близких и родных.
     Передай привет всем. Адрес свой сообщу при первой возможности.
    Целую крепко Вас, Абраша."
 По официальным данным пропал без вести  27 января 1945 г. в боях за Кенигсберг. По имевшимся сведениям  был тяжело ранен и отправлен с передовой в медсанчасть. Его несли двое легко раненых.  Пропали все трое.
На снимке: Яков Шмидт, Иерусалим.
Подготовил Григорий Рейхман (Израиль)





Ищем родных погибшего героя...
 Ноябрь - декабрь 2012 года. В архивный отдел Центра "Холокост" пришло письмо от командира поисковиков из Украины Дмитрия Заборина, в нем он сообщил о новой находке: найдены останки Эпельбаума Гедальи Лейзеровича, 1912 г.р., Киевская (ныне Черкасская) область, г. Шпола. Отец Эпельбаум Лейзер Исакович. Воентехник 2 ранга, начальник интендантской службы 1-го отдельного морского стрелкового батальона 76-й отдельной морской стрелковой бригады. Погиб 10.03.1942 г. (ЦАМО, ф. 56 оп. 12220, дело 25). Найден в ходе поисковой экспедиции отрядом "Скиф" у х. Грунтовский Матвеево-Курганского района Ростовской области. Похоронен 30 августа 2011 г. в с. Матвеев Курган Ростовской области (Россия).
Дмитрий Заборин просит помочь в поисках родни


Ноябрь 2012г.     Письма из прифронтового Киева
   Архив Российского Центра "Холокост" пополнился новыми материалами, введенными в научный оборот  – письмами из прифронтового Киева, написанными Аврумом – Иосифом Черняховским и его супругой Розалией (Рейзл) (на фото) их дочери Еве Черняховской в августе и в сентябре(открытка) 1941 года.
Когда началась война, Ева Иосифовна Черняховская,  вместе с Киевским мединститутом киевским эвакуировалась в Харьков, затем на краткий курс в Среднюю Азию и оттуда на фронт, военврачом дошла до Берлина.
В письмах высказано беспокойство за дочь. Родители стараются успокоить дочь, но пишут, что эвакуироваться больным человеком на руках равносильно гибели.
 Письмо отца л.1
Письмо отца л. 2
Письмо матери л.1
Письмо матери л. 2
Открытка от родителей (сентябрь 1941) лицевая сторона
Открытка от родителей (текст)
А родители остались в Киеве. У них на руках была парализованная старуха.
Именно это обстоятельство и помешало родителям Евы эвакуироваться из Киева. Проживали на улице Боженко, 18 кв. 12. Оттуда 29 сентября они ушли в Бабий Яр.
В книге "Бабий Яр. Книга Памяти" их имена фигурируют (Киев, 2005) на с.345.
Листы Свидетельских показаний на родителей заполнены Евой Иосифовной Черняховской(фронтовая фотография здесь) в 1991 году(скончалась в Израиле в 2002 году), а также на основании "Книги Памяти"(2005г.)
Йоси Черняховский родился в 1887 году, место рождения: Радомышль, Украина (СССР). Отец: Ноах, мать: Хая. Бухгалтер / Счетовод. Женат: супруга Розалия. Место жительства до войны: Киев, Украина (СССР). Место во время войны: Киев, Украина (СССР). Йоси погиб в 1941 в возрасте 54, место смерти: Бабий Яр, МЕСТО УБИЙСТВА. Источником этой информации является Лист свидетельских показаний (см. на экране слева).

http://db.yadvashem.org/names/nameDetails.html?itemId=1744287&language=ru#!prettyPhoto[gallery2]/0/

http://db.yadvashem.org/names/nameDetails.html?itemId=1744287&language=ru

Рейзл Черняховская, девичья фамилия Вольфман, родилась в 1897 году, место рождения: Фастов, Украина (СССР). Отец: Фроим, мать: Бейла. Медбрат / Медсестра. ЗАМУЖЕМ: супруг Иос. Место жительства до войны: Киев, Украина (СССР). Место во время войны: Киев, Украина (СССР). Рейзл погибла в 1941 в возрасте 44, место смерти: Бабий Яр, МЕСТО УБИЙСТВА. Источником этой информации является Лист свидетельских показаний.

http://db.yadvashem.org/names/nameDetails.html?itemId=1786883&language=ru

http://db.yadvashem.org/names/nameDetails.html?itemId=1786883&language=ru#!prettyPhoto[gallery2]/0/
Материалы(письма и фото) предоставил житель г. Кармиеля (Израиль)Леонид Сорока.
Подготовил Григорий Рейхман



Ноябрь 2012г. Франция. Париж. Конференция памяти Рауля Валленберга

16 ноября 2012г. в Париже прошла однодневная научная  конференция к 100-летию Рауля Валленберга "Рауль Валленберг как спаситель евреев Венгрии", она – о жизни и подвиге шведского дипломата, удостоенного  посмертно в 1963 году звания Праведника народов мира.
Организаторами этого важного мероприятия стали посольство  и Институт Швеции во Франции и IRICE – Институт международных отношений и цивилизация Европы при Парижском университете (Сорбонна), которые и сегодня поднимают на повестку дня вопросы, связанные с миссией Валленберга в Будапеште с 9 июля 1944 года по январь 1945 года. В деле Валленберга, считают ученые Швеции, Франции, Великобритании и России, до сих пор немало "белых пятен".  Как и с кем работал Валленберг в Будапеште? Чем объясняется его арест, исчезновение и гибель в сталинских застенках? Что известно в России сегодня о его судьбе?
Накануне открытия ее участников приняли посол Швеции Гуннар Лунд и вице-президент Парижского университета  (Сорбонны) Анни Милле. Конференция работала в два этапа. На заседании, посвященном гибели и спасению евреев Венгрии (под председательством Фабриса Виржиля, Сорбонна) выступили французский ученый Таль Брютман (Сорбонна и Мемориал Шоа)-о депортации евреев Венгрии с 15 мая по 7 июля 1944г.)Тим Коул (Бристольский университет, Англия) информировал о пребывании Валленберга в Будапешта с июля 1944г. по январь 1945гг.; с этим сообщением перекликается и выступление Пола Левина (Уппсальский университет, Швеция), чье исследование посвящено непосредственно миссии шведского дипломата.
Второе заседание, посвященное различным аспектам  деятельности Валленберга, проходило  под председательством Сабинны Дуллин (Университет Лилль 3, Сорбонна).Бент Янгфельдт (Королевская академия наук, Стокгольм, Швеция) заострил внимание слушателей на мифах и реалиях вокруг судьбы Валленберга; Аннет Виверк(Сорбонна) посвятила сообщение действиям еврейских организаций Венгрии, их попыткам сопротивления нацистскому режиму и депортации в лагеря уничтожения. На конференции было представлена и Россия - в лице заведующего архивным отделом Российского Научно-просветительного Центра "Холокост" Леонида Терушкина. Вместе с французской коллегой Ванессой Вуазен (Центр франко-российских исследований) Леонид Терушкин рассказал о  деятельности Центра "Холокост" по выявлению спасителей евреев на оккупированной территории Российской Федерации, а также о научных семинарах и мемориальных вечерах памяти Праведника мира Рауля Валленберга с участием представителей дипкорпуса зарубежных стран в Москве. Особое внимание Л. Терушкин уделил положению в Будапеште в январе 1945 г. во время боевых действий и анализу материалов о судьбе Р. Валленберга из российских архивов.
Ноябрь 2012г. Франция.
 Состоялась встреча заведующего архивного отдела Центра "Холокост" Л. Терушкина  с членами Русской ассоциации г. Монпелье и г. Сет, а также с учениками лицея имени генерала Жоффра. Л. Терушкин рассказывал о деятельности НПЦ "Холокост", о планах сотрудничества с  французскими научными учреждениями. Отвечал на вопросы.






Октябрь 2012г. Москва.
   "Преддверие и начало Великой Отечественной войны: проблемы современной историографии и источниковедения. Материалы международной научно-практической конференции. Москва. 2 апреля 2011 г., РГГУ.
 «Особенностью предлагаемого сборника материалов конференции стало включение в его состав стенограммы конференции, содержащей обсуждение представленных докладов… Вопросы участников конференции и ответы докладчиков позволяют обеспечить главное - выявить новые, неисследованные, дискуссионные аспекты проблемы, а иногда-открыть возможность нового прочтения документа, новой интерпретации тех или иных действий…нового понимания произошедших событий»
А. А. Киличенков, д-р ист. Наук, профессор РГГУ (Составитель сборника материалов). Здесь опубликованы статьи: И. Альтман- «История Холокоста на территории СССР в 1941 г. в контексте противодействия мифам о Великой Отечественной войне;
Л. Терушкин. «Морально-психологическая готовность бойцов Красной Армии: предвоенная подготовка и военная реальность. (По фронтовым дневникам и письмам из архива НПЦ «Холокост)»

16 октября 2012 года. Днепропетровск(Украина) - Израиль - Москва(Россия).
      "Я благодарна своим родителям за то, что они дали мне жизнь..."
    Архив Российского НПЦ "Холокост" пополнился двумя подлинными довоенными фотографиями жертвы Холокоста, сотрудника Угрозыска г. Днепропетровска Давида Мироновича Тополинского, расстрелянного нацистами в 1942 году.
    Фото переданы представителю Центра "Холокост" в Израиле Григорию Рейхману, находившемуся в Днепропетровске по приглашению еврейской общины (вместе с чудом уцелевшим во время массового расстрела еврейского населения города в Ботаническом саду Леонидом Тартаковским - Куниченко), дочерью погибшего, Ниной Тополинской, родившейся 11 октября 1942 года в оккупированном нацистами Днепропетровске. По профессии Нина Тополинская - художник - прикладник(росписи на тканях, на посуде) в настоящее время пенсионерка. Архивную справку и газету от 1956 года - документы, связанные с жизнью и гибелью отца, Нина Тополинская передала сотрудникам Всеукраинского Института по изучению истории Холокоста в Украине "Ткума".
 Одна из фотографий ее погибшего отца относится к 1918 году(он в центре, дата съемки указана на обороте), другая сделана, по-видимому, в 30-е годы (он с супругой Галиной Афанасьевной, скончавшейся в Днепропетровске в 1993 году в возрасте 82 лет).
В Базе данных Зала Имен имеется Лист Свидетельских показаний "Яд ва-Шем", заполненный на погибшего. Причем, в первый раз он был заполнен в 1991 году в Израиле  двоюродной сестрой Давида Тополинского  Брониславой Куниченко (Тартаковской), уцелевшей во время массового расстрела в октябре 1941 года. Погибший назван бухгалтером, счетоводом. Лист Свидетельских показаний здесь. Год рождения погибшего назван 1901-й. Броня Тартаковская, у которой на глазах погибла вся родня, кроме нее и двух детей, была абсолютно уверена, что Давид Тополинский погиб вместе со всеми евреями города в дни первой массовой акции в Ботаническом саду.
Дважды Лист Свидетельских показаний заполнялся на погибшего его
дочерью, Ниной Давидовной Тополинской, причем, в первый раз, 18 октября 2001 года, Нина указывает год рождения отца не 1902-й, как Бронислава, а - 1901-й, место рождения Екатеринослав, а профессию "работник уголовного розыска", очевидно, последнюю. По словам троюродного брата Нины, Леонида Тартаковского - Куниченко(разумеется, информация нуждается в критическом осмыслении - прим. Г.Р.), Давид Тополинский был оставлен в городе для подпольной работы против оккупантов(Лист Свидетельских показаний от 18 октября 2001 года здесь). Нина Тополинская получила благодарность(к сожалению, имя адресата указано, очевидно, лишь на конверте) на бланке "Яд ва-Шем", подписанном директором Зала Имен "Яд ва-Шем" Александром Абрахамом.
 Спустя пять лет Нина Тополинская вновь заполнила Лист на отца(следует полагать, это напрямую связано с началом нового проекта по сбору имен погибших Залом Имен "Яд ва-Шем", возглавленного Борисом Мафциром) Он почти не отличается от предыдущего(дата заполнения 18 августа 2006 года), местом рождения указан Днепропетровск. Данный лист - здесь.
 В обоих Листах Свидетельских показаний Нина Тополинская внесла существенную коррективу - дата гибели отца изменена, он погиб не в 1941-м, а в 1942 году.
В связи с этим, на наш взгляд, особый интерес для современных историков, специалистов по проблемам еврейской самоидентификации, представляет пронзительный по содержанию документ, подлинник которого находится в "Хэсэде" г. Днепропетровска (Украина) - это "Объяснительная" рукопись Нины Давыдовны Тополинской, которую следует привести полностью.                                                    
      "Я, Тополинская Нина Давыдовна, родилась в 1942 г. 11 октября в г. Днепропетровске  на оккупированной территории немецко-фашистскими захватчиками. Мои родители Тополинский Давид Миронович и мама Тополинская Галина Афанасьевна. Когда началась война родители эвакуироваться не успели, а когда начались массовые расстрелы евреев, родители бросили свою квартиру и все имущество, скитались по частным квартирам, где их никто не знал. Пряча отца, мама спасала ему жизнь. Но несмотря на все усилия, спасти отца не удалось. Он был расстрелян немцами в 1942 году. От всех этих ужасов, которые были на ее глазах, можно было сойти с ума. Когда я появилась на свет, у меня были седые волосы аж до школы, это говорит о том, что будучи в утробе матери я тоже переносила этот страх. Мама осталась с грудным ребенком на руках, гонимая страхом, голодом, она спасала меня, продолжая скрываться, так как соседка сказала, что твой ублюдок будет где твой муж. Мама делала все, чтобы спасти меня.. Это трудно сейчас представить пережитый ужас, и то, что мы остались живы, это чудо.  При рождении она дала мне свою фамилию Козмищева и отчество записала Дмитриевна, так как боялась потерять еще и меня. В то тяжелое время многие меняли фамилии и имя, спасая своих близких. Она всю жизнь скрывала и боялась за меня, так как время было такое.
 Будучи в возрасте, работая куратором в Областном Еврейском Центре (зачеркнуто) Совете, я впервые в жизни рассказала, кто я и мои родители, это было то место, где я не боялась сказать правду. Мне посоветовали восстановить документы и получив их, я взяла фамилию и отчество своих родителей. Эти документы подтверждают то, что я их дочь, а они мои родители. Сейчас я осталась одна на белом свете, больная, перенесла несколько операций, не вижу на левый глаз (тромб), с больным позвоночником и уйма других болезней. Но я благодарна своим родителям, что они мне дали жизнь. Других родителей у меня не было, я не виновата, что родилась в такое время. Вот и вся история моей жизни.
28.03.11.                                                        Тополинская Н.Д.
                                                                          (Подпись)"
В беседе с Г. Рейхманом и Л. Тартаковским - Куниченко Нина Тополинская отметила, что покойная мать назвала ее Неллочкой в память о погибшей Нелли Мошинской, чье имя среди называется в Детском Зале "Яд ва-Шем",  посвященном памяти полутора миллиона еврейских детей, уничтоженных в годы Холокоста.
На фото Григория Рейхмана от 16 октября 2012 года(Днепропетровск): троюродные брат и сестра Ледя (Леонид) Куниченко (чудом уцелевший и упомянутый в "Черной книге" И. Эренбурга и В. Гроссмана в связи с рассказом Брониславы Тартаковской) и Нина Тополинская в Днепропетровске, спустя 70 лет после гибели Давида Тополинского; на переданных в Центр "Холокост" фотографиях - Давид Тополинский в 1918 году (в центре); супруги Галина и Давид Тополинские(середина 30-х)







                                      Эвакуироваться не успели...
  Сентябрь - октябрь 2012 года. Израиль (Ашкелон - Москва)
   Архив Российского Центра "Холокост" пополнился уникальным документом, переданным жительницей израильского города Ашекелона Любовью Михайловной Розенфельд – письмом ее родной тети, родной сестры отца(погибшего на фронте офицера Михаила Розенфельда, Лист Свидетельских показаний "Яд ва-Шем") жительницы Киева, Анны Петровны Розенфельд (Лист свидетельских показаний "Яд ва-Шем"). Это письмо является частью коллекции отцовских писем с фронта, переданной хранительницей Памяти Любовью Розенфельд Российскому Центру "Холокост". Письмо отправлено  родственнице из Киева в г. Никополь Днепропетровской области 11 июля 1941 года (Как известно, 11 июля 1941 года передовые части немецкой 6-й армии вышли на рубеж реки Ирпень. Героическая 73-дневная оборона Киева от немецких войск. Официальное название - Киевская оборонная операция июля - сентября 1941г.. Эвакуация промышленных предприятий Киева началась с 1 июля.), и оно  уже введено в научный оборот архивистами Центра "Холокост".
Следует отметить, что в Израиле данный документ личного характера опубликован в небольшой книге "Михаил Розенфельд. Письма с фронта". Ашкелон, 2010 (Составитель Л. Розенфельд) Книга, вышедшая малым тиражом, и, к сожалению, не имеющая международной индексации (ISBN), имеется в библиотеках Центра "Холокост"(Москва, Россия) и "Яд ва-Шем"(Израиль, Иерусалим).
    Адресат письма, родственница, "Мурка" (как сообщает передавшая письмо Л. Розенфельд), т.е. Мария Розенфельд, сравнительно недавно умерла, похоронена в израильском городе Кирьят-Гате.
  Текст письма Анны Розенфельд на четырех страницах    
                                     приводится полностью
:
11/07- 1941года. Добрый день, дорогие Мурка и детки!
 Итак, события идут своим чередом. Мы пока работаем. Готовимся в дорогу. Кто по определённому маршруту, кто – куда повезёт. Если ты поторопишься с ответом, то, может быть, посоветуй, стоит ли направиться в твой город. Предполагаем ехать в Днепропетровск, а определённо ещё неизвестно. Не волнуйся, если на время с нами прекратится связь. Деньги, высланные тобой, получили 2.07-1941г. спасибо большое. Пригодятся маме на дорогу. Напиши, какого числа Сёма уехал из дому и имела ли ты от него уже письмо. Каковы у вас настроения. Долго ли вы собираетесь жить в Никополе или вы выезжаете в другой город. Мурка, извини, что мы тебе не пишем, но ты же понимаешь и сама, что у нас не до писем.
    Через 2-3 дня получаем полный расчёт – и в счастливый путь, до скорого свидания.
  Миша, Сеня и Рома призваны. Соня с детьми и Фросей выехали со своим учреждением на Днепропетровск, а там, кажется, в Казахстан. Где буду я и Петя, пока не знаем. Мама тоже. Нюру с мамой и Пашей тоже на днях направят, а папа пока ещё не решился. Нюра, тётя Лена и дядя (Сандуковские) ещё не уехали. Фира с ребёнком пока остаётся в Киеве.
        Мурка, волноваться о нас не нужно. Смотри лучше за собой и детьми. Всё уладится, и мы встретимся. Пусть только вернутся живыми и здоровыми Сёма, Миша, Сеня и Рома и другие родные герои. Держи с нами связь, пока можно на Киев, пиши по нашим адресам, а если не будет от нас ответа, то пиши Днепропетровск, ул. Железная,4 тёте Сосл, через неё ты сможешь узнать, где мы. Если и через неё будет трудно связаться, то пиши – Москва – Центральный почтамт, до востребования – Розенфельд Анне Петровне.
   По этому адресу мы с Мишей и Сеней условились переписываться, а получать прибывшие на моё имя письма я смогу по посланному им заявлению, заверенному домоуправлением  с моего нового места жительства, что хоть и дольше, но, кажется, самый верный способ связи при наших обстоятельствах.
  Ещё раз прошу тебя – не грусти о нас и не беспокойся. Нам ещё нужно сохранить силы для дальнейшей борьбы и полной победы над бандитом Гитлером.
 До скорой  благополучной встречи. Не задерживай ответ.  Аня."
Сканированные оригиналы письма прилагаются:
Первую страницу письма читать здесь
Вторую и третью страницы письма читать здесь
Четвертую страницу письма читать здесь
  Комментарий Любы Розенфельд. В Днепропетровске, куда собиралась Аня с мамой и сыном ехать, была убита её тётя Сосл с дочерью и двумя детьми. Фира (Фира Розенфельд), оставшаяся в Киеве с девочкой 9 мес., погибла в Бабьем Яру (это жена Ровы, брата Михаила Петровича Розенфельда, которого иногда называли Ромой, Лист Свидетельских показаний "Яд ва-Шем"). "Мурка" - Мария Розенфельд сравнительно недавно умерла, похоронена в Кирьят-Гате. Родители Мурки - отец Шлойме Полищук - остался в Киеве - погиб в Бабьем Яру, мать - Рысл - эвакуировалась, была глубокой старушкой, жила в Киеве с сёстрами Пашей и Нюрой, которые упоминаются в письме.
  На групповом фото 1939 или 1940гг., сделанном в тогдашнем пригороде Киева Пуща - Водица (слева- направо) адресат Мария - "тётя Маня"-"Мурка"(умерла в Израиле), муж тёти Мани Соломон Петрович Розенфельд - подполковник артиллерии, пропал без вести в 43 году. Аня сестра Соломона (Лист Свидетельский показаний "Яд ва-Шем") и моего отца Михаила-погибла в Бабьем Яру. Внизу лежит дочь Мани-Нелочка - живёт сейчас в Германии, в Бохуме, вторая дочь Света- в Кирят-Гате. Соломон и Мария - двоюродные брат и сестра, муж и жена.
 В письме упомянуты "наши герои- братья Ани Михаил(мой отец), Соломон, Семён (думаю, что изначально Мойсей-Сюня), Рова". Упомянуты Соня с детьми (Соня Розенштейн - мать Л. Розенфельд, сама Л. Розенфельд и ее брат, ныне покойный, Алик - прим. Г.Р. Подробности об эвакуации семьи Михаила Розенфельда читать здесь:http://www.proza.ru/2011/05/16/1198 ), Маня - жена Соломона с детьми - они уехали и уцелели.
   Анна Петровна (Пейсаховна) не смогла эвакуироваться, т.к. её мама Гитя сломала ногу, когда ехала на трамвае в гости к нам-моей маме и детям её старшего сына, Михаила. Она была на костылях, уехать им всем было нелегко. Аню с мамой и ее сыном, десятилетним Петей, должен был увезти из Киева родной брат Ани Соломон. Но он - кадровый военный с 16 лет, в ВОВ был подполковником артиллерии, его срочно вызвали, он не смог приехать за мамой и сестрой с племянником. Бабушка Гитя на костылях, скорее всего, даже не дошла до Бабьего Яра(Лист Свидетельских показаний "Яд ва-Шем").
  Мы (т.е. Любовь Розенфельд, с матерью, Соней Розенштейн и братом Аликом, увы, ныне покойным, он умер в Ашкелоне, Израиль - прим. Г.Р.) успели уехать, отец нас вывез. Моя мама не могла простить Ане её слов, когда она предложила ей перед самым отъездом нашей семьи в эвакуацию: "Давай мы возьмём с собой Петю, там, где двое детей, будет и третий, мы же с бабушкой едем и с Фросей!".  Но Аня ответила: "что будет со мной, то будет и с Петей!" На всю оставшуюся длинную жизнь моя мама помнила эти слова Ани: "Так оно и было, что с ней, то и с Петей..." Была Аня упрямой, быстрой, самоуверенной. Как рассказывала впоследствии соседка в Киеве, Аня забегала в нашу квартиру, положила на скатерть в столовой ложки и вилки, завернула всё это и ушла, видимо, продать хотела. Так они и попали в Бабий Яр.
Сосл Фастовская (по мужу), она расстреляна с дочерью Маней и двумя внуками- девочкой и мальчиком (Днепропетровск).
 А Соломон в 1943 г. под Харьковом пропал без вести "вместе с машиной и ординарцем", как сказали его жене Мане.
На фото: моя бабушка Гитя Розенфельд (в девичестве Булкина) со своим внуком (мой двоюродный братик) Петей 1930 года рождения(Лист Свидетельских показаний "Яд ва-Шем") - расстреляны в Бабьем Яру в Киеве. Гитя (бабушка Геня) Розенфельд (Булкина в девичестве)"
К публикации подготовил Григорий Рейхман (Израиль)
 

 

 




Киев. Историческая память о войне и Холокосте
  27-30 сентября в Киеве состоялись памятные мероприятия, посвященные годовщине трагедии в Бабьем Яре - символа Холокоста на оккупированных территориях СССР, в которых приняли участие представители из разных стран. 
 Традиционно организаторами явились Всеукраинский Центр изучения Холокоста "Ткума" и Еврейский фонд Украины совместно с партнерами: UJE ("Украинско-еврейская встреча", Канада), Ассоциация евреев - бывших узников гетто и концлагерей, Всеукраинская ассоциация преподавателей истории и общественных дисциплин "Нова Доба", при поддержке министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины, международной организации "ТАСК Форс" (Task Force for International Cooperation on Holocaust Education, Remembrance, and Research), "Клеймс Конференс" ("Claims Conference" ), "Джойнт" (JDC) и "Датч Фонд" ("Dutch Fund"). Центральным событием стала крупная международная научно-практическая конференция "Историческая память о войне и Холокосте", в которой приняли участие известные  ученые.
 Непосредственно Российский НПЦ "Холокост" на конференции представил заведующий его архивом Леонид Терушкин, выступивший с сообщением "Память о Холокосте в дневниках и письмах (из собраний Российского Научно-просветительского центра «Холокост»)" и презентовавший новое издание Центра "Холокост"- книгу Елены Ивановой "Вызывая огонь на себя"; по следам недавней, 7-1 Международной конференции в Ростове - на-Дону выступил ст. преподаватель Южно Федерального университета, глава Ростовского отделения Научно-просветительского центра «Холокост» д-р Сергей Шпагин: "Проблемы мемориализации жертв Холокоста в контексте памяти жертв Великой Отечественной войны (на примере трагедии Змиёвской балки в Ростове-на-Дону)"; с интересом было встречены сообщения известного российского историка, доктора исторических наук, старшего научного сотрудника Института Российской истории РАН (Москва, Россия) проф. Геннадия Костырченко "Память о Холокосте в среде московской творческой интеллигенции на социально-политическом фоне хрущевской «оттепели»", а также израильского историка, директора Центра изучения истории советских евреев во время Холокоста при Международном институте изучения Холокоста «Яд Вашем» (Израиль) д-ра Аркадия Зельцера «Материальная» память о Холокосте в СССР: низовые инициативы", и, конечно же, кандидата исторических наук, директора Всеукраинского центра изучения Холокоста «Ткума», Музея истории евреев и Холокоста в Украине (Днепропетровск), главный редактор издательства «Премьер» (Запорожье) д-р Игоря Щупака "Историческая память о Холокосте в Музее истории евреев и Холокоста в Украине", и т.д.
В ходе конференции состоялась оживленная дискуссия по проблемам истории Второй мировой войны, исторической памяти в России, Украине, Израиле.
 Леонид Терушкин: «Честно признаться, я приятно удивлен уровнем организации этой международной конференции. Мне, например, было очень интересно узнать мнения и взгляды украинских коллег. Теперь я вижу, что нам на самом деле тяжело спорить. Потому что мы смотрим с разных позиций. Конференция дала возможность взглянуть на ситуацию глазами украинских историков».
 Как сообщил Л. Терушкин в дни работы конференции, благодаря его встрече с киевлянкой Ириной Георгиевной Жебко, архив НПЦ пополнился 10 письмами, написанными из эвакуации в Киев ее родителями в  1943-1945 гг. Письма будут опубликованы в 3-м сборнике "Сохрани мои письма..."





6 – 8 сентября 2012г. Ростов на-Дону
 Заведующий архивным отделом Центра "Холокост" Леонид Терушкин и представитель Российского Центра "Холокост" в Израиле  Григорий Рейхман приняли заочное участие в международной научной конференции "Народы Юга России в отечественных войнах", организатором которой стал Институт социально –экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра Российской      Академии наук.
  Тема  совместного доклада, подготовленного на основе междисциплинарного подхода  - "Отражение в  русскоязычных СМИ Израиля сохранения памяти о войне и Холокосте  (на примере освещения деятельности ветеранских организаций и отражения некоторых аспектов деятельности Российского Центра "Холокост"). Первое совместное выступление российского историка - архивиста и  израильского историка и журналиста было опубликовано в одноименном выпущенном сборнике и уже получило одобрение составителей и участников конференции.  
В первый день конференции (6 сентября) оба также приняли участие в международном семинаре (с применением интернет-технологий), посвященном вопросам, связанным с изучением коллаборационизма на оккупированных территориях бывшего СССР в годы Второй мировой войны.
Текст выступления здесь
 здесь

Сентябрь 2012 года. 
                            "Ищем родных погибших героев..."
   «Война не закончена, пока не похоронен последний солдат…» - эта крылатая фраза, как известно, принадлежит великому русскому полководцу Александру Суворову.
В адрес руководителя архивного отдела Российского Центра "Холокост" Леонида Терушкина пришло еще одно письмо  от волонтера Общероссийской общественной организации по увековечению памяти о погибших при защите Отечества Елены Иосифовны Жилинской.
  Е. Жилинская выслала информацию по двум  погибшим, родные которых могут проживать в Израле или в других странах. К сожалению, отметила она, фотографий героев найти не удалось. Может быть, пока?...
Привожу звание, имя и фамилию первого героя вместе с разночтениями, встречающимися в сопроводительных документах.
  Лейтенант (по другим данным капитан – лейтенант) Барон (Баран) Гирш (Герш) Мейерович (Меерович) 1919 – 1944гг.
Сама история, точнее, "технология  поиска" заслуживает внимания. Как указывает коллега Елены Жилинской, карельский поисковик Сергей Томашев,  она такова.  Почти пятнадцать лет назад, в Карелии, в Медвежьегорском районе, у пос. Пиндуши в лесополосе школьники с преподавателем нашли обломки сгоревшего самолёта. Всё это время обломки благополучно растаскивались местными на металлолом, туда же были сданы и обе пушки и пулемёт. А недавно это место было вновь обследовано местными копателями, и на поверхность были подняты обгоревшие фрагментарные останки, предположительно двух человек. Костей найдено очень мало. Найдена так же подошва от сапога маленького размера и женская кожаная перчатка. При останках обнаружен орден "Отечественной войны" I степени, номер 2883. Точнее,  только задняя его часть, на которой и выбит номер. Кроме того, также был найден и знак "Отличник ВМФ СССР", на закрутке, который сильно пострадал от огня и практически рассыпался при извлечении из грунта. На месте были найдены и самолетные часы(см. фото).
  Номер ордена оказался "ключиком" к идентификации личности владельца.  По номеру  ордена в Центральном Архиве Министерства Обороны России установлено имя награжденного офицера, чье последнее место службы - 204 Отдельный корректировочно - разведывательный авиаполк, а должность – во время службы - начальник связи, т.е, лётчиком он мог и не быть.    (Корректировщик-связист, летнаб).
 Приказ от 6 июля 1944 года за номером 010/н о награждении офицеров, и в том числе летчика – наблюдателя 73-й Отдельной Свирской корректировочной авиаэскадрильи указанного полка капитан-лейтенанта Гирша Мейровича Барана был подписан начальником артиллерии 7 армии Карельского фронта  гвардии генерал-майором Владимиром Иосифовичем Брежневым, под приказом стоит и подпись кадровика, подполковника Бухмана. Из этого следует, что авиаполк (к сожалению, нет точного указания типа погибшего самолета, но судя по двум  сданным в металлолом авиапушкам и пулемету, а также по количеству погибших, это был штурмовик Ил-2КР, специально переоборудованный для ведения корректировки артогня) подчинялся непосредственно артиллерии 7 армии Карельского фронта, и экипаж корректировщика сумел нанести своей боевой работой существенный ущерб противнику.
  В документах Облвоенкомата г. Ленинграда  указано, что Гирш Баран был членом ВКП(б), в РККА с 1937 года, а дата гибели – 30.11.1944 года. Поначалу офицера считали пропавшим без вести, затем – признали погибшим во время перелета с аэродрома Сегежа (близ Сегежского озера) на аэродром Пески. 
 Ему же принадлежал и знак "Отличника ВМФ". Гирш Баран, призывавшийся на военную службу из Ярославля, окончил Каспийское военно-морское училище (КВВМКУ им. С.М. Кирова, Баку). После окончания курсантов, а точнее, некоторых из них уже в качестве  офицеров, немедленно отравляли на фронт.
 Поисковик Елена Жилинская обратилась к данным интернета

http://my.mail.ru/community/kvvmku.ru/5170DB01831AB0A1.html

Из них можно сделать вывод о том, что на первый курс училища с 1 июля - 14 августа 1941 года было зачислено 331 человек. Шестеро курсантов за  за успехи в учебе и примерную воинскую дисциплину получили стипендию им. И.В. Сталина. Это курсанты Митенков, Симонов, Семенов, Юхов, Заплетин, Пустов. Значком «Отличник ВМФ СССР» награждены  курсанты: Баран, Назарян, Кляузин, Кирьянчик, Митенков, Фиш.  Летнюю практику курсанты проходили в Севастополе,  на кораблях Черноморского флота. В свете этой информации уже становится ясным, почему в приказе о награждении- звание Гирша Мейеровича указано морское - капитан-лейтенант и откуда у него знак "Отличник ВМФ СССР".
Удалось узнать следующее Мейер Гиршевич Баран (БарОн), отец погибшего воина, проживал г. Ленинграде, на ул. Петра Лаврова, 40-21(ныне ул.Фурштатская). Согласно домой книге паспортного стола, известно, что он умер в 1964 году.
 Извещение о гибели на фронте Барона Гирши Мейеровича  было вручено через военкомат гражданке М.И. Вильнер, чье родственное отношение к погибшему, как и адрес проживания поисковикам  не известны. Нет данных и о наличии семьи и детей у погибшего...
  ...Второй погибший воин – еврей, стрелок-радист, сержант Янкель Шлемович Рубинштейн (1918-1941), уроженец Белоруссии. С просьбой помочь разыскать его родных к Елене Жилинской обратился кандидат исторических наук, москвич С. И. Садовников.
   Дело в том, что останки Янкеля Рубинштейна были найдены всего год назад(в 2011 году) на территории Рузского района Московской области на месте падения пикирующего бомбардировщика "Пе-2". В составе экипажа сержант погиб в ходе наступательных боев в битве под Москвой.
 В архиве МО России сохранился документ, который можно смело назвать  "листком  по учету потерь". Он подписан командиром сформированной накануне войны 77-й авиадивизии, полковником, Героем Советского Союза Иваном Диомидовичем Антошкиным(сам Антошкин погиб в мае 1944 года в авиакатастрофе, похоронен в Гомеле). Из него следует, что трое – замкомэска капитан Александр Жигаев, старший лейтенант стрелок-бомбардир Александр Кулак и старший сержант, воздушный стрелок – радист Янкель Рубинштейн не вернулись с выполнения боевого задания из района Нарофоминска. По-видимому, экипаж считался "пропавшим без вести", поскольку не вернувшиеся с задания могли быть сбиты, оказаться на территории, занятой противником и т.д. 
  В графе документа, где значатся члены семьи и родители - значится отец Янкеля, Шлема Абрамович Рубинштейн, проживавший в Белоруссии, в г.Осиповичи на улице Чумакова, 54. Думается, что в момент гибели сына отца уже не было в живых, если только он не успел эвакуироваться в глубокий советский тыл или уйти в партизанский отряд. Вероятно, Шлема Рубинштейн стал жертвой Холокоста, так и не узнав о гибели своего сына – героя... 
 Прошло 70 лет, и время все расставило на свои места.
Может кто-нибудь что-нибудь знает?..
Так или иначе, поиск продолжается...
  Подготовил Григорий Рейхман (Израиль)




Сентябрь 2012г.
Рукопись из Израиля рассказала о скитаниях семьи беженцев
   В адрес архивного отдела Центра "Холокост" поступила рукопись(точнее, электронный вариант) воспоминаний малолетнего беженца от Холокоста. Автор, Самуил Минькин проживает в г. Кирьят-Ата на севере Израиля. Из предисловия автора: "Родился в 1931 году в городе Мстиславле Могилевской обл. БССР. Чудом остались живыми, выскочив из города, когда туда вошли немцы. Подробно старался описать то, что происходило перед моими глазами, в исторической повести «Война 1941-1945 г.г.». Повесть полностью опубликована в разделе "Виртуальная библиотека" на сайте Центра "Холокост".
Адрес:http://www.holocf.ru/pages/63
На снимке: 1935 год, будущему автору повести - 4 года...
 




Брянск, сентябрь 2012г.
  12 сентября состоялась научно-практическая конференция в Брянске «Брянщина в годы Великой Отечественной войны.1941-1945. Люди. События. Факты». В  рамках конференции выступил завархивом Центра "Холокост" Л. Терушкин с докладом «Дневники Е. А. Ивановой как источник по истории Холокоста на Брянщине и Смоленщине».  Состоялась презентация книги Е. А. Ивановой «Вызывая огонь на себя», подготовленной НПЦ. Книги были преданы губернатору Брянской области и в администрацию города и области. Так же с докладом «Сохраним их подвиг на века» выступил А. В. Екимцев- руководитель Брянской региональной общественной организации поискового объединения «Возрождение». Он, в частности рассказал о своей стажировке в «Яд-Вашем», организованной НПЦ «Холокост».
   На конференции была представлена новая книга В. Н. Кучера и А. Н. Кричевского «Брянские партизаны: мифы и реальность (на примере г. Орджоникидзеграда (Бежицы). 1941-1943», в которой значительное внимание уделено партизанам-евреям (Сима Кричевская, комиссар Ф. Брук, разведчик А. Кейтлин) В тот же день состоялась встреча Л. Терушкина. В. Кучера, А. Кричевского с руководителем  «Хэсэд Тиква» И. Черняк и представителями еврейской общины г. Брянска, ветеранами ВОВ  и презентация вышеупомянутых книг . Так же в библиотеку хэсэда переданы и другие новые издания НПЦ «Холокост».
 13-го сентября состоялась презентация вышеупомянутых книг в Брянской Областной научной универсальной библиотеке. Книги и выступление Л. Терушкина и В. Кучера вызвали интересную продолжительную дискуссию среди участников и гостей мероприятия. Эта дискуссия выявила весьма неоднозначные взгляды и мнения о проблемах истории партизанского движения, изучения и преподавания Холокоста на Брянщине.
  14 сентября Л. Терушкин, А. Кричевский, Т. Жукова (преподаватель Дубровской школы 1), В. Кучер приняли участие в памятных мероприятиях на партизанской стоянке отряда А. Виноградова, посвященных очередной годовщине  освобождения Брянска в 1943 г. 
 15-го сентября Т. Жукова и Л. Терушкин посетили Сещинский музей интернационального подполья и Сещинскую среднюю школу, где состоялась презентация и обсуждение с преподавателями, школьниками и сотрудниками музея указанных новых книг. Книга ""Вызывая огонь на себя" была передана в Музей, ряд материалов которого вошли в книгу.
О презентации и книге Е. Ивановой опубликована статья в израильской газете "Новости недели"


05.09.2012. "...Представлен к ордену "Красной Звезды""
  В адрес заведующего архивом Центра "Холокост" Леонида Терушкина пришло письмо от сына фронтового корреспондента Давида Минскера Якова
"Леонид, добрый вечер.
Я искал в интернете и в поисковике Yandex.ru сделал запрос "фотокорреспондент Давид Минскер", в числе других получил ссылку "Военные журналисты" и наткнулся на сайт

http://www.obd-memorial.ru/html/index.htm

На форуме http://forum.patriotcenter.ru/  и нашел наградной лист (представление к ордену Красной Звезды) на Д.А.Минскера, подписанный редактором газеты "За Счастье Родины" 38 армии майором А.Кочкуровым. Переправляю Вам. Сайт поисковый, содержит систематизированные данные об участниках войны по категориям, включая категорию "Военные журналисты". Скорее всего Вам он известен.
Орден папа не получил. Судя по карандашным пометкам в левом верхнем углу, его наградили медалью "За боевые заслуги". Но дело не в этом. Три коротких абзаца, и в них он весь, его кредо - долг, ответственность, бесстрашие.
Привет всем. До встречи,
Яков Минскер


 



Июль 2012г. 
 "Рядом со смертью" - свидетельства из домашнего архива о Холокосте в Ставропольском крае.
 Архив Российского Центра "Холокост" пополнился новыми документами из домашнего архива жителя Иерусалима Филиппа Тененбаума, пережившего Холокост на территории Ставропольского края. Уроженец Львова(1928 год), проживавший на территории Тернопольской области в еврейском местечке Хоростков, он стал свидетелем военного разгрома Польши нацистской Германией в 1939 году и прихода (согласно Пакту Риббентропа-Молотова) в местечко частей Красной армии.  С началом  нацистского вторжения в СССР эвакуировался в Орджоникидзевский (Ставропольский край), где находился вплоть до наступления немецких войск летом 1942 года. Дата выдачи эвакуационного свидетельства(чудом сохраненного матерью Филиппа Ципорой – Зинаидой Клементьевной Тененбаум) в селе Киевка Апанасенковского района Орджоникидзевского района, указана – 4 августа 1942 года. Направление – "вглубь страны". Эвакуироваться не удалось. В селе Левокумки Буденновского района мать и сын попали в зону немецкой оккупации. Благодаря самоотверженным действиям Елизаветы Генриховны Кононовой, записавшей мать и сына Тененбаумов своими детьми, им удалось выживать на территории края, занятого нацистами. Оба находились под фамилией Маевские. Филипп Тененбаум – свидетель массового уничтожения евреев – примерно 300-400 человек, которое осуществлялось, в основном, казаками из местного населения: "Измученным людям, которые еле держались на ногах, приказали встать вдоль стены огромного коровника и заявили: «Кто посмеет сесть или встать на колени будет убит». За время, что мы находились там, на наших глазах было убито несколько десятков человек, причем детей убивали в основном прикладами". 
  В октябре 1942 года, после длительных скитаний Тененбаумы и спасавшая их семья Кононовых были задержаны  в станице Незлобная Гергиевского района Ставропольского края, и Елизавета Кононова была вынуждена была стать переводчицей в немецком военном госпитале. 
 Филипп Тененбаум был вынужден прятаться в коровнике до начала февраля 1943 года, то есть, до самого освобождения Красной армией. За это время, во время он находился на грани гибели, но был спасен Елизаветой Кононовой, выдавшей его за своего племенника,  и немецким военным врачом по фамилии Рихтер, не сообщившем о своих подозрениях руководству и гестапо.
 После освобождения Красной армией, по совету начальника НКВД – еврея, мать и сын еще больше года прожили под фамилией Маевские, а затем получили пропуск на свою настоящую фамилию из Георгиевска Ставропольского края до Абакана Красноярского края, где находился освобожденный по состоянию здоровья из ГУЛАГа отец, Маркус Тененбаум. Документ датирован 10 июля 1944 года и продлен до 15 августа 1944г.
 … C начала 90-х Ф. Тененбаум проживает в Израиле, в Иерусалиме. Он добился присвоения своей спасительнице Елизавете Кононовой посмертно звания Праведницы мира (2008 год). Заполнил десятки Листов Свидетельских показания ("Дапей "Яд Вашем") на погибших родных и близких. В 2007 году дал видеоинтервью "Яд Вашем". Спустя некоторое время получил в подарок портрет покойной матери, выполненный рукой родственника Моше Жидовецкого(портрет датирован началом 30-х гг.  и был увезен автором  в Подмандатную Палестину в 1935-м году), которому в настоящее время не менее 90 лет.
На снимке:эвакуационное свидетельство; пропуск; Ф. Тененбаум с портретом матери – Ципоры Тененбаум.
Подготовил Григорий Рейхман



Июль 2012 года
                              
           Ицхак Мусящиков: "Помогите узнать о судьбе дяди Бориса..."      

Архив Российского  Центра "Холокост" пополнился документом из Израиля  - довоенной фотографией от 1 мая 1941 года (Ярцево Смоленской области)  Бориса Семеновича (Боруха Шимоновича) Мусящикова, присланной живущим в Реховоте его племянником из  израильского города Реховот Ицхаком Мусящиковым , обратившимся  с просьбой прояснить обстоятельства  жизни и гибели дяди в Ярцево в 1942 году. 
 Борух Шимонович Мусящиков родился  1 мая 1909 года в Ярцево Смоленской губернии. Участовал в Польской кампании, в войне с финнами.  С первых дней войны в армии, призвался, вероятно,  в Смоленске, был политруком роты.  Документов о службе и гибели нет. По сведениям племянника, погибший был некоторое время в партизанском отряде "Дедушка", и по рассказам местных жителей, был подпольщиком, выдан предателями и казнен.
Ицхак Мусящиков заранее благодарит за помощь еврейскую общину  Смоленска за участие в поиске дополнительной информации о жизни и смерти еврейского воина. 
На снимке: Борис Мусящиков, фото от 1 мая 1941 года, Ярцево.
Подготовил Григорий Рейхман



Май 2012г. Москва. "С "Лейкой и блокнотом"
 Торжественная презентация выставки «С «Лейкой» и блокнотом» прошла в  мемориальной синагоге Российского еврейского конгресса. 
Инициатором и организатором выступил Российский Центр "Холокост". Основу  составили снимки знаменитых фотографов Давида Минскера, Марка Редькина, Якова Халипа, Роберта Диамента, Михаила Трахмана, Леонида Доренского, динамичные кадры реальных боевых действий, снимков в тылу и на марше, оригинальные документы военкоров, их личные вещи. Впервые вместе были представлены работы шести военных корреспондентов–евреев. Идея организаторов состояла в том, чтобы представить историю войны через призму личностного взгляда фотографов, показать их мастерство, глубокое чувство сопричастности, и, несмотря на тяжелейшие условия работы, высокий фотографический уровень исполнения. 
На первом стенде выставки размещена телеграмма главного редактора газеты «Красная звезда» Д. И. Ортенберга: «Найдите фотокорреспондентов и передайте им следующее: корреспонденты присылают плохие снимки. Очевидно, снимают часто в тылу или на марше. Не бывают на передовых позициях. Приказываю фотокорреспондентам немедленно выехать на передовые позиции и дать ряд боевых эпизодов». Мы намеренно разместили этот горький, «негероический» по содержанию документ на выставке, посвященной фотокорреспондентам, которые так образно, не «телеграммно» описали страницы войны. Глядя на их работы, зритель понимает, что представленные снимки являются красноречивым опровержением тех обидных слов. Ведь работа военного корреспондента была одной из самых опасных военных профессий. Выполняя свой долг, военные корреспонденты старались запечатлеть подвиги советских солдат на самых опасных участках, в партизанском тылу. Они смотрели на врага не через прицел автомата, а через визир фото и кинокамеры. В руке у них была не граната, а карандаш и ручка. Но их заслуги неоценимы. Благодаря их тяжелому труду мы можем читать о событиях того времени, видеть фотографии людей, помнить о них. Пронзительные черно-белые работы, с сильнейшим эмоциональным зарядом не оставляют зрителя равнодушным. Уникальный материал фотовыставки свидетельствует о том, как страна пережила самые трагические страницы своей истории. Выставка представляет интерес не только и не столько для профессионалов, сколько для обычных граждан, посетителей Музея, тех, кто ещё не очерствел душой. 
Ключевым событием программы презентации выставки стала встреча с родственниками известных корреспондентов: дочерью Давида Минскера, внуками Роберта Диамента и Якова Халипа, которые сумели сохранить богатый семейный фонд. 
Галина Минскер, Андрей Диамент и Сергей Халип рассказали участникам о непростых буднях военного времени, сквозь которые пришлось пройти их знаменитым предкам с «Лейкой» и блокнотом. 
Незабываемой стала встреча с Кривоносом Юрием Михайловичем, офицером морской авиации, военным фотографом, который не только поделился своими воспоминаниями, но и подарил Музею диск с уникальными материалами, посвященными участию евреев в Великой Отечественной Войне. 
После торжественного открытия в центральном зале синагоги, гости смогли осмотреть выставку, поделиться своими впечатлениями. Среди гостей оказалось немало тех, кто не просто проявили интерес к данной экспозиции, но и выступили с конкретными предложениями о возможностях создания и реализации совместных проектов. 
Музей еврейского наследия и Холокоста благодарит за предоставленные материалы Директора Центрального архива электронных и аудиовизуальных документов г. Москвы Кушнарева С.К., заведующего архивом НПЦ «Холокост» Терушкина Л.А., родственников фотокорреспондентов: А.Л. Диамента, Г.Д. Минскер, С.Я. Халипа, Е.В. Ситнину.



Май 2012 года.
                    "Дневник сталинградца А.С. Гершгорна"
  Архив Российского НПЦ "Холокост" пополнился уникальными материалами – дневниковыми записями, фронтовыми письмами и другими документами  из личного архива семьи живущих в Израиле Павла и Риты Гершгорн. Павел Гершгорн – сын боевого офицера Алексея (Алтера) Гершгорна (1914-1985. Алексей (Алтер)Гершгорн родился в 1914 году. Из восьми детей он был самым младшим. Его дед и дядя были раввинами, людьми исключительно честными и порядочными. Жители города Сатанова (Польша, в настоящее время пгт в Городокском р-не Хмельницкой области, Украина) относились к ним с большим уважением и любовью. Когда Алтеру исполнилось пять лет, семью постигло большое горе: в Киеве бандиты убили отца. Детство, отрочество и юность были тяжёлыми и голодными, но, несмотря на это, он успешно закончил еврейскую семилетку, позже - рабфак, Харьковский университет, защитил кандидатскую диссертацию. В годы войны прошел боевой путь от лейтананта до майора, от командира двух огневых взводов до замначштаба 5-й Отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады. Награжден многими боевыми орденами и медалями.
  После войны Алексей Гершгорн в течение многих лет заведовал кафедрой математики в одном из львовских ВУЗов.
  Публикация текста дневника в Израиле - "Дневник сталинградца А.С. Гершгорна" - принадлежит ныне живущей в г.Холоне писательнице - фронтовичке, воевавшей вместе с автором дневника, Доре Немировской, в ее четвертой книге "Полет души" (Тель-Авив,МеДиал,2010, сс.225-279).
  Дора Немировская: "Его дневник - это бесценное свидетельство непосредственного участника и очевидца. Сделанные им в ходе боев и в короткие минуты отдыха записи представляют, на мой взгляд, большой интерес и для нас, и для наших потомков. Первая часть дневника была начата в феврале 1941 года и закончена в августе 1943 года". К сожалению, констатирует Д. Немировская, вторая часть дневника была утеряна.
 Даже беглое знакомство с текстом дневника позволяет убедиться в ярко выраженной еврейской самоидентификации автора, знающего и помнящего историю своего многострадального народа и мечтающего о том, чтобы у этого народа была своя земля. Учитывая общеизвестную ситуацию, в которой автор вел дневник, следует полагать, что знакомство с двумя нижеприведенными отрывками могло бы закончиться для офицера - еврея весьма и весьма трагическими последствиями.
 Из дневника А. Гершгорна:
"27.11.41г.
"А ты совершенно не похож на еврея",- сказал мне мой новый помощник.
28.11.41г.
Ночью мне приснился какой-то странный и довольно грустный сон: я нахожусь в большом зале на каком-то собрании. Перед собравшимися выступает старая еврейская писательница. Она рассказывает об ужасах, которые немцы творят с еврейским населением. Она говорит и плачет. Меня крайне удивляет, что выступает женщина. Я никак не могу припомнить (назвать) даже одной еврейской писательницы. Картины, которые она рисует, будто мне  знакомы.  Это  "эпизоды" из проскуровской кровавой бойни...
Когда я проснулся, мне было очень тяжело на душе. До утра я не спал, стараясь разрешить проклятую загадку: почему из всех народов Бог "выбрал" именно мой. Какие заслуги оказал мой бедный народ злому гению человечества, что на протяжении столетий реками  льётся его невинная кровь...
Мне кажется, что я никогда не забуду картины, которые я наблюдал над мирной русской рекой. Полураздетые, дрожащие от холода, лежали на спасённом иудейском добре дети, выжидая, пока их кормильцы принесут хлеба. Казалось, что изгнанники, нарочно, привезены сюда, для того, чтобы дополнить и без того грустную осеннюю картину. И странно, ведь бегут тысячи людей других национальностей, и они терпят лишения, на которые только способен человек, и всё же особо жалкое впечатление производят бегущие евреи. И это не только потому, что они беднее других. Земля, на которую они вступили, чужая для них почти в такой же мере, как это было и раньше. Чужбина наполняет душу каждого из них страхом, неведомым страхом. Они сорваны со своей родной земли...
Бедный народ; веками во имя самых различных благ над ним издеваются и истребляют его. Но он продолжает жить. Более того, он более жив, чем любой другой из древних народов. Но всё же ему нужна своя Земля. Ему нужна Земля,которой он, как тот великан, мог бы касаться, набираясь свежих сил".
  Иллюстрации:страница из фронтового дневника; майор А. Гершгорн, 1944г.; обложка книги Д. Немировской.
 Подготовил Григорий Рейхман, Израиль




   Май 2012 года. В Латвии вышла рецензия на издание Центра "Холокост"
      В Российский Центр "Холокост" пришло письмо от пережившего войну и чудом избежавшего гибели в 1941 году, автора будущей книги "И ты это видел" Давида Зильбермана. Он переслал в Центр "Холокост"оригинал и перевод рецензии Дзинтарса Эрглиса на книгу Фриды Михельсон "Я пережила Румбулу", которая появилась в журнале Института Истории Латвии № 4 (81), 2011 (Михельсон Ф.  Я пережила Румбулу. – Москва: Полимед, 2011. – 176 с.: илл. (Mihelsone F. Es p?rdz?voju Rumbulu) Как отмечает Давид Зильберман,  оригинал статьи  прислал ему из Риги Григорий Смирин, и перевод с латышского на русский язык сделан Д. Зильберманом вместе с Иваром Бродом специально для Центра "Холокост". Давид Зильберман: "На мой взгляд статья благосклонная, но чувствуется, что московское переиздание книги воспоминаний Фриды Михельсон очень уязвило латышскую общественность.
   На предыдущие два издания никакой реакции с латвийской стороны не поступало. Эта книга - очень аргументированное, сильное обвинение части местного коренного населения в  коллаборационизме с немецкими нацистами. Латвия, поскольку являлась одной из республик СССР, в отличие от послевоенной Германии, не прошла процесс денацификации, и поэтому в Латвии до сих пор не могут сосуществовать с правдивой историей Холокоста".
 Текст рецензии на латышском языке: здесь
Текст на русском языке: здесь


Москва. 11 мая 2012г.
  В Москве в саду «Эрмитаж» состоялась традиционная праздничная встреча группы «Россия-Израиль»  Международной комиссии Российского Комитета Ветеранов войны и военной службы. Встречу вели руководители группы  А. Цвей и Б.Зельбет. От НПЦ «Холокост» принял участие заведующий архивным отделом Л. Терушкин.
 В этот же день  правозащитный  центр «Мемориал» организовал просмотр о обсуждение фильма режиссера А.Ступникова «Изгои» о еврейских партизанах периода 2-й Мировой войны. В обсуждении приняли участие А. Дихтярь и Л.Терушкин, передавший новые книги НПЦ «Холокост»в Библиотеку «Мемориала»


Март 2012 года.
                                   Фотографии из прошлого...    
  Несколько дней назад архив Российского Центра "Холокост" пополнился тремя уникальными  фотографиями из домашнего архива жительницы израильского города Ашдода,  члена совета организации малолетних узников лагерей и гетто "Зикарон" ("Память") Анны Сухер.
Анна(Нуца, Энуца, Нуцика) Сухер(Экслер)  родилась  в 1936 году в г. Сорока (Бессарабия). С началом войны отец был мобилизован  в Красную армию, а затем переведен в Трудармию. Попытка матери , Леи Экслер, эвакуироваться с дочерью, не удалась. По воспоминаниям Анны, нескольким еврейс ким семьям, в том числе и ей с матерью, удалось добраться до еврейского колхоза "Дер Штерн" в районе Рыбницы, где они и оказались в оккупации.  Анну постигла участь многих евреев – ее этапом погнали в Доманевку Николаевской области. "Толпу несчастных конвоировали румынские солдаты, сзади ехали полицаи...Путь наш до Доманевки был долгим и длинным – через Балту, Кодыму, Ананьев..." Мать Анны Лея была швеей, что и спасло обеих от смерти.  "Чудом выжили".  16 марта 1944 года евреи Доманевки были освобождены. Мать Анны Лея сумела сохранить и пронести через все этапы детскую фотографию Анны, датированную примерно 1939 годом, где она запечатлена вместе с мальчиком по имени Ривеле. Анна Сухер помнит, что его имя было Ривеле, а мать мальчика звали  Ривкой.  Называет двоюродным братом. Дело в том, что мать Анны, Лея Экслер рано осиротела и воспитывалась в еврейской семье вместе с  матерью мальчика. Родство можно назвать условным, и все же... Следы мальчика потеряны, скорее всего он погиб в годы Холокоста. Фамилии малыша Анна не знает. К сожалению, Листа свидетельских показаний на мальчика с фотографии, сохранившейся в Доманевке, в Базе данных "Яд Вашем" не имеется.  Маленькая фотогрфия на паспорт Леи Экслер, вспоминает Анна,  сделана вскоре после освобождения советскими войсками. На оборотной стороне     сделана надпись: "Чужой жикет. В лагере. Экслер Л.З. 1944г." По словам Анны, у матери не было никакой одежды. На фотографии 1944 года Лее Экслер – 30 лет.  Третья фотография сделана уже в 1946 году, спустя два года после освобождения. "Долгая память для моего мужея и отца от Лизя и Нуцала".
Анна Сухер является активисткой женсовета организации(амуты) бывших узников гетто и концлагерей, живущих в Ашдоде, принимает участие во встречах со школьниками, готовящимися к сдаче к выпускным экзаменам на аттестат зрелости, рассказывает о пережитых в детстве ужасах войны и Холокоста.
 Несколько лет назад руководство ашгдодской  организации (амуты) "Зикарон" выдвинуло Анну Сухер на участие в ежегодной городской церемонии зажигания свечи памяти в День памяти жертв Холокоста,  однако ее кандидатура была отклонена некой дамой из числа старожилов Израиля, бывшей узницей одного из гетто в странах Балтии: " Разве в вашей Доманевке было гетто?..." Будем надеяться, что в этом году справедливость восторжествует.
Григорий Рейхман, Ашдод, Израиль.
На снимках: фото 1939 года; фото 1944г и оборотная сторона, фото 1946 года и фото 2012 года.




В архивный отдел Российского Центра "Холокост обратилась координатор работы поисковиков в Москве Елена Жилинская с просьбой оказать помощь в розыске родственников воинов-евреев, погибших в годы Второй мировой войны.
Список погибших прилагается.
1) Когана Шмуля Бенционовича (Бенциановича) -1912г
Уроженец Узбекистана г.Самарканд
Призывался на фронт  Октябрьским РВК Днепропетровской области
Погиб и похоронен в Керчи в 1944г.
Награжден Орденом Красного Знамени.
Жена- Коган (Берлянд) Вера Львовна и дочь Аима в войну проживали  по адресу: УзССР Самарканд 4-ый Юночка Арык 57
2) БЕЛЯВСКОГО ЛЬВА САМОЙЛОВИЧА - 1914г. (1915г. ?)
Осенью 2011г.  одним из п/отрядов найдены останки бойца.
Уроженец Украины (г.Конотоп?)
Призван на фронт  Кунцевским РВК г.Москвы в 1941г.
Награжден медалью "За  Отвагу " в 1943г
Жена - Семенова Анна Ивановна, в войну проживала по адресу: Москва ул.Полигонная( или Полегонная) д.16
Останки погибшего будут захоронены весной 2012г. на МК "Невский пятачок" (С.Петербург).
3) САМОДУМСКОГО МОИСЕЯ РУВИМОВИЧА-1905г.
Уроженец БССР г.Витебска
Призывался Октябрьским РВК г.Ленинграда.
Красноармеец, стрелок, последнее место службы- 245 СП, 123 СД
Убит 16/1-1943г.
Останки подняты 29/9-2006г в Кировском р-не Ленинградской области.
Имя погибшего установлено по медальону.
Жена- Яковлева Галина Николаевна в войну проживала по адресу: Ленинград ул.5-ая Красноармейская 28-21
Захоронен 8/5-2007г. на МК "Синявинские высоты".
4) ШЛИФТЕЙН ГИДАНЬ ИСАКОВИЧА-1898г.
Уроженец Кемеровской области г. Сталинск (ныне Новокузнецк)
Призывался 13/7-1943г Сталинским ГВК Кемеровской обл. г.Сталинска.
Убит в бою 25/3-1944г.
Красноармеец, последнее место службы- 1095 СП, 324 СД.
Родственники (жена?) - Шлифтейн Сара Исаковна, в войну проживала по адресу: г.Сталинск Кемеровской обл. ул. Первомайская д.31
5) ТОМПАКОВА АЛЬФА  ЮЛЬЕВИЧА (ЮРЬЕВИЧА) - 1925г.-1943г.
Уроженец Московской обл.Люберецкого р-на пгт. Малаховка.
До призыва работал электромонтером.
Призывался Куйбышевским  (Ленинским) РВК Москвы.
Погибший боец служил в 304 ГВ СП, 2-я рота.
Поисковым отрядом "Совесть" в 2009г. в Карелии район дер. Уома найдены останки солдата с красноармейской книжкой.
6) ЗЕЛЬЦЕР ЦИЛИ ИСЕРОВНЫ / ИШЕРОВНЫ (МЕЕРОВНЫ?)
В Севастополе одним из п/отрядов найдены останки 6 бойцов РККА. При поднятии останков погибших поисковиками был найден талон к денежному переводу на имя Зельцер Цили Исеровны / Ишеровны, отправленный по адресу: Казахстан, Алма-Ата, село(селение) Чилик.
Имя солдата. отправившего денежный перевод  не установлено. Ведется розыск родных Зельцер Ц.И. с целью установления и увековечения имени погибшего.
По всем вопросам рекомендуется обращаться к заведующему архивным отделом Центра Леониду Терушкину:arch-holofond@mail.ru
В Израиле - к представителю Центра "Холокост" Григорию Рейхману: reikhman@yahoo.com


 Февраль 2012г. Круглый стол архивистов России и Израиля
  По инициативе Центра «Холокост» в  Москве в конференц-зале Федеральных архивов 1 февраля прошел Круглый стол «Сотрудничество архивистов России  и Израиля: итоги и перспективы».
 Его открыли заместитель руководителя Федерального архивного агентства Владимир Тарасов, атташе по культуре Посольства Израиля в России Яффа Оловитски и советник гендиректора «Яд Вашем» по программам  Фонда «Генезис» Татьяна Манусова. Они высоко оценили почти 25-ти летнюю историю сотрудничества архивистов двух стран и выразили надежду на ее успешное продолжение. О разных формах выявления и использования документов российских архивов по теме Холокоста рассказали координатор архивных программ в СНГ Архива «Яд вашем» Маша Ионина, директор Российского государственного архива экономики (РГАЭ) Елена Тюрина, директор Российского государственного архива социально-политической истории, генеральный директор издательства РОССПЭН Андрей Сорокин, зам. директоров Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ)  Лариса Роговая и  Российского государственного военного архива (РГВА)  Владимир Коротаев. Так, сотрудник «Яд Вашем» д-р Арон Шнеер рассказал о работе Зала имен. Заслуженный работник культуры РФ, бывший директор ГА РФ Татьяна Павлова рассказала о начале сотрудничества с «Яд Вашем», встречах с Ицхаком Арадом, Шмуэлем Краковским, Ирит Абрамски.  Евгений Луначарский? зам. директора ГА РФ,  Сергей Дёгтев, зам. директора РГАЭ, Мария Альтман, начальник Отдела РГАЭ поделились своими впечатлениями о стажировке в «Яд Вашем» в составе групп российских педагогов.   Сопредседатель Центра «Холокост», профессор РГГУ Илья Альтман, который со второй половине 80-х годов возглавлял Отдел использования ЦГАОР СССР – ГА РФ, рассказал о первых шагах сотрудничества с израильскими архивистами. Знакомство с музеем «Яд Вашем» и помощь его руководства существенно облегчили задачу создания Научно-просветительного Центра «Холокост» в декабре 1991г.
  Докладчик проанализировал подходы к сотрудничеству с зарубежными партнерами, сложившимися в годы перестройки, которые он считает актуальными и сегодня. Суть их в том, чтобы не только выявлять и копировать документы по теме, но и вести совместную исследовательскую работу, проводить научные конференции и готовить совместные публикации. Именно в рамках этой  модели сотрудничали ГА РФ и Яд Вашем в 1990-е гг., издав первый совместный российско-израильский документальный сборник «Неизвестная Черная книга»  и сборник документов по истории Еврейского антифашистского комитета. По мнению сопредседателя Центра «Холокост», профессора РГГУ Ильи Альтмана, в каждом федеральном архиве целесообразно создать временные творческие коллективы, специализирующиеся на истории Второй мировой войны. При содействии Центра «Холокост» и «Яд Вашем» российские архивисты смогли пройти стажировку в Израиле, принимать участие в конференциях и семинарах Центра «Холокост», а также в подготовке издаваемой им серийной публикации писем и дневников евреев периода Второй мировой войны. Докладчик осветил положительный опыт по сотрудничеству с Центральным архивом Министерства обороны РФ по подготовке сборника «Холокост и Красная Армия» и выразил готовность к сотрудничеству с другими архивами, особенно отметив участие сотрудников  ГА РФ, РГАЭ и РГВА в подготовке Энциклопедии «Холокост на территории СССР». Завархивом Центра «Холокост» Леонид Терушкин рассказал о сотрудничестве с региональными архивами и музеями по изданию сборника писем и дневников евреев периода Великой Отечественной войны.




Январь, 2012г. Брянск
                               Памяти брянских партизанок
     В преддверии Международного дня памяти жертв Холокоста в Брянске состоялись памятные Мероприятия. 17 января 2012г. на стене школы № 14 г. Брянска была установлена и торжественно открыта мемориальная доска двум подругам-партизанкам отряда  им. А. И.Виноградова - Елене Янек и Симе Кричевской героически погибшим в бою 25-26 декабря 1941 г.
 На митинге при открытии доски присутствовало около 100 человек. На митинге выступили – племянник Симы Кричевской - А. Кричевский, руководители еврейской общины г. Брянска «Хэсэд Тиква» И. Черняк и И. Зельзбург, по чьей инициативе была установлена мемориальная доска, ветераны войны, школьники и студенты, представители городской администрации и СМИ(сюжет был показан в тот же день на местном телевидении), поисковики-дети и внуки партизан С. Протопопов и А. Горбачев, зав. Архивным отделом НПЦ  «Холокост» Л. Терушкин, писатель В. Кучер.
 После митинга в Музее школы № 12 была проведена экскурсия и «Урок Памяти» для всех гостей. Школьники под руководством педагога Е. Синицыной представили передвижную вы ставку и рассказали о подвиге девушек-партизанок. Своими воспоминаниями о фронтовой молодости поделился  ветеран А. Г. Менес. Накануне открытия доски - А. Кричевский, Л. Терушкин, Ю. Протопопов, В. Кучер и другие побывали у памятника на месте гибели партизанок и их товарищей.
В тот же день 17 января в Брянской областной Думе состоялось вручение  медалей «В память партизан и подпольщиков. 1941-1943» ветеранам Войны, педагогами краеведам, представителям еврейской общины Брянска и Орла. Среди получивших медали- И.Альтман, сопредседатель НПЦ «Холокост», Л. Тёрушкин, руководитель архивного отдела НПЦ «Холокост», , педагоги (г. Орел) Б.С. Вишневская, и С. И. Смолякова авторы книги «Долго пахнут порохом слова…», ), О. М. Петровская (г. Почеп), Т. Жукова (Дубровка).   Т. Жукова подняла вопрос о необходимости награждения медалью бывших брянских партизан, проживающих в Израиле, а так же историков и журналистов, занимающихся историей Холокоста и Великой Отечественной войны.







  Декабрь 2011г. Москва.
                                            «Летаю на войну…»
Известгный российский филателист Юлий Лурье передал для публикации в готовщийся 3-й сборник "Сохрани мои письма..." фронтовое письмо Героя Советского Союза Шики Кордонского.
 Капитан Шика Абрамович Кордонский, штурман эскадрильи 36 минно-торпедного полка  Черноморского флота. 28 сентября 1943г. порту Констанцы (Румыния) потопил транспорт противника. Подбитый огнем зенитной артиллерии, самолет Кордонского загорелся и капитан  направил его на второй транспорт, взорвал и потопил. Звание Героя СССР присвоено посмертно 4 октября 1990 г.
Письмо, адресованное жене и детям (Орфография и стиль автора сохранены)
"7.06.43 г.
       Здравствуйте дорогие Наденька и милые детки Эммочка и Леночка! Шлю вам свой привет и крепко целую. Вчера я получил от вас  письмо, которым был очень рад. Я удивлен, Надя, тобой, что два м-ца не писала. Это плохо с твоей стороны. Так не поступают, я этого не заслужил. Я работаю много, о чем, как видишь, пишу в каждом письме. Нового у меня пока ничего нет. Работаю сейчас временно за штурмана полка, летаю на войну и руковожу. Кроме этого приходится  много работать с  народом. Выгляжу я неплохо, еда удовлетворяет меня. Меня переодели в морскую форму снова. За вас меня берет большое беспокойствие, все, что ты пишешь не остается так бесследно, как тебе кажется. За тебя и милых деток очень беспокоюсь  и днями очень грусчу по вас. Но ничего не поделаешь, очевидно суждено нам быть в разлуке. Все же думаю, что вскоре будут большие перемены и мы снова соберемся все вместе и заживем как полагается. Детки уже большие, поцелуй их за меня.Я часто в разговоре с товарищами вспоминаю о вас.
     Пишите мне чаще, на фронте это очень приятно получить весточку от родных. Передай искренний привет: Маме, Лизе, Мите, Косте и детишкам.напиши как живет моя мама, что пишет Боря с фронта,  Павел и Миша.Обязательно напиши или получили на военкомат для тебя денежный аттестат. Пиши  мне больше о себе и милых детках. Все подробно. На этом все. Целую тебя, Эммочку и Люсеньку крепко, крепко. Ваш Шура.
              Пензенская обл. Почт.отделение Неверкино
              село "План"  Кордонской Надежде Петровне
              Полевая почта 49306 г  Кордонскому Ш. А."
Благодарственное письмо из Израиля
 Меня зовут Борисова Елена,  я живу в Израиле.Обращаюсь к Вам в надежде на помощь в поиске  информации о моем дедушке Минце Рувиме Борисовиче 1919 года рождения. В книге Ф.Д.Свердлова "Подвиги солдат-евреев в боях" часть 2 1942 год.,стр 164 нашла фамилию своего дедушки и я больше чем уверена ,что это он. К сожалению так получилось ,что дедушка оставил семью когда маме было 4 годика и все что у нас есть это воспоминания и рассказы бабушки каким он был ,о его подвигах в войне и его наградах.
 10 октября 1945 года это даты свадьбы дедушки Минца Рувима Борисовича и бабушки Киры Владимировны. Дедушка дослужился до майора и с 1945 по 1947 проживал в России в г.Тамбов,мама(его дочь) Минц Татьяна Рувимовна родилась в 1947 году.После, в 1948-49 году по распределению (дедушка был военный) они переехали в город Кронштадт ,так же в 1948 году у них родилась еще дочка Минц Мина(Людмила) Рувимовна.
Бабушка также говорила ,что дедушку орденом Боевого Красного Знамени награждали трижды,и что во время войны он попал в штрафроту и был тяжело ранен,на теле остались шрамы. Буду вам очень благодарна если у Вас есть  какая либо информация о Минце Рувиме Борисовиче или Вы можете подсказать куда можно обратиться за помощью в поиске.
 Все наши попытки найти хоть какую либо информацию были тчетны. Спасибо вам Вам большое ,что помогли выйти этой книге в свет, потому что для нас это была настоящая радость и надежда!..
Очень признательна вам, c уважением Елена Борисова (Израиль)
Ответ заведующего архивным отделом Леонида Терушкина:
Здравствуйте, Елена.
 Спасибо за ваше письмо, подробности биографии вашего дедушки очень пригодятся(в перспективе возможно переиздание книги).
Скажимте, пожалуйста, в Центральный Архив Минобороны в Подольске и в Наградной отдел Минобороны России вы обращались? Мы попробуем посмотреть - может быть что-то о дедушке есть в Архиве Ф. Свердлова (его личный фонд поступил целиком к нам недавно)


                            Летчик, воевавший в пехоте…
       Недавно архив Российского Центра «Холокост» пополнился документами из домашнего архива (прошу извинить за тавтологию) жителя израильского города Ашдода Аркадия Белявского, чья мать, Сима Эдельман, воевала медсестрой и прошла нелегкий ратный путь с начала войны, закончив Вторую мировую на Дальнем Востоке.
    С первые месяцы войны семья потеряла связь с братом матери, Семеном Эйдельманом.
   Из рассказов матери Аркадий Белявский знал следующее:  «…    Дядю  звали  Семен  Аронович  Эйдельман.  Он  служил  в  авиации,  штурманом.  Воевал  с  японцами  на  Халхин-Голе.  Прибыл  в  отпуск  домой,  в  Полтаву,  а  тут  началась  война…»
  Как указывает Аркадий, «Семен мог  не  пойти  на  фронт,  но  пошел  добровольцем  в  пехоту,  заместителем  командира  роты».  Поправим.  Скорее всего, Семен мог добиться и отправки в формирующуюся летную часть, но огромное количество советских самолетов было уже уничтожено бомбардировщиками «Люфтваффе» в первые минуты вторжения, и молодой штурман исходил из реальной ситуации. Немецкие войска стремительно продвигались вглубь страны. Нужно было идти и бить врага. Именно это обстоятельство, по всей видимости, и заставило молодого штурмана начать войну «не по специальности», а в пехоте.
 О том, как трагически сложилась военная судьба молодого «сталинского сокола» в летной форме с медалью на груди, родные узнали уже в конце войны, из письма, датированного 4 мая 1945 года его сослуживцем из Норвегии. Подпись сослуживца неразборчива.
 Приведем его полностью, с сохранением стиля автора. Это – документ.
«Уважаемый товарищ Эдельман!
Получил от  Вас письмо, в котором вы просите сообщить о вашем брате и сыне Сене Эдельман.
  Да, в 1941 году я вместе с Сеней был в одной части, которая тогда формировалась в Полтаве и откуда мы выбыли на фронт в августе – вернее, сначала на оборону Днепра под Кременчуг, а потом, т.е. 26 августа, нас  перебросили в Днепропетровск, где наша часть участвовала в боях в г. Нижнеднепровске и его окрестностях. Сеня в то время был зам.комроты, и когда командира роты убило, Сеня командовал ротой и 30 августа в ночном бою в г. Нижнеднепровске возле завода им. Петровского Сеня от  прямого попадания мины был убит, смерть наступила моментально. Похоронили его в братской могиле на окраине города Нижнеднепровска. Сеня  погиб  как  воин  Красной  Армии,  защищая  свою  Родину   от  извергов  фашистских, и за смерть Сени проклятые фашисты ответили во много раз. Память о чутком отзывчивом товарище никогда не умрет»
Адреса части, в которой служил погибший, автор письма, судя по тексту, не помнил, однако указано, что называлась она Полтавское тракторное училище, которое эвакуировалось, судя по последним строкам, в Пятигорск…
Так или иначе, благодаря фотографии и за двумя страницам письма, приравненного, по сути, к похоронке, мы видим  живого человека. Еврея - штурмана авиации, имевшего боевой опыт в воздухе. Но без раздумий отдавшего жизнь за  страну и своих близких - на земле….
На предвоенном снимке: Семен Аронович Эйдельман,
Письмо от 4 мая 1945 года.



16 октября 2011г.
      Свидетели из "Черной книги" пополнили архив Центра "Холокост"
 Архив Российского Центра «Холокост» пополнился новыми экспонатами – на этот раз – материалами из личного архива последних живых свидетелей массового расстрела евреев в г. Днепропетровске – Брониславы Куниченко (Тартаковской)и проживающего с ней в израильском городе Араде ее старшего сына Леонида (Леди, названного в честь Леонида Утесова, с дочерью которого Эдитой дружила Броня в Никополе) Куниченко. В октябре 2011 года Брониславе исполнилось 97 лет, ее сыну Леониду – 75. Его младший брат Валерий, которому в 1941 году исполнилось два года, ушел из жизни в 1994 году. Через нашего представителя в Израиле Г. Рейхмана мать и сын передали подлинник (копия находится в архиве «Яд Вашем») отпечатанного на машинке письма Ильи Эренбурга с его подписью, адресованного Броне Куниченко – ответ на посланную ему рукопись – рассказ о пережитом расстреле, впоследствии опубликованный в «Черной книге» в 1980 году. К письму прилагается конверт с адресом газеты «Красная звезда», откуда был послан ответ 30 июля 1944г. в г. Сумы. (Подлинник рукописи Брониславы Куниченко_ прочитанной И. Эренбургом, хранится в архиве И. Эренбурга в «Яд Вашем».   
    Наряду с подлинником ответного письма за подписью И. Эренбурга Брониславе Куниченко в Центр передана рукопись воспоминаний сына, Леонида Куниченко, а также уникальные довоенные и послевоенные фотографии семьи вместе с фото погибшей старшей родной сестры Брониславы, Полины, расстрелянной вместе с дочерью Нелли Мошинской, чье имя называется в Детском зале «Яд Вашем» среди полутора миллиона имен еврейских детей, уничтоженных в годы Холокоста. Наряду с ними предоставлены ксерокопии ряда документов, в том числе заполненные Брониславой Куниченко Листы свидетельский показаний в «Яд Вашем» на свою мать Софью Аптекман и отца Якова Тартаковского, справка, выданная на следующий день после массового расстрела еврейского населения в том, что Лидия  Куниченко и ее дети являются украинцами по национальности, свидетельские показания жителей Днепропетровска о том, что семья Брони Тартаковской погибла от рук нацистов, и т.д.
На снимках: (вверху) Броня Тартаковская (Куниченко) в 1947 году, письмо И. Эренбурга; братья Ледя и Валик (Леонид и Валерий) весной 1941 года, за полгода до расстрела.
Нижний ряд: Леонид с матерью 26 декабря 2007г. Фото Григория Рейхмана, Арад, Израиль; сестра Брони Полина, расстрелянная нацистами вместе с дочерью Нелли.







Октябрь-2011
Архив Центра «Холокост» пополнился тетрадью стихов, адресованных жене офицером Минаем Азарьевичем Шлимаком (1910 – 1955) в Баку. Тексты в виде отсканированных имиджей, автобиографию и снимки военных лет в Центр переслал через нашего представителя в Израиле сын фронтовика, потомственный учитель физики Арнольд Шлимак, проживающий в настоящее время в Германии.
      «Ты обо мне в слезах не вспоминай,
Оставь свою заботу и тревогу,
Не близок путь, далек любимый край,
Но я вернусь к любимому порогу.
По-прежнему любовь моя с тобой…»
Июнь 1942 года, Воронежская область.
…С июля 1941 года учитель одной из бакинских школ физики М. Шлимак, несмотря на серьезную болезнь, был мобилизован в Красную армию. С октября 1941 года по май 1942 года участвовал в боях на Юго-Западном фронте командиром огневого взвода 76мм пушек, командиром транспортной роты и помначштаба батальона. В декабре 1941г. был  контужен и ранен в мае 1942г., после чего был направлен для продолжения службы в Пензенскую область, в запасную стрелковую  дивизию. Награжден орденом Отечественной войны 2 степени и медалью «За Победу над Германией». Демобилизован в 1946 году.




29 сентября 2011г. Москва.                       
                                   Памяти жертв расстрела в Бабьем Яру
 Интервью заведующего архивом Центра "Холокост" Л. Терушкина радиостанции "Голос России"
Как происходило уничтожение евреев на территории Советского государства? Почему часть украинцев приветствовала вхождение войск Гитлера на территорию республики? Сумели ли народы экс-СССР выучить уроки ВОВ?
Гость программы - Леонид Абрамович Терушкин, заведующий архивом и музеем научно-просветительского центра "Холокост".
Ведущий - Максим Шалыгин.
Шалыгин:Здравствуйте. В этот раз мы говорим об одном из самых больших преступлений XX века. Мы говорим о расстреле в Бабьем Яру - это окраина города Киева, украинской столицы, на северо-западе. Там были расстреляны в 1941 году более 100 тысяч человек различной национальности, но конечно, преимущественно еврейской национальности, потому как нацистская Германия, Адольф Гитлер провозгласили евреев главными врагами. То есть, какую-то нацию только по праву рождения обвиняют в преступлении.
Очень много написано книг о Бабьем Яре, очень много снято документальных лент, однако в последнее время, особенно во времена "оранжевого правления" на Украине, что-то стало меняться. Кто-то позволяет себе на территории этого мемориального комплекса пытаться возводить какие-то жилые строения.
Правоохранительные органы плохо следят за порядком, и иногда даже (простите за этот пример) на монументе пытаются жарить сосиски. Это падение нравов? Это то, что мы превращаемся в айтматовских манкуртов, не помнящих родства своего? Так об этом надо напоминать, потому что если мы однажды забудем это, то это неизбежно повторится.
Далеко ходить за примерами не надо. В Норвегии человек взял на себя право судить кого-то только по праву рождения, по другой этнической принадлежности. История повторяется, и это чудовищно. Поэтому наша программа - о расстреле в Бабьем Яре. Я с удовольствием представляю эксперта - Леонида Терушкина, заведующего архивом и музеем научно-просветительского центра "Холокост". Здравствуйте, спасибо, что пришли.
Терушкин: Здравствуйте.
Шалыгин: Что-то добавите?
Терушкин: Можно, я внесу сразу маленькие коррективы?
Шалыгин: Да, пожалуйста.
Терушкин: Во-первых, расстрелы в Бабьем Яру продолжались не только в 1941 году - весь период оккупации Киева там кого-то расстреливали, поэтому такое огромное количество жертв. Просто то, что произошло в конце сентября 1941 года, - это были еврейские жертвы, немцы начали с евреев.
Шалыгин: Как это происходило, напомните? Это важно.
Терушкин: 19 сентября 1941 года германская армия захватила Киев. Практически в первые же дни начались насилия над остававшимися в городе евреями. Еще до того, как начались организованные массовые расстрелы в Бабьем Яру, уже были отдельные случаи убийств и издевательств над евреями. Есть фотографии, где можно увидеть трупы, валяющиеся на улицах города. Многих евреев убивали уже так - не дожидаясь массовых акций, не дожидаясь распоряжения германских оккупационных властей.
Шалыгин: Это был какой-то специальный приказ оккупационных войск или уже циничная привычка?
Терушкин: Нет, специального приказа не было. Во-первых, приказ и распоряжение германского командования, руководства гитлеровской Германии был уже ясен. Немцы уже прекрасно знали, что им нужно делать с евреями и как поступать. И естественно, если кто-то из германских военнослужащих хотел убить еврея, ему никто не препятствовал, наоборот, это только одобрялось. Они уже были так воспитаны.
Шалыгин: Вы произносите страшные слова, потому что "так воспитаны" - это значит, что в порядке нормы убивать человека другой национальной группы.
Терушкин: Да, я не просто так это произношу. К сожалению, это было в порядке нормы. Почему Холокост, Бабий Яр и все остальные события этого ужасного преступления сегодня нам кажутся такими чудовищными? Для немцев евреи, как и все остальные, не были людьми, понимаете?
Шалыгин: Не понимаю.
Терушкин: Вы не поймете, я тоже не пойму, но гитлеровская Германия воспитывала своих подданных на протяжении достаточно длительного времени. С 1933 по, фактически, 1940 годы, а уж тем более по 1941, рядового немца воспитывали в том смысле, что евреи - это зло, евреи - это крысы, это зараза, они несут и физическую, и политическую, и нравственную угрозу не только Германии, но и всей Европе.
Германских детей воспитывали так с детства. Еще в детских школьных книжках и учебниках говорилось, кто такие евреи и какие они ужасные и опасные. И уничтожение евреев, а тем более евреев Советского Союза, которые к тому же еще преподносились как проводники коммунизма, большевизма, считалось спасением германской нации.
Шалыгин: Это мироощущение, что есть люди, и это мы - арийская кровь, и есть все остальные, но это не люди…
Терушкин: "Недочеловеки".
Шалыгин: Это становится привычкой, и мы это наблюдаем в Польше, и мы говорим слово "Освенцим", мы говорим о других концентрационных лагерях, хотя концлагерь - это не германское изобретение, а, по-моему, британское, прежде всего времен Англо-бурской войны?
Терушкин: Совершенно верно.
Шалыгин: А потом это в Киеве. Почему именно Бабий Яр, почему именно это место? Как поступали с имуществом евреев в Киеве?
Терушкин: Все было достаточно просто. Бабий Яр не был первым местом, где начали расстреливать евреев. Их начали расстреливать с первых дней Великой Отечественной войны, со вторжения германской армии на территорию Советского Союза.
Шалыгин: Прежде всего это современная Республика Беларусь?
Терушкин: Это было в Беларуси, в Литве, в Латвии, но это были не столь массовые расстрелы. Там создавались гетто, там убивали медленно.
Шалыгин: То есть, некая резервация, где люди все равно находились и выполняли какие-то работы?
Терушкин: Да, некая резервация, где люди умирают от голода, истощения, отсутствия медицинской помощи, их периодически убивают трудом, устраивают отдельные расстрелы, убивают нетрудоспособных, а тех, кто еще может работать, используют на тяжелой работе, скажем, мужчин - для ремонта дорог, расчистки развалин. Это продолжалось во многих местах. Бабий Яр был первым местом, с которого началось столь массовое физическое уничтожение в огромных количествах людей.
Шалыгин: А что изменилось за эти два месяца?
Терушкин: Ничего не изменилось, просто в данном случае германское командование решило не создавать в Киеве гетто, они решили, что евреи им вообще не нужны.
Шалыгин: Потому что большое население?
Терушкин: Да, во-первых, чем быстрее мы от них избавимся (а мы все равно должны и планируем от них избавиться), тем лучше. Во-вторых, они пытались таким образом привлечь определенные симпатии части украинского населения.
Шалыгин: Вы говорите об украинских националистах, о повстанческой армии, Шухевиче?
Терушкин: Я говорю не только о них - в украинском национальном освободительном движении было много ответвлений, и не все они "дружили" с немцами. Я имею в виду то, что значительная часть населения Киева, не являющаяся членами той или иной партии украинских националистов, радостно встречала германские войска.
И традиционный антисемитизм (который, конечно, существовал на Украине - он родился не вчера) получил определенный всплеск. Немцы активно использовали эти настроения для того, чтобы решить еврейский вопрос.
Шалыгин:Давайте здесь отметим одну очень важную деталь, не обговорив которую мы далее можем создать неправильное впечатление у аудитории. Дело в том, что если еврейский народ был "недочеловеком" и врагом, подлежащим медленному уничтожению, согласно идеологии Третьего рейха, нацистской Германии, то все страны, находящиеся на востоке от Германии, то есть это современная Эстония, Литва, Латвия, Советский Союз и нынешние независимые государства, то народы, населяющие эти страны, тоже не рассматривались как люди в принципе, а рассматривались как рабочая сила, как рабы. Это ведь тоже верно?
Терушкин: Да.
Шалыгин: И поэтому те украинцы, которые приветствовали Гитлера в 1941 году на улицах Киева, согласно нацистским замыслам, тоже подлежали отнюдь не светлому будущему. Это очень важная деталь.
Терушкин: Совершенно верно. Но дело в том, что, начиная столь масштабную войну с Советским Союзом, Германии пришлось немножко подкорректировать свои планы. На территории Украины, Литвы, Эстонии, Латвии, Белоруссии отношение к местному населению было несколько различным.
С чем это было связано прежде всего? Германия активно использовала те или иные настроения, и ей нужны были союзники - хотя бы на первом этапе. Хотя бы союзники или те, кто выполнял бы черновую работу, то есть уничтожение евреев.
Шалыгин: Пятая колонна внутри общества?
Терушкин: Нет, даже не пятая колонна. Пятая колонна не имела особого значения, и, как показало будущее, в военном смысле они не могли оказывать большую помощь.
Шалыгин: То есть, чужими руками?
Терушкин: Грязную работу лучше выполнять чужими руками…

Текст:  http://news.rambler.ru/11258889/

 

К сожалению, прямая аудиоссылка на с траницу     

http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/2171845/56951895.html
в настоящее время не существует

Сентябрь 2011
 Смоленск
27 сентября в библиотеке имени А. Твардовского состоялся вечер памяти жертв Холокоста и презентация новой книги Зиновия Аграната «Помнить… и никогда не забывать». З. Агранату удалось восстановить имена более 800 жертв, погибших  в Смоленском гетто в 1941-1942 гг. На презентации выступали представители еврейской общины города, руководители библиотеки  преподаватели, студенты, ветераны войны и бывшие узники гетто. В этом мероприятии приняли участие представители НПЦ «Холокост» Л. Терушкин и З.Мороз. Они передали в библиотеку новые издания Центра, дали интервью представителям  местных СМИ.
  Смоленское гетто – первое, которое создали фашисты в России. Оно же – самое крупное на территории нашей страны. Тем не менее, до недавнего времени точных сведений о том, сколько евреев и цыган содержалось в гетто, не было. Вопрос Холокоста на Смоленщине мало изучался, потому многие евреи не могли найти своих родных.
Зиновий Агранат, председатель еврейской общины г. Смоленска, автор книги «Помнить и никогда не забывать»: «Узнать удавалось очень мало. Но когда люди узнавали о своих родных и близких, их лица светлели и они были очень благодарны. Вот так возникла мысль сделать доброе дело и установить имена тех, кто погиб в Смоленском гетто».

Книга Зиновия Аграната – первый доскональный труд, изучающий Холокост на Смоленщине. В ней использованы свидетельства выживших узников гетто, воспоминания смолян переживших войну, материалы архивов ФСБ. Автору помогали профессора Смоленского государственного университета. Не последнюю роль в издательстве книги сыграл московский научно-просветительский центр «Холокост».
Леонид Терушкин, заведующий архивом и музеем российского научно-просветительского центра «Холокост» (Москва): «Ряд материалов, содержащихся в московских архивах, которые более доступны нам, естественно мы предоставили. Фонд и центр Холокост подготовили энциклопедию Холокоста. Где Смоленску, Смоленскому гетто и вообще Холокосту на территории Смоленской области уделено очень много внимания».
Информация для книги собиралась долго и по крупицам. Но итог работы превзошел все ожидания. Историки дали высокую оценку – на такую книгу можно ссылаться в любом научном труде.
Анатолий Корсак, заведующий кафедрой общественно-культурологических дисциплин института развития образования: «На мой взгляд, данные, которые отражаются в книге, они историчны, репрезентативны. И люди, которые будут знакомиться с этой книгой, вполне могут ей доверять».
Жертвами Холокоста стали 6 000 000 евреев по всей Европе. За время оккупации на Смоленщине погибло около 3000 евреев. Благодаря книге «Помнить и никогда не забывать», фамилии более 800 из них стали известны.

http://smolensk.rfn.ru/rnews.html?id=16957







Сентябрь 2011

 14-16 сентября состоялись ставшие уже традиционными  экспедиции сотрудников Архивного отдела в Брянск и Брянскую область совместно с родственником партизанки Симы Кричевской- А. Н. Кричевским и историком В. Н. Кучером. В эти дни на стоянке партизанского отряда им. А.И. Виноградова прошла торжественная встреча, на которой  Александру Кричевскому была вручена медаль «Памяти партизан и подпольщиков».
      Л.А. Тёрушкин и А.Н. Кричевский посетили Музей  Комсомольской организации Брянска в школе № 14 г. Брянска, где есть материалы о Симе Кричевской и ее боевых товарищах. А. Кричевский и Л. Терушкин прняли участие в «Уроке мужества», который был организован для учащихся школы.
  А. Кричевский, Л. Терушкин, сын партизана-подрывника Ю. Протопопова, соратника Симы Кричевской –Сергей Протопопов и сын комиссара отряда Тресикова побывали в Музее Брянского Механического Завода, где ознакомились с экспозицией и Архивом Музея. В беседе с директором Музея- Н. Новиковой была достигнута договоренность об обмене материалами с Архивом НПЦ. В частности, в Музее удалось обнаружить подлинные документы партизанских отрядов Брянщины- боевые донесения, справки о повседневной жизни партизан, приказы, редкие фотографии. Среди этого уникального
массива документов  есть документы о евреях-партизанах. Например мы нашли давно разыскиваемую листовку-обращение «К женщинам-партизанкам Брянских лесов» (март 1942 г.),где Сима Кричевская и ее подвиг упоминается в одном ряду с Зоей Космодемьянской и Лизой Чайкиной. В Музее есть фотография  партизанского разведчика А. Я.  Кейтлина. «10 000 за мертвого, 20 000-за живого обещали фашисты»- (такую запись  на обороте фотографии Кейтлина сделали передавшие фотографию в Музей друзья  партизана).
       В Музее есть  донесения подпольных организаций Брянщины о положении на оккупированных территориях, об уничтожении евреев и цыган.
    14 сентября к 68-й годовщине  освобождения Брянска была приурочена  научно-практическая   конференция «Брянщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Люди. События. Факты». Героическое и трагическое на фронтах и в тылу. Это и многое другое было в числе тем обсуждения ветеранов, историков и молодежи.
 Открыл круглый стол председатель комитета по науке Юрий Лунев.  Руководитель архивного отдела Российского НПЦ «Холокост» Леонид Терушкин выступил с докладом «Человек на войне. Фронтовые письма уроженцев, защитников и освободителей Брянщины. Новые поступления в Архив НПЦ «Холокост». Л. Терушкин рассказал о письмах Бориса Кигеля, погибшего в сентябре 1943 г.  при освобождении Брянска, которые недавно поступили  в Архив от дочери Б. Кигеля, проживающей в Ростове-на Дону. Командир отделения Б. Кигель, призванный из Новосибирска в начале 1943 г. стал одним из героев песни «На безымянной высоте» . (Думаю, что про эту историю я подготовлю отдельную страничку с отрывками писем и фото) . Кроме того я рассказал о дневнике политрука Эммануила (Саши) Гурвича- комиссара Дятьковского партизанского отряда в 1941-1943 гг, Войну он закончил в Берлине в разведотделе штаба 3-ей Ударной Армии. Отрывки дневника Э. Гурвича  «Партизанской тропой » публиковались в феврале 1942 г. в газете «Красный воин»  Московского военного округа. Подлинные вырезки этих публикаций и машинописная копия дневника поступили в  Архив НПЦ благодаря усилиям Т. Г. Жуковой.
Т. Г. Жукова так же принимала участие в конференции. Ее выступление было посвящено уроженцам Брянщины-участникам Французского Сопротивления.
Историк В. Н. Кучер сделал интересный доклад-анализ «Партизанский отряд и Истребительный отряд. Общее и различное», вызвавший оживленную дискуссию участников конференции.
15-16 сентября В. Кучер и Л. Терушкин работали в Государственном  Архиве Брянской области.
Л. Терушкин и А. Кричевский встретились с руководителями Брянского областного еврейского центра «ХЭСЭД ТИКВА» И. И. Черняк и И. Б. Зальзбургом, которым были переданы . новые издания НПЦ. Руководители «ХЭСЭД ТИКВА» предложили установить памятную доску к 70-й годовщине гибели Симы Кричевской (26 декабря 1941 г.). Л. Терушкин и Л. Кричевский поддержали эту идею и получили предварительное согласие на установку доски в Школе № 14, где есть Музей (см. выше)


 





Сентябрь 2011

 Дигитализированные документы коменданта района Берлина А. Гофштейна пополнили  архив Центра «Холокост»

Находясь в Израиле, сопредседатель Центра «Холокост» И. Альтман был приглашен руководством ЦК Союза воинов и партизан-инвалидов войны с нацистами. В неформальной беседе с Ильей Альтманом  редактор журнала «Голос инвалидов войны» Моше Шпицбург с горечью поведал о проблемах сохранения овеществленной памяти, документов – свидетелей воинской славы евреев- борцов с нацизмом, сражавшихся в рядах Красной армии. В частности, журналист познакомил ученого с небольшой коллекцией документов, принадлежавшей в прошлом подполковнику юстиции Александру Гофштейну.

 Подполковник Александр Гофштейн являлся кавалером высшей награды СССР – ордена Ленина, что  явно свидетельствовало о заслугах еврея – офицера в разгроме нацизма. Военный юрист, судя по имеющимся документам, участвовал в боях на южном участке фронта, в частности, в боях за Керчь и Новороссийск в 1942-1943гг.

  Один из уникальных документов – удостоверение о назначении подполковника комендантом района Берлина Фриденау, подписанное 26 апреля 1945 года командармом 5 ударной армии 1 Белорусского фронта генералом Н. Берзариным, первым комендантом Берлина.

От редакции сайта: мы не случайно указали, что именно дигитализированные, то есть, оцифрованные в электронной версии документы пополнили архив Российского Центра "Холокост". В настоящее время Центр "Холокост" начинает переговоры с переславшим в Израиль оригиналы документов г-ном Я. Швериным, касающиеся передачи подлинников в Российский Центр "Холокост".

 

 




Сентябрь 2011
                                   Номер 71656... Казнен как участник Сопротивления
 
Архив Центра "Холокост" пополнили и в настоящий момент расшифровываются сотрудниками архивного отдела 14 писем с фронта 1941-1942ггю москвича, лейтенанта Григория Терушкина, военнопленного, участника лагерного сопротивления, расстрелянного нацистами в 1944 году в Маутхаузене
"Студента II курса спецфака Терушкина Григория Владимировича отчислить из института в связи с уходом на фронт». А до этой скупой записи, сохранившейся в архиве института, короткая, но содержательная жизнь.
  Григорий Терушкин родился в 1918 году. Рано лишившись отца, четырнадцатилетний Гера поступает на московский завод АТЭ-1 в центральную заводскую лабораторию. Работает сначала электриком, потом термистом, одновременно заканчивает среднюю школу. Григорий Терушкин был искусным снайпером и даже участвовал в международных заочных соревнованиях по стрельбе.
 В 1939 г. он поступил в Московский институт стали и вскоре, снискав уважение студенческого  коллектива, был избран в состав институтского профкома. Его умение подчинять личные интересы общественным ставилось в пример.
  Когда началась Отечественная война, Г. .Терушкин ушел в Красную Армию. В октябрьских оборонительных боях 1941г. .его ранили. После выздоровления ему предлагают бронь, но он отказывается. Лейтенанта Терушкина командировали на краткосрочные курсы усовершенствования, по окончании которых он получил назначение в действующие войска Калининского фронта. Вскоре после этого почтальон перестал приносить в 15-ю квартиру дома № 12 по Первому Переведеновскому переулку армейские письма. 
  Потом жена Терушкина  И. Т. Карелина получила сообщение, что в одном из июльских сражений 1942 г; ее муж-начальник штаба батальона 497-го полка 135-й стрелковой дивизии — пропал без вести.
  Дивизия, в которой служил лейтенант Терушкин, входила в состав фронтовой оперативной группы генерала Колпакчи, созданной командованием Калининского фронта 6 марта 1942 г. Уже после окончания войны появились сведения, что  старший лейтенант  Г. Терушкин не погиб, а попал в плен. К его жене и брату - А. В. Терушкину приходили бывшие военнопленные-товарищи Геры.
Многим из них удалось бежать из плена с его помощью. Вероятно, Гера передал им адреса родственников  в Москве. 
  Осенью 1943 г. Григория Терушкина тяжело больным привезли в Раштаттский лазарет для военнопленных. Здесь старший лейтенант узнал о Братском сотрудничестве военнопленных и стал одним из его активных участников.
 Братское сотрудничество военнопленных - "БСВ" - подпольная антифашистская организация, созданная советскими военнопленными в Южной и Юго-Западной Германии в конце 1942-начале 1943 г. БСВ тесно сотрудничала с немецкими антифашистами (Антинацистский немецкий народный фронт, созданный в Мюнхене) и иностранными рабочими, угнанными в Германию. Деятельность БСВ - это организация саботажа на предприятиях, побеги, антифашистская пропаганда, подготовка восстания в лагерях, где создавались подпольные комитеты и ячейки
 Вместе с другими советскими патриотами Г. Терушкин принимал участие в создании штабного комитета, в который вошли также 24-летний старший лейтенант Валентин Деничев, 20-летний лейтенант Виталий Леонов и 23-летний красноармеец Петр Конев.
  Виктор Васильевич Леонов в начале Отечественной войны вместе с однокурсниками покинул стены института, чтобы стать курсантом 2-го Ленинградского артиллерийского училища.
Закончив его в ускоренном порядке в декабре 1941 г., лейтенант Леонов был направлен в распоряжение командующего артиллерией Московского военного округа. В последних числах  января 1942 г. молодой офицер прибыл в действующую армию и принял командование одним из подразделений 276-го артиллерийского полка той же 135-й стрелковой дивизии, в которой служил и офицер Терушкин. Трудно установить подробности фронтовой судьбы Виктора Леонова. По-видимому он попал в руки врага в одном из боев за Ржев. Архивные документа шталага VU Штутгартского военного округа ,свидетельствуют, что в сентябре 1942 г. лейтенант Леонов числился уже среди узников этого лагеря.
  После того, как в Раштатте было образовано несколько ячеек и групп подпольного движения, штабной комитет создал в городе местный комитет БСВ. Известно, в частности, что штабной комитет создал даже "подпольный батальон" и что число активных приверженцев БСВ в этой части Германии, арестованных позднее полицией, было наиболее высоким по сравнению с другими районами страны.
  С течением времени конспиративный центр патриотического движения в Раштатте начал создавать подпольные ячейки и группы БСВ не только в Бадене, Пфальце, но и в пограничных с Германией районах, где имелось значительное число советских пленных и где освободительные цели Братства также находили горячий отклик.
Организаторы и руководители центра БСВ в Раштатте с самого начала стремились придать движению в юго-западной Германии повстанческий характер.
 Они отказались от создания двух органов подполья — политического в лице совета БСВ и оперативного в лице штаба совета и решили, что их функции будет выполнять один штабной комитет в Раштатте.
Этот орган патриотического подполья вовлек в антифашистскую борьбу большую группу советских  студентов-ополченцев, находившихся в баденских лагерях для военнопленных. В большинстве это были те, кто пошел защищать Москву в составе народного ополчения 1941 г.
  Важным источником для выяснения персонального состава участников подпольного движения в Бадене, Вюртемберге и Эльзасе являются картотеки соответствующих лагерей военнопленных, а также списки узников концентрационного лагеря Маутхаузен, куда были сосланы очень многие советские участники освободительной борьбы.
  В результате такого сопоставления можно, в частности, с большой достоверностью считать, что ближайшими сподвижниками старшего лейтенанта Терушкина, личный номер в Маутхаузене 71656, лейтенанта Леонова, личный номер в Маутхаузене 71626,-Леонида Горенко,личный номер в Маутхаузене 79059, и старшего лейтенанта Чупахина, личный номер в Маутхаузене 71661, были узники Оффенбургского шталага VU: 29-летний техник-интендант М. А. Котляров,личный номер в Маутхаузене 79635, агроном из Воронежской области, а затем техник-интендант 1-го ранга И. М. Шурупченко, личный номер в Маутхаузене 71655, воспитанник Киевского медицинского института 23-летний военврач 3-то ранга Д. И. Балаш, личный номер в Маутхаузене 79053, 23-летний воентехник Н. А. Иванов, личный номер в Маутхаузене 79077, лейтенант Г. Г. Гуляев, личный номер в Маутхаузене 79065, командир батареи той же 135-й стрелковой дивизии, в которой служили Григорий Терушкин и Виталий Леонов, лейтенант С. Л. Сазоненков, 20-летний лейтенант В. С. Тарасенко, 37-летний лейтенант-кавалерист В.Н.Игнатов, офицер-танкист Я. Ф. Кузнецов и другие.
   Жизнь Григория Терушкина осенью 1944 года, когда организация была раскрыта, трагически оборвалась. Свыше 400 человек-руководителей и активных участников БСВ были казнены летом 1944-весной 1945 г.
25 сентября 1944г.Г. Терушкин и еще 124 участника антифашистского движения Сопротивления были расстреляны в концлагере Маутхаузен.
 Могу добавить, что по рассказам дочери – Галины Григорьевны, пенсию они получали за погибшего отца, как за «капитана». Вероятно, приказ о присвоении звания пришел уже после того, как старший лейтенант Григорий Терушкин выбыл из списков части.
  После того, как жена Григория в 1942 г. получила извещение о том, что он пропал без вести, больше никакой информации не было вплоть до конца войны. А потом к ней и к Абраму Терушкину заходили люди, вернувшиеся из плена. Адреса они получили от Григория. От них и стало известно, что он не погиб в 1942 г.. а попал в плен . Его товарищи по плену рассказывали о нем, о его участии в подпольной антифашистской организации. Многие думали, что он остался жив, приходя   к его родным, надеялись его увидеть. Товарищи Григория, многим из которых удалось выжить в плену или совершить побеги, благодаря его помощи и при его участии, говорили, что обязаны ему жизнью. Они полагали, что ему тоже удалось спастись. Кто-то даже приходил с бутылкой, подарками - хотел выпить с Григорием за Победу, за встречу.
  Но подробностей гибели Григория никто не знал. На фамильной плите в колумбарии Донского крематория в Москве, где родные поместили фотографию Геры и написали его имя, оставалась дата смерти «1942»
   6 ноября 1957г. в  номере 32 газеты  «Сталь» (орган партбюро, комитета ВЛКСМ, профкома и руководства Московского института стали и сплавов) появилась маленькая заметка «Обыкновенный герой», где очень кратко описывалось участие Г.В. Терушкина в Братском сотрудничестве военнопленных (БСВ), упоминался Раштаттский лагерь военнопленных, где был Гера и указывался год смерти -1944.
    8 и 10 февраля 1962 г. в «Комсомольской Правде»  была опубликована статья «Братство» (авторы А. Агафонов и Б. Агуренко). В ней довольно подробно описывалась история борьбы и гибели «БСВ» и Антифашистского немецкого народного фронта. Там же был список группы активных участников Братского сотрудничества военнопленных, расстрелянных в лагере Дахау  4 сентября 1944 г. Среди них – Григорий Терушкин.
    Газетные статьи сейчас хранятся в Архиве НПЦ «Холокост».
    А в 1970 г. вышла книга Е. А. Бродского «Во имя победы над фашизмом. Антифашистская борьба советских людей в гитлеровской Германии (1941-1945 гг.). М., Издательство «Наука». Ссылок в книге мало, но ясно, что автор пользовался и немецкими архивными материалами. На стр. 381-382, 394,566 о Г. В. Терушкине и его ближайших соратниках рассказывалось уже весьма подробно. Указывалась и точная дата гибели - 25 сентября 1944 г.  в Маутхаузене.
    К сожалению, тираж этой книги был всего 20 000 экз. – мизерный для масштабов СССР. Ко мне в руки она попала  пару лет назад, когда я встречался с писателем-фронтовиком В. Р. Томиным в процессе работы над книгой о восстании в лагере смерти Собибор. Валентин Романович вспомнил, что где- то встречал мою фамилию. А узнав, что Г. В. Терушкин мой дядя, подарил мне эту книгу.
       Л. А. Терушкин,
заведующий Архивом НПЦ «Холокост»





Сентябрь 2011г.
                              «Особенно я боюсь за жену и детей…»     
  Письмо бывшего военнопленного советского солдата, мужа еврейки и отца еврейских детей: «Если они не эвакуировались при приближении немцев, то я считаю их погибшими от рук фашистов, поголовно уничтожавших людей еврейского происхождения» - свидетельство информированности советских людей  о Холокосте на территориях СССР.
В  начале сентября архив Центра «Холокост» пополнился материалами еще одного «домашнего архива» - его владелец, сын еврейки и русского, Александр Иванович Полуянов проживает в израильском городе Беер-Шеве.
Судьба еврейской семьи русского солдата, бывшего военнопленного Ивана Полуянова(1905-1972), оказавшейся в немецком концлагере в районе Льгова Курской области описана сыном Александром в сборнике воспоминаний бывших узников гетто и концлагерей «В жить так хотелось…» (Израиль, 2010), где так же воспроизведен и сканимидж письма, написанного отцом сразу же после освобождения из плена.
 Обращаясь к родным, живущим в Курской области, он выражает глубокое беспокойство судьбой семьи: «Особенно я боюсь за жену и детей», поскольку уже обладает, исходя из опыта пребывания в немецком плену, информацией о политике германского нацизма, направленной на массовое уничтожение еврейского населения на территориях СССР».
 Интерес также представляют справка Льговского горсиполкома, выданная жене Ивана Полуянова Татьяне Эвельсон о пребывании в немецком концлагере, свидетельство о рождении Александра Полуянова, фотографии родителей и т.д.
 Воспоминания Александра Полуянова, опубликованные в сборнике носят несколько хаотичный характер, однако можно сделать выводы о том, что в небольшом концлагере вблизи узловой жележнодорожной станции Льгов содержалось не более сотни еврейских семей. Лагерь постоянно попадал в зону бомбежки советской авиации. Наступление советских войск в начале 1943 года спасло две еврейские семьи, в том числе и Александра Полуянова с матерью и сестрой от уничтожения нацистами.
 Ольга Николаева 1940 года, сестра Александра, ныне Николаева, проживает в г. Льгов Курской области. Мать Татьяна Павловна Эвельсон, 1911 г. рождения, уроженка Двинска (Латвия), скончалась в 2002 году в г. Льгове.
 На снимках: Иван Полуянов с сыном Сашей незадолго до начала войны; Татьяна Эвельсон в 30-е годы; письмо бойца Красной армии, бывшего военнопленного Ивана Полуянова.
  Поиск, отбор и подготовка материала: Григорий Рейхман, Израиль.









Август 2011г.
 Фотографии бывшего коменданта Белостока в канун войны, а затем - генерала -майора Самуила Маркушевича, преподавателя Академии генштаба пополнили архив Центра "Холокост"

 Произошло это благодаря  публикации в израильской газете "Новости недели" материала политолога Алекса Векслера "Командиры Второй мировой" (печатный вариант приложения "Информпространство"№, № 154 за май 2011г.), где среди прочих упоминалось имя генерал-майора Самуила Аббовича Маркушевича.
 В израильском г. Афула проживает родная племянница генерала-еврея Галина Соломоновна Ковалева - Маркушевич. После прочтения публикации, она обратилась через газету к автору статьи А. Векслеру с предложением переслать ему имеющиеся у нее подлинные фотографии дяди в различные периоды жизни, причем одна из них - довоенная. Предлагаем вашему вниманию выдержку из ее письма "Самуил Маркушевич - мой дядя"
"
Для моих родителей дядя Самуил был близким, родным человеком. Мы жили в разных городах: дядя — в Москве, наша семья - в Харькове. Тем не менее родители часто о нем говорили, интересовались его жизнью. И с тех пор я кое-что запомнила и могу рассказать.
Перед гражданской войной юный Самуил, как и другие братья Маркушевичи, проживал в украинском селе Борозда (официально — село Архангельское, я об этом писала в материале "Места и главы моей жизни"; "Еврейский камертон" за 10 февраля 2011 г.). Затем, спасаясь от погромов, все братья с семьями переехали в еврейскую колонию Бобровый Кут (Херсонская область), Мама помнила, что в Бобровом Куте Самуил работал кочегаром на местной мельнице. Молодого кочегара после работы можно было встретить с закопченным от угля лицом. Но при этом он оставался веселым, улыбчивым, обаятельным. А вскоре ушел добровольцем в Красную армию. Из военной его жизни мои родители знали только то, что накануне войны он служил комендантом города Белостока.
  Надо полагать, что у дяди Самуила было военное образование. Из кочегара в генерал-майоры, очевидно, путь нелегкий и непростой. После войны дядя Самуил жил в Москве, в доме на площади Хо Ши Мина. Сын его - Олик (в честь одиннадцатилетия Красной армии) был больным человеком. Тетя Миля (жена) пять лет лежала, прикованная к постели. И врачи поражались тому вниманию и заботе, тому терпению, с которыми дядя к ней относился.
Приезжая в Москву (я работала юристом в харьковском институте "Укргипротяжмаш"), я обязательно посещала дядю Самуила. Он был очень гостеприимным человеком, интересным собеседником. Интересовался литературой, много читал. Показывал мне блокноты с выписками из прочитанного. Выйдя в отставку, преподавал в Академии генерального штаба."
Прилагались адрес и телефон для связи.
 К сожалению, А. Векслер на это предложение не ответил, зато на предложение отреагировал наш представитель в Израиле Григорий Рейхман. Он немедленно связался с Галиной Соломоновной Ковалевой - Маркушевич, и спустя некоторое время им были получены бесценные оригиналы, которые отправлены в архив Центра.
В адрес Галины Ковалевой - Маркушевич было отправлено благодарственное письмо сопредседателя Центра "Холокост" И. Альтмана, где говорилось "Хочу выразить Вам глубокую сердечную благодарность за передачу дорогих реликвий в Центр «Холокост», где они займут достойное место, поскольку свидетельствуют о достойном  участии воинов – евреев в разгроме нацистского врага. Биография Вашего дяди описана в "Еврейской военной энциклопедии" Ильи Левитаса, вышедшей в Киеве".


25 июня 2011г.
В Еврейском культурном центре у Никитских ворот состоялась презентация нового издания - книги .бывшего военнопленного Л. Котляра. Выступали автор (он из Киева), его сын Юрий Котляр, представитель издательства Григорий Пернавский, историк П. Полян, а также заведующий архивом Центра "Холокост" Л. Терушкин.
Книга «Воспоминания еврея-красноармейца состоит из двух частей. Первая - воспоминания одного из совстских военнопленных сврейской национальности. Сам Леонид Исаакович Котляр, озаглавил  их «Моя солдатская судьба (Свидетельство суровой эпохи)»
В июле 1941 года в 19 лет ушсл добровольцем на фронт, а через два мссяца попал в плен к фашистам. Прошел через лагеря для военнопленных, жил на территории оккупированной немцами Украины, был увезен в Германию в качеcrве oстарбайтера, несколько раз подвергался проверкам и, скрывая, на протяжении трех с половиной лет национальность,   чудом ocrалcя в живых.
Вторая часть книги - статья  российского иcторика П. Поляна  об участи попавших в плен евреев-краснoармсйцев.
Воспоминания еврея-красноармейца / Л. Котляр, П. Пoлян. -М.: Вече, 2011. -352 с. : ИЛ. -(Военные тайны ХХвека).
ISBN 978-5-9533-5705-0


22 июня 2011г.
В Еврейском культурном центре у Никитских ворот состоялась презентация нового издания: Виктор Лазерсон. Тамара Лазерсон-Ростовская.Записки из Каунасского гетто (Катастрофа сквозь призму детских дневников). Дневники. Очерки. Стихи (2011)
 На презентации выступали составитель П. Полян,  кинорежиссер Евгений Цымбал, продемонстрировавший отрывки из своего нового фильма о Тамаре Лазерсон и Каунасском гетто, в котором использованы материалы Российского Центра "Холокост".  Выступала Анна Гладкова - представитель издательства «Время». П. Полян отметил, что в его планах создание в из-ве «Время» новой серии о Холокосте «Свитки из пепла». С Тамарой Лазерсон - Ростовской связывались по скайпу. Народу собралось человек 40. В своем выступлении заведующий архивом Центра "Холокост" Леонид Терушкин упомянул о первой пробе издания дневника, осуществленной в Израиле.
Серия "Свитки из пепла. Свидетельства о Катастрофе". Составитель Павел Полян (Москва -Фрайбург);
общественный совет:
Бени Брискин, Алла Гладкова, Юрий Каннер, Борис Пастернак, Николай Поболь, Алексей Симонов, Леонид Терушкин и Людмила Улицкая (Москва), Даниил Гранин, Яков Гордин и Борис Фрезинский (Санкт-Петербург),
Аркадий Зельцер, Леонид Смиловицкий, Кирилл Феферман и Арон Шнеер (Иерусалим), Павел Ильин (Вашингтон), Арно Люстигер (Франкфурт-на-Майне), Хайнц-Хайнрих Нольте (Ганновер)
Дневники узников Каунасского гетто Тамары и Виктора Лазерсонов имеют
не так уж много аналогов. Возраст писавших (13-15 лет!), сочетание исторических. бытовых событий и интимных переживаний сближает эти записки с дневником амстердамской ровесницы авторов - Анны Франк. Дневник Тамары вобрал в себя драматические события не только периода ее жизни в гетто, но и того времени, когда она скрывалась от немцев в литовской глубинке под вымышленным именем. а также тех нескольких лет после окончания войны, когда в Литве установилась советская власть. помимо дневников Тамары и Виктора в книгу включены их очерки и стихи. Завершают книгу выдержки из писем, полученных Тамарой Лазерсон от ее литовских  спасительниц, а также посвященное ей стихотворение.
Комментарий редакции сайта
Не лишне отметить, что первое издание на русском языке было в Израиле в 2002 году. Тамара Лазерсонайте - Ростовская считает его не удачным. Тем не менее, 100-150 экземпляров "Тетради из сожженного гетто" стали достоянием русскоязычной общественности Израиля, а один хранится в библиотеке Российского Центра "Холокост".
Рецензию израильского журналиста Григория Рейхмана на это "неудачное" издание - "Девочка родом из Шоа"  читайте здесь:http://sem40.ru/anti/1377/


21 июня 2011г. 
В МГИМО состоялась презентация 7- тома сборника «Великая Победа», куда вошла статья заведующего архивом Центра "Холокост" Л. Терушкина,  "Отношение к нацистским преступникам после 1945 г. и современные тенденции их оправдания", с которой он выступал  на конференции в МГИМО в начале мая. В 8-й том вошла статья Н. Лебедевой о Нюрнбергском процессе.
Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России во взаимодействии с Комиссией при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России
ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА под общей редакцией C. Е. Нарышкина, А. В. Торкунова. ИCПЬITАНИЕ т.VII
Издательство «МГИМО -Университет» 2011
Приложение к "Вестнику МГИМО -Университета" Основана в 2010 г.
2011. -512 с. : ил. ISBN 978-5-9228-0754-8
7-ой том «Испытание» многотомного издания «Великая Победа» посвящен теме Великой Отечественной и Второй мировой войн. Решение о продолжении этого издания было принято по просьбе читателей  и с учетом пожеланий научной общественности.
Нынешним  исследователям и читателям современных интерпретаций событий военных лет приходится сталкиваться с различными оценками и трактовками той эпохи. В существующем многообразии  исторических подходов к событиям Второй мировой войны и Отечественной войны настоящее издание дает аргументированный отпор попыткам недобросовестного или политически мотиванного толкования событий тех лет, основываясь на непоколебимом понимании решающего вклада в достижение победы над «коричневой чумой» нашей страны, нашего народа.
"Испытание» приурочен к 70-летию начала Отечественной войны. Многочисленный авторский коллектив подготовил его специально к этой годовщине, уделив особое внимание перипетиям дипломатических, политических и военных столкновений, начиная с середины 30-х годов прошлого века.
В издание  вошли уникальные материалы государственных архивов, рассекреченные в последнее время.
Издание рассчитано на широкий круг читателей и любителей отечественной истории.
МИД России, 2011



Июнь, 2011г.

  Архив НПЦ "Холокост" пополнился сборником "Прошлое и настоящее еврейских общин Поволжья и Центральной России: материалы межрегиональной научно-практической конференции, 1 марта 2011 г.Нижний Новгород, 2010. — 154 с", присланный организаторами конференции Еленой Деречинской и Юлией Горнушенковой.
 В сборник вошли материалы межрегиональной научно-практической конференции «Прошлое и настоящее еврейских общин Поволжья и Центральной России». Конференция состоялась 1 марта 2011 г. в Нижнем Новгороде и стала заключительным мероприятием проекта «О чем молчат дома. История еврейской общины Нижнего Новгорода» (руководитель Е. Деречинская). Работа выполнялась в 2009-2011 гг. НООО «Общество еврейской культуры Цви Гирш» как партнерский проект с БФ «Еврейский центр Хэсэд Сара» при поддержке БФ «Фонд еврейского образования в Диаспоре имени Л.А. Пинкуса». Доклады основаны на исследовательском и краеведческом материале, часть сообщений — на личных воспоминаниях докладчиков.
   Тема Великой Отечественной войны и влияния ее последствий звучала во многих докладах. Заведующий архивным отделом НПЦ «Холокост» (Москва) Л.Терушкин в докладе «Поиск, изучение и использование переписки периода Второй мировой войны и Холокоста» рассказал о той большой работе, которая ведется в НПЦ «Холокост» по раскрытию неизвестных страниц истории Второй мировой войны, выявлению мест уничтожения евреев, сохранению памяти о трагедии евреев, сотрудничестве с общинами разных городов России и стран СНГ. Отдельно Л.А. Терушкин рассказал о проекте «Сохрани мои письма…», посвященного теме сохранения памяти о тех, кто воевал на фронтах ВОВ. Во втором издании сборника «Сохрани мои письма…» опубликованы материалы, собранные в Нижнем Новгороде в БФ ЕЦ «Хэсэд Сара». Это письма нижегородцев-участников боевых действий, представленные их родственниками.
    Теме памяти о Холокосте было посвящено и выступление председателя Дзержинской общины Е.Берковича «Судьбы евреев Дзержинска – участников ВОВ». Он рассказал о тех дзержинцах, которые воевали на фронте, о «малолетних узниках гетто», которые обосновались в Дзержинске после войны, о тех, кто погиб на оккупированных территориях.    Доклады и отзывы участников печатаются с сохранением авторского стиля. 

 

      







      Ростов на-Дону  
                    
                             «Война в истории и судьбах народов России»

   1-2 июня 2011г. в Ростове -на -Дону состоялась Международная научная конференция «Война в истории и судьбах народов России» (К 70-летию начала Великой Отечественной войны).
Конференция была подготовлена и проводилась Южным Научным Центром Российской академии наук. По материалам конференции был выпущен сборник «Война в истории и судьбах народов юга России». С докладом «Морально-психологическая подготовленность бойцов Красной Армии: предвоенные планы и фронтовая реальность (по дневникам и письмам из Архива НПЦ «Холокост»)» на конференции выступил заведующий архивом Центра «Холокост» Л. Терушкин..
 После выступления состоялось довольно оживленное обсуждение, дискуссия, в которой приняли участие  Л. Левендорская (Центр документации новейшей истории Ростовской области), Е. Кринко (Южный Научный  Центр РАН), Т. Абрамова (Ростовский областной музей краеведения).
   Как отметил Л. Терушкин,  участие в конференции Центра «Холокост» способствовало обсуждению планов сотрудничества с руководителем Центра документации новейшей истории Ростовской области Л. Левендорской. Это выявление писем евреев Ростова  в годы  войны и подготовка совместных публикаций.
  Т. Абрамова информировала о материалах, касающихся евреев Ростова (военных и довоенных) в фондах их музея. Была достигнута договоренность о предоставлении друг другу материалов, касающихся А. Печерского. В Ростовском музее есть интересные фото и документы о герое. Присутствовавший на конференции Борис Роев прислал в  Центр из семейного архива фото памятника погибшим евреям в п. Ремонтное Ростовской обл, сделанное в 70-е годы минувшего века.
 Л Терушкин передал Л.Левендорской и Т.Абрамовой сборники писем, а также «Восстание в Собиборе»).
 Л. Терушкин посетил ростовскую гимназию гимназии  «ОР АВНЕР», где передал  заместителю директора  Л. Мирошниковой книги НПЦ «Холокост» и посетил школьный музей Холокоста. «С Л. Мирошниковой мы договорились о поиске и сканировании писем, имеющихся в личных и семейных архивах ростовчан, о привлечении учащихся гимназии к этому процессу.  Она передала  для НПЦ ряд материалов их Музея (копии архивных документов, фотографии погибших в Ростове в 1941-1942 гг.)».






Май 2011
12 мая  в саду «Эрмитаж состоялась традиционная встреча ветеранской группы «Россия-Израиль»  Российского Комитета ветеранов войны и военной службы, Посвященная Дню Победы. На встрече Л. А. Терушкин представил книгу «Сохрани мои письма….» (2010 г.), в которую включены письма с фронта нынешнего руководителя  группы «Россия-Израиль», а в 1944-1945 гг. старшего лейтенанта  Александра Цвея и члена группы бывшего сержанта Бэлы Моисеевны Зельбет.
В тот же день заведующий Архивом НПЦ «Холокост» Л. А. Терушкин выступил в прямом эфире на 5-м канале телевидения России в  новостной программе в 22 часа. Он прокомментировал приговор германского суда по делу Ивана Демьянюка, вынесенный в тот же день. «Не столь важно какой срок заключения определили И. Демьянюку, главное, что подтвержден принцип неотвратимости наказания за преступления нацистов и коллаборационистов»

http://5-tv.ru/news/39778/







Архив: день за днем
Апрель.  Были проведены аудио-интервью с несколькими эвакуированными и пережившими Холокост. Среди них - Галахова, передавшая в архив письма ( впервые письма ее отца из семейного архива были опубликованы во втором выпуске сборника "Сохрани наши письма" (2010 г.). В архив также поступили фотографии погибших (Ройтман), воспоминания (Былинина) продолжали поступать письма из коллекции Рабиновича из Риги. Плодотворной оказались поездка зав. архива Центра Л. Терушкина  в Томск и С-Петербург, откуда в архив Центра поступили материалы из семейных архивов Цейтлина и Горелика.

   Архив НПЦ "Холокост" пополнился сборником «Юг России в Великой Отечественной войне: тропы памяти (19-20 ноября 2010 г., Краснодар) В него вошли материалы докладов и сообщений, представленных на научно-практическую конференцию  Книга представляет интерес для ученых, аспирантов, студентов гуманитарных специальностей и всех, кто интересуется вопросами социальной истории войны и исторической памяти. Статья заведующего архивом НПЦ "Холокост" Л. Терушкина и сотрудника НПЦ Д. Алексеева  приводится полностью (с.10-27)


Д. А. Алексеев, Л.А. Тёрушкин

Письма и дневники ВОЕННЫХ ЛЕТ в Архиве НПЦ «Холокост». ЮЖНЫЕ РЕГИОНЫ РОССИИ: ФРОНТ И ТЫЛ

Архив научно-просветительного центра «Холокост» начал создаваться в 1992 г. одновременно с организацией НПЦ «Холокост» в Москве для увековечения памяти жертв Холокоста, сбора свидетельств и воспоминаний, создания музеев и документальных экспозиций.

На сегодняшний день архив состоит из 48 личных фондов, среди них: генералов В.Петренко (участника освобождения Освенцима), П.Бограда, М.Гефтера (участника войны, основателя центра «Холокост»), героев Советского Союза Н. Стратиевского и Л. Бубера, писателей А. Исбаха и И.Фефера (члена Еврейского Антифашистского комитета), фронтовых корреспондентов М. Трахмана и Д. Минскера); а также 15 тематических коллекций («Холокост на территории Европы», «Холокост на территории СССР», «Холокост на территории России», «Евреи-военнопленные» , «Евреи-участники Сопротивления», «Праведники Народов Мира», «Евреи-участники Великой Отечественной войны», «Евреи в тылу и эвакуации», «Памятники и мемориалы жертвам Холокоста и участникам Сопротивления», «Жертвы нацистского режима», «История евреев», «Аудиовизуальные материалы», «Редкие книги»). В их составе около 12 тыс. единиц хранения (воспоминания, фотографии, рисунки, личные вещи, служебные документы и др.), из которых более 5 тыс. каталогизированы, описаны и подготовлены к использованию. С 2008 г. создан и доступен исследователям путеводитель по архиву НПЦ.

Архив постоянно пополняется. Главной особенностью комплектования архива НПЦ «Холокост» является то, что мы собираем документы из личных и семейных архивов граждан России, Украины, Беларуси, Израиля, США, Германии. При этом мы стараемся вести инициативное комплектование, то есть вести поиск и учет потенциальных фондообразователей, а не ждем, когда они сами к нам обратятся. Разумеется, сегодня нельзя ограничиваться сбором документов только по истории Холокоста. Семейные архивы отражают историю целого народа, всей страны через судьбы отдельных личностей. Прежде всего, мы работаем с фондообразователями еврейского происхождения, потому что именно у них сохранились материалы (письма, фотографии, воспоминания, личные вещи) родственников-жертв Холокоста. Но специфика Холокоста на территории СССР заключается в том, что трагедия жертв неотделима от судеб их родных и близких, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, от судеб их друзей, соседей, школьных товарищей, представителей всех народов СССР.

Архив ведет большую работу по использованию своих материалов. Одно из ее направлений – экспонирование переданных реликвий на документальных выставках. В НПЦ регулярно проводятся выставки, посвященные памятным датам и событиям Холокоста на территории СССР. В 1998 г. на основе материалов Архива была подготовлена экспозиция в Мемориальной синагоге на Поклонной Горе. С 2004 г. Архивный отдел НПЦ «Холокост» принимает активное участие в выставках, посвященных Москве военных лет и обороне Москвы в 1941 г. Совместно с архивными учреждениями г. Москвы. 9 апреля 2010 г. в Москве открылась выставка «Советское общество и война. 1941-1945 гг.», подготовленная Федеральным архивным агентством Российской Федерации. На выставке впервые была предпринята попытка исследовать разнообразные грани масштабной проблемы «Человек на войне». Впервые на выставке широко представлены документы о нацистском оккупационном режиме и Холокосте. Более 40 документов и экспонатов, в том числе около 20 писем периода войны для выставки передал Архив НПЦ «Холокост».

Другим важным направлением использования стала публикация фронтовых писем и отрывков из дневников в газетах «Новая газета», «Еврейское слово», «Международная еврейская газета», журналах «Лехаим», «Возрождение» (Австралия), израильской и американской русскоязычной прессе, газетах Брянска, Орла, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону и других городов России. Всего опубликовано свыше 150 писем более 80 воинов-евреев. В 2007 г. был подготовлен первый сборник писем и дневников евреев периода Великой Отечественной войны (составители Илья Альтман и Леонид Тёрушкин)[1]. Сейчас НПЦ «Холокост» подготовил продолжение этого сборника «Сохрани мои письма…»[2].

Изучение писем в сочетании с записью воспоминаний их авторов послужило материалом для выпуска звуковых дисков «Незабываемое. 1941–1945» совместно с Главным архивным управлением (ГАУ) г. Москвы.

Архив активно участвует в образовательных и мемориальных программах центра «Холокост», предоставляет документы для учебных заведений Москвы и России. Архив НПЦ поддерживает тесное сотрудничество с российскими и зарубежными научными учреждениями. Среди них Государственный архив Российской Федерации, Американский музей Холокоста (Вашингтон), Музей еврейского наследия в Нью-Йорке (США), ГАУ г. Москвы, Музей Яд-Вашем (Израиль), Музей истории евреев Беларуси (Минск), Фонд «Историческая память» (Москва), Рязанский областной государственный архив, Музей Героев Советского Союза (Москва), Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (Москва), Музей «Евреи в Латвии» (Рига), Еврейские общинные центры (Санкт-Петербург, Рязань, Брянск, Тула, Пенза, Орел, Великий Новгород, Псков, Нижний Новгород и др.).

Архив Центра «Холокост» располагает примерно 1,5 тыс. писем периода 1939–1945 гг. Эта коллекция собирается в течение последних 20 лет. В нее вошла переписка воинов-евреев с их родными и товарищами по оружию. Многие из авторов писем погибли или пропали без вести. Имеется также уникальная переписка и дневники (на русском и идиш) людей, находившихся в эвакуации, в блокадном Ленинграде, партизанских отрядах, госпиталях и даже в гетто.

В Архиве Центра «Холокост» среди фронтовой переписки довольно много материалов, относящихся к боевым действиям, положению на фронте и в тылу в южных регионах России в конце 1941 – начале 1943 гг.

В данном материале хотелось бы показать особенность писем с фронта как исторического источника, характеризующего психологию человека на войне, особенности его восприятия происходящего.

Вчерашние школьники или студенты, отцы семейств, родители, сыновья, находясь на передовой, готовясь к схватке с врагом в военных училищах и лагерях, по пути к фронту, залечивая раны в госпиталях – они мечтали о скорой Победе и встрече с близкими, надеялись, что вернутся живыми и невредимыми. При этом почти каждый из них беспокоился о судьбе своих родных, оставшихся на оккупированной территории. Самая характерная тема в письмах, особенно у авторов более старшего возраста (за 30 лет) – это беспокойство о бытовом устройстве, продовольственном обеспечении, повседневной жизни, учебе, здоровье их родных.

Солдаты и офицеры Красной армии писали, зная, что следующего письма может не быть, что надо успеть выразить свои чувства, передать приветы родным и близким на маленькой почтовой карточке или фронтовом «треугольнике», используя любую свободную минуту в часы затишья в окопах, в перерывах между боями. «С 9 сентября по 23-е участвовал в нескольких боях. Так же участвовал в высадке десанта. Если все это тебе описать, то это тебе доставит очень мало удовольствия. При высадке чуть не накрылся. В 2-х шагах от меня взорвалась мина и, представь себе, ни один осколок меня не задел. Лишь волной отбросило и маленько оглушило. Дня два-три ничего не слыхал, а затем все прошло. И сейчас чувствую себя хорошо» (Из письма брату лейтенанта Моисея Мирмовича, погибшего в 1943 г. под Новороссийском).

Связь с родными через переписку имела огромное психологическое значение в годы войны. Каждая весточка из дома вдохновляла бойцов. И на фронте, и в тылу не хватало бумаги. В ходе отступления, либо стремительного наступления на написание писем, казалось, не было ни времени, ни сил. «Пишу прямо в окопе», - типичное сообщение. Обычно письма писались в темноте, при слабом свете карманного фонаря или свечи в землянке, на рассвете перед атакой, в короткие промежутки между боями. Эти письма трепетно ждут, обижаются на их долгое отсутствие, нумеруют, чтобы знать – все ли дошли…

«Поздравляю вас дорогие родные с новым 1942 счастливым годом!

Дорогие родные, новый 1942 г. будет годом полного уничтожения всех врагов напавших на нашу счастливую мирную жизнь. Дорогие родные, на мою долю выпало счастье защищать сердце нашей родины Москву от страшных бандитов.

Но я… многое пережил и испытал, что такое война под Ростовом в общем описать не так легко и не стоит, но я пока здоров и невредим. Ведь всё ещё впереди. Враг бежит, но он ещё силён, много труда и жизней потребуется для полного уничтожения… Близок час и наш город Почеп вновь будет советским.

Можете быть уверены, что ваш сын с честью выполнит все то, что необходимо для быстрейшего разгрома врагов, не щадя здоровья и, если нужно, жизни.

Обо мне не беспокойтесь, берегите свое здоровье. Очень хотелось бы узнать что-нибудь о вас, но нужно терпеть. На этом кончу, завтра напишу еще…

Извините за грязь. Пишу на коленях» (Из письма артиллериста Зиновия Шейнина от 31 декабря 1941 г.)

Фронтовики почти каждое свое письмо начинают или заканчивают словами, о том, что у них все благополучно, они живы, здоровы и всем обеспечены. Их очень тревожила судьба родных и близких, оказавшихся за линией фронта. Именно этим, может быть, особенно отличаются письма евреев-фронтовиков. Первые упоминания о возможной гибели родных в оккупации можно встретить уже осенью 1941 г.

При изучении писем можно заметить, что нападение Германии, уничтожение еврейского населения (информация об этом постепенно распространялась, особенно среди фронтовиков) вызвали определенный всплеск национального самосознания солдат и офицеров – евреев. Во многих письмах есть строки о судьбе еврейского населения оккупированных территорий (не только родственниках), о большой ответственности воинов-евреев перед собственным народом («являясь сыном еврейского народа… я сражался с врагом, не щадя своих сил и жизни, для народного дела»). Подобные строки можно встретить в письмах даже весьма юных (18–19 лет) солдат.

«Я старался при первых же возможностях ставить тебя в известность о моем существовании, о том, что я жив, здоров. Впервые это мне удалось сделать только 18 мая из станицы Старотитаровской я послал тебе открытку. Но меня брал ужас, когда я вспоминал, что открытка вряд ли попадет к тебе раньше чем через 10 дней. А за это время, сколько ты вместе со своими родными будешь переживать, думать обо мне, где я и что со мною. Со ст. Крымской я послал тебе телеграмму, думаю, что ты ее уже получила.

Ну что писать? Как во сне все промелькнуло. Было трудно, описать это невозможно! Весна, которую ты так боялась – настала. И она себя проявила, и мы это почувствовали как следует, пережить увидеть за чрезвычайно короткий период пришлось очень многое и это запомнится, на всю жизнь. Войну, которую ведет немецкий фашизм, уничтожающую все на своем пути, безжалостную к мирному населению, я увидел собственными очами.

Сейчас приходим в себя. Много пришлось пройти пешком, измотались здорово. Здесь, в Тихорецкой, прекрасно. Весна настоящая, много цветов. И как тяжело думать, что в такое прекрасное время года в других местах идет жестокая схватка. Ночь вчера была тихая, тихая – таких хороших, спокойных ночей дано не переживал. Ну а как вы живете с дочуркой. Сколько я о вас думал, очень часто лежа в щели и вспоминал нашу пройденную советскую жизнь и думал, неужели нам больше не встретиться? Нет-нет – этому не бывать – еще немного потерпеть, собраться с силами, пережить все нехорошее, не падать духом, нам еще жить и жить, мы еще свидимся и заживем еще веселее и лучше, чем жили. Дочурка у нас «мировая», ее ненужно воспитывать, ей нужно учиться. Ее нужно подготовить для счастливой веселой жизни. А мы уж «старички» повеселимся вместе с ней.

Ривочка! Дорогая, успокойся, не плачь. Я много пережил, но я не плакал. Я много видел горького. Но сердце сжималось. Жуть как хочется мстить и мстить, разбить немецкую гадину, уничтожить до конца, так чтоб до конца жизни она не могла бы приподнять голову». (Из письма Павла Копысицкого своим родным – жене и дочери. 26 мая 1942 г.)

«Дорогая Ривочка!

Прости, что давно не писал и тебе приходится много из-за этого волноваться. Вот эти дни мы находимся в непрерывном движении. Преследуем отступающего немца. Тебе это должно быть известно из газет. Сейчас нахожусь недалеко от населенного пункта, который хорошо известен по гражданской войне, песню под его названием распевала наша Лилечка, когда была еще совсем маленькая. Все больше и больше освобождаем украинской территории. Сейчас уже находимся в Николаевской области. Трудности больше, работы много, но душа радуется, настроение повышенное. Чувствуешь, что творишь большое историческое дело, освобождаешь наш народ от немецкого гнета. Жуткие вещи рассказывают жители, находившиеся под немецкой оккупацией. Районы, где ему удавалось закрепиться, сплошь разрушены, дома сожжены, молодежь угнана в рабство в Германию. Еврейское население сплошь уничтожено, независимо от возраста. Трудно передать картины разрушения и опустошения некогда цветущих районов Украины». (Из письма Павла Копысицкого своим родным – жене и дочери. 2 ноября 1943 г.)

«Я сейчас с нашей частью в том же городе, где был в прошлом году в это же время. Город разрушен. Все евреи расстреляны, молодежь уведена в Германию. Жаль Ростова»[3] (Из письма Моисея Мазура, участника обороны Сталинграда, своему сыну, 1943 г.).

Хочется отметить, что многие письма имеют следы цензурных пометок (поправок): зачеркнутые и вымаранные строки и отдельные слова. Авторы писем с фронта были весьма изобретательны в уловках, чтобы обмануть цензоров. Например, писали о себе в третьем лице, как о знакомом с указанием места службы. «Получил письмо от известного вам Владимира Семеновича, он на Северо-Западном фронте»[4]. Многие авторы пользовались случаями, чтобы отправить письма домой через не полевую, а гражданскую почту или с оказией. Подобные письма часто содержат весьма откровенные строки.

Письмо В.Голубчина было отправлено родителям, которые, вероятно, считали его пропавшим без вести или погибшим. Можно представить себе их состояние, когда они узнали, что их сын жив.

«Здравствуйте дорогие мои родители папа и мама.

Наконец-то я имею возможность черкнуть вам пару слов. Прошу, чтобы это мое письмо вас очень не удивляло, так как раньше я был в таком месте, откуда я просто не имел возможность вам писать, короче говоря, я был «в числе без вести пропавших», может быть, такую весточку вы и получили.

Теперь я снова нахожусь среди своих русских воинов и вновь продолжаю защищать нашу любимую родину, и вас, дорогих моих родителей, братьев и сестер. Обо мне очень не беспокойтесь. Я чувствую себя неплохо, короче говоря, жив, здоров и невредим. Меня очень интересует, как ваше здоровье и как вы поживаете.

Напишите мне, сколько вы пережили волнений, не имея от меня вестей. Очень интересуюсь, жив ли Илья и где он находится. Вам должно прийти письмо от временного моего жительства, от меня, а может и от хозяйки, у которой я жил. Напишите и туда пару слов, оттуда вам напишут обо мне поподробнее.

Этот адрес. Краснодарский край. Гражданский район, станица Балковская, Пилюшенко Пелагея. У этой женщины я проживал все время моего молчания. Почему - так это вы должны сами догадаться. Ждите более подробного письма. Жду с нетерпением ответа.

Учтите, что я там был Володей» (25 марта 1943 г., Тамань)[5].

Это небольшое сообщение скрывает за собой интереснейшую историю, которую мы сейчас пытаемся восстановить. Скорее всего, Владимир Абрамович Голубчин попал в окружение, находился в тылу противника вплоть до освобождения станицы. Пелагея Пилюшенко скрывала его от фашистов все это время. Она не могла не знать, что ей грозит за укрывательство советского офицера-еврея. Это письмо является достаточно убедительным основанием для того, чтобы присвоить П.Пилюшенко звания Праведника Народов Мира.

С 2005 г. в наш архив поступают личные фонды фотокорреспондентов Великой Отечественной войны. Сотрудники многих архивов, изучая и используя фотодокументы военного времени, не придавали особого значения рабочим тетрадям, записным книжкам и дневникам военных корреспондентов. А эти материалы не только содержат пояснения к фотографиям, но в них очень часто встречаются интереснейшие наблюдения и замечания, отражены незначительные, на первый взгляд, но крайне интересные факты. Например, Д.Минскер в только что освобожденном Киеве записывал рассказы местных жителей о жизни в оккупации, об уничтожении евреев в Бабьем Яру. При изучении личного фонда Давида Минскера архивисты НПЦ «Холокост» и наши коллеги из Центрального Архива Электронных и Аудиовизуальных Документов г. Москвы (ЦАЭ и АДМ) выявили интереснейшие фотодокументы, относящиеся к боевым действиям периода января-февраля 1943 г. на Воронежском фронте.

Военный корреспондент, писатель в своем дневнике (недоступном военной цензуре) чаще обращает внимание на обстановку фронтового быта, военной повседневности. Этим фронтовой дневник отличается от обычных писем фронтовиков.

Особенностью дневников периода войны, как фронтовых, так и тыловых, является, в первую очередь, большая откровенность и даже смелость (сравнительно с письмами) в замечаниях и оценках. Например, интересны оценки взаимоотношений с местным населением (особенно в Польше, Литве, Германии) на территориях, занятых Красной армией в 1944–1945 гг., с военнопленными, немцами и румынами. В дневниках можно встретить весьма критические оценки действий советского командования и даже «товарища Сталина». Возможно, авторы дневников не особенно задумывались о последствиях, если дневник попадет в чужие руки. Но не выразить свои мысли и чувства они не могли.

«Бои на Харьковском направлении закончились. Совинформбюро говорит, что задачи там выполнены. До нас дошли сведения о подготовке наступления немцами на Ростов и, чтобы сорвать это, мы ударили на Харьков. Немцы потеряли 90000 убитыми и ранеными, а наши потери 50000 убитыми и 70000 пропали без вести. Все это непонятно, особенно про “пропавших без вести”. Думаю, разобраться можно будет лишь спустя некоторое время после войны…Керчь наши оставили. Говорят, у немцев там было очень много авиации»[6] (Из дневника младшего сержанта танковых войск Лазаря Френкеля, 1942 г.).

В Архиве НПЦ «Холокост» собрано очень много так называемой «тыловой» переписки – по дороге в эвакуацию и обратно, на фронт, в разные города СССР, в освобожденные районы. На протяжении всех послевоенных лет этому массиву ценных документов эпохи почти не уделялось внимания. А ведь эти письма содержат порой уникальную информацию о повседневной жизни семей фронтовиков, эвакуированных и беженцев, о взаимоотношениях и настроениях в тылу.

Е.П.Шакина, эвакуированная из Минска, 4 мая 1942 г. пишет письмо из села Киквидзе Сталинградской области своей подруге минчанке С.М.Гальпериной, находившейся на Урале:

«Пишите, как Вы устроились, как жизнь там в смысле питания? Я попала в очень скверный р-он - во всех отношениях тяжело, население – казачество - очень черствый народ. Никак не могу привыкнуть к окружающей обстановке.

У Вас там, кажется, много Минчан должно быть - здесь абсолютно никого из Белоруссии, все почти украинцы»[7].

Как видим, не просто складывались отношения не только между эвакуированными из различных регионов СССР, но и с принимающими их местными жителями. Эти проблемы «притирки» друг к другу особенно обострились, когда та же Сталинградская область из тылового района стала фронтовой и была оккупирована.

«Надо учитывать, что евреи составляли значительную часть эвакуированных граждан. В докладных партийных органов отмечалось, что отношение населения в большинстве южных районов к эвакуированным было хорошим. Это подтверждалось, в частности, беспрепятственным расселением эвакуированных в домах колхозников, предоставивших при этом в их распоряжение предметы домашнего обихода. Однако прибытие такой массы людей создавало существенные трудности в вопросах их обустройства, а власти не успевали решать данные проблемы, что не могло не накладывать отпечатка на настроения эвакуированных граждан»[8], - считает историк Е.Ф.Кринко.

Пропавший без вести в ноябре 1943 г. на фронте Наум Фельдман успел получить письмо от своего школьного друга Б.Гамарника с описанием бегства из родного поселка в Крыму и жизни в эвакуации в Кабардино-Балкарской АССР. Это письмо было переправлено Н.Фельдманом своей сестре в г. Москву и поэтому сохранилось. Б.Гамарник до войны работал в колхозе и вместе с ним эвакуировался. Стиль и орфографию автора мы умышленно сохраняем.

«Выехал с колхозом «Первомайским» на лошадях 30 сентября [1941 г. - Авт]. […]

Ехали мы до Керчи 8 дней на подводе с Беренсон Ш. Из Керчи нас на баржах переправили в Комсомольск, а оттуда поехали в Тамань. И ехали мы до Славянска на лошадях; там мы отдали лошадей, а сами дальше ехали поездом. Ехали мы 40 семейств в одном мягком вагоне. Ехали мы 6 дней и мы приехали на какую-то станцию и предложили слезть, но маршрут у нас был в Махачкалу и на Алма-Ата; мы хотели слезть, но отцепили наш вагон и загнали в тупик и нам пришлось выгружаться и нас направили в колхоз, 8 км. от станции. Вы ее проезжали, так называемо Павлодольская, оттуда нас отправили в колхоз, в котором жили немцы [фольксдойче – Авт. ] . Нас поселили в квартиры, очень хорошие, мы имеем один дом из двух комнат, кухню летнюю и коридор. Мы живем вместе с мужчинами в одной комнате очень хорошей со светом топим дровами где берем из леса, который находится в 500 метрах от нашего дома, так что у нас тепло. 10 ноября мы приехали сюда и нам на первые месяцы до 1-го января нам дали на рабочего человека в месяц: 15 кг. муки, 10 кг. картофеля, 5 кг. пшена и по 1 литру подсолнечного масла это нам считали за деньги, за это время я заработал 65 трудодней, и я заработал: 80 кг. пшеница, 40 кг. кукуруза, 40 семечек, 50 кг. проса и 350 р. работал я на лошадях. И сейчас посчитал, что устроились пока неплохо. Одно только, что не знаю, где мои родные, из-за что я очень много переживаю. […]

Нюша, ты хочешь, чтобы я тебе писал насчет Кавказа, то я живу в Северном Кавказе на берегу реки Терек, она находится в 100 м. от нашего дома. Здесь много лесов и гор.

Извини, что так густо писал, ибо нет бумаги. Напишу тебе цены на продукты, наверное интересно. Мука – 110 р. пуд, пшено 120 р., масло подсолнечное – 30 р. литр, молоко коровье – 50 р. кг., сало 50 р., мясо – 12-15 р., молоко 4 р.»[9]. (11 марта 1942 г.).

Конечно, автору этого письма, сельскому жителю, было значительно проще, чем жене советского служащего Е.Шакиной (кстати, оба письма написаны примерно в одно и то же время с интервалом в месяц) привыкать к трудностям эвакуации, жизни и работы в сельских районах Юга России. С характерной для еврея-колхозника дотошностью и аккуратностью Б.Гамарник описывает что и сколько стоит, каковы заработки и т.д. Возможно, молодой парень допризывного возраста, привычный к труду на земле быстрее и проще находил общий язык с местными жителями, нежели женщина-горожанка.

Особая категория писем – сообщения однополчан и соседей о гибели евреев на фронте или на оккупированной территории. Иногда они писались на обороте запроса о судьбе близких: в освобожденных населенных пунктах не было даже бумаги. Эти сведения важны не только для уточнения биографии авторов, но и являются ценным источником о мужестве евреев-фронтовиков и о Холокосте. В частности, только в этих письмах сохранились на сегодняшний день имена погибших и даты гибели. Несколько подобных писем использованы при подготовке «Энциклопедии Холокоста на территории СССР»[10]. Имеются в Архиве НПЦ детские письма и рисунки ребят разных национальностей, полученные бойцами и бережно сохраненные ими наряду с письмами родных и близких.

Исключительно редкими и уникальными являются так называемые «предсмертные» письма, буквально чудом сохраненные родственниками и друзьями погибших. Эти письма – неопровержимые свидетельства преступлений оккупантов - пережили не только своих авторов, но и их палачей.

В 2005 году, когда мы начали публиковать подборки фронтовых писем в периодической печати, многие читатели откликнулись и стали присылать материалы из семейных архивов. За этими документами – судьбы целых семей. Отклики читателей позволили нам провести исследования этих судеб, уточнить детали, восстановить имена.

Из почты журнала «Лехаим» (№ 7 за июль 2006 г.)

«Когда Майкоп заняли фашисты, моей маме Розе Исааковне Голуб и двум ее сестрам было приказано явиться в гестапо с вещами и документами. Я смутно помню, как мы их провожали, мне не было четырех лет, сестре - 2 года. Больше маму и ее сестер мы не видели.

А через полгода, когда город был освобожден, моя старенькая бабушка (русская мать отца) на рынке увидела женщину в мамином пальто. Она вцепилась в пальто, стала кричать, в милиции женщина сказала, что это вещи с расстрелянных евреев, а сама она оказалась женой полицая. Так мы и выросли, не зная, что по матери мы еврейки.

Посылаю вам последнее письмо моей мамы, которое она оставила для отца.

Е. Н. Говорова,

пос. Краснооктябрьский Майкопского района[11].

« 28 августа 1942 года.

Милый Коля!

Сегодня я расстаюсь с семьей и, следовательно, с тобой, оставляю моих милых деток Лилю и Женю, оставляю, наверное, навсегда. Быть может, я и останусь в живых, но в этом я не уверена, да и никто не уверен. Мне очень тяжело. Пишу это письмо, а слезы градом льются. Да! Пожила я всего 25 лет, хорошего очень мало.

Единственная светлая полоса в моей жизни – это жизнь с тобою. Мне всегда было хорошо с тобою. Я люблю тебя. И в последние минуты я буду думать о тебе. Если ты вернешься домой и найдешь семью в целости, то единственная просьба к тебе – не оставляй детей. Они сейчас без отца и без матери. Я оставляю их на попечение бабушки. Знаю, ей будет очень тяжело с ними, но взять их с собою я не рискую. Я сама не знаю, что ожидает меня. Пока мама жива, до последней минуты буду знать, что им хорошо, она их в обиду не даст, они будут сыты.

Мама – это добрый ангел. Я искренне любила ее и уважала, она была мне родной матерью, я этого никогда не забуду. Так будь же хорошим отцом нашим детям – сиротам. Я буду надеяться, что в случае, если ты найдешь жену, а это вполне вероятно, ты не дашь в обиду детей, они еще слишком малы для того, чтобы переживать, люди всякие бывают. Сейчас ночь, а я сижу и пишу. Последняя ночь дома. Завтра 29 /VIII - 42 г., в восемь часов утра нас отправляют. Еду я и Вера с сыном. Почему и как, тебе все расскажет мама. Последняя ночь! Дальше что – не знаю.

Прощай, родной. Береги детей. Не поминай лихом. Целую тебя крепко-крепко. Роза. Будем надеяться на хорошее. Дети, прощайте!» [12].

Нам удалось найти в Москве сестру Е.Говоровой, которая передала нам фронтовые письма Николая, мужа Розы Голуб. Николай прошел всю войну и вернулся к своим осиротевшим дочерям.

При изучении писем военных лет сотрудники архива стремятся максимально уточнить биографические сведения об авторе и адресатах, используя, например, объединенную базу данных «Мемориал» Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, найти их фото, сведения о жизни до войны, прохождении службы, эвакуации и т.д. В тех случаях, когда авторы писем – ветераны Великой Отечественной войны – сами передают свои коллекции, мы считаем очень интересным и полезным получить от них комментарии-воспоминания о различных сюжетах, событиях и людях, упомянутых во фронтовой переписке.

Переписка периода Великой Отечественной войны на сегодняшний день является практически единственным историческим источником в наименьшей степени подверженный влиянию субъективных факторов, если сравнивать с воспоминаниями послевоенного периода. Именно в переписке, созданной «здесь и сейчас», по горячим следам, отражены факты, подробности и чувства очевидцев и участников событий, которые в дальнейшем выпали из памяти, трансформировались под влиянием времени, коллективной памяти, идеологических установок.

Источники и историография:

1. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 9. Ед. хр. 1015

2. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 9. Ед. хр. 1020.

3. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 9. Ед. хр. 1120.

4. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 9. Ед. хр. 1180.

5. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 9. Ед. хр. 1987.

6. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 9. Ед. хр. 1993.

7. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 9. Ед. хр. 2004.

8. Архив НПЦ «Холокост». Ф. 12. Ед.хр. 73

9. Музей Холокоста в Мемориальной синагоге на Поклонной горе (Москва). Д. 82

10. Музей Холокоста в Мемориальной синагоге на Поклонной горе (Москва). Д. 92-95

11. ЦАЭ и АДМ. Личный фонд Д. А. Минскера.

12. Каталог выставки «Советское общество и война. 1941–1945 гг.». М., 2010.

13. Холокост на территории СССР. Энциклопедия. М., 2009.

14. «Сохрани мои письма…». Сборник писем и дневников евреев периода Великой Отечественной войны. М., 2007.

15. «Сохрани мои письма…». Сборник писем и дневников евреев периода Великой Отечественной войны. Выпуск 2., М., 2010.

16. Е. Ф. Кринко Антисемитизм на Кубани в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) //Власть и общество: национальная политика и межэтнические отношения (исторический опыт и современность) 1906 – 2006 гг. Материалы краевой науч.-практ. конференции, Адлер, 7– 11 октября 2006 г. Краснодар: Традиция, 2006. С.129 – 133.



[1] «Сохрани мои письма…». Сборник писем и дневников евреев периода Великой Отечественной войны. М., 2007.

[2] «Сохрани мои письма…». Сборник писем и дневников евреев периода Великой Отечественной войны. Вып. 2. М., 2010.

[3]

[4]

[5]

[6]

[7]

[8] Кринко Е.Ф. Антисемитизм на Кубани в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Власть и общество: национальная политика и межэтнические отношения (исторический опыт и современность) 1906-2006 гг. Материалы краевой науч.-практ. конференции, Адлер, 7-11 октября 2006 г. Краснодар: Традиция, 2006. С.129-133.

[9]




                    Новости архивного фонда за апрель 2011 года

 

Переписка как доказательство пребывания на оккупированной территории

Архив НПЦ «Холокост» пополнился уникальными документами из личного архива жительницы израильского города Ашдода 79-летней Эйги (Ольги) Гадасик (урожденной Авидон), пережившей Шоа в еврейском местечке Лиозно Витебской области.

   В мае 1941 года родители Эйги отправили 9-летнюю дочь на лето к  родителям матери, Моисею и Сейне Циперсон, проживавшим в Лиозно Витебской области, где ее застало начало войны. Попытка эвакуироваться на восток неудачной, пришлось вернуться в Лиозно, куда 17 июля 1941 года вошли нацисты. Эйга находилась в Лиозно до 23 февраля 1942 года, то есть, до уничтожения еврейского населения городка. Ей удалось бежать.

Более подробно о ее скитаниях рассказано на страницах книги уроженки Лиозно Эллы Гоз в книге "Я храню это в сердце своем" и здесь:

http://shtetle.co.il/Shtetls/liozno/goz.html

Бабушка и дед погибли. Листы свидетельских показаний в Базе Данных Зала Имен "Яд Вашем":

Циперсон Сейна и Циперсон Моисей (для пользователей: линки скопировать в окно браузера и обработать событие он-даблклик)

www.yadvashem.org/wps/PA_1_0_CH/sample/IdeaApi/html/zoom_image2.jsp?img=http://207.232.26.141/YADVASHEM/200205291216_275_7786/173.jpg&dir=ltr


www.yadvashem.org/wps/PA_1_0_CH/sample/IdeaApi/html/zoom_image2.jsp?img=http://207.232.26.141/YADVASHEM/200205291216_275_7786/174.jpg&dir=ltr


После скитаний, она добралась до партизанского отряда, который переправил ее вместе с мирными жителями через линию фронта, и в конце марта девочка оказалась в Москве.

  Отец Эйги Лев Авидон с первых же дней войны находился на фронте, мать Галя(Гося) в составе Наркомата рыбной промышленности выехала в Сталинград, затем в Челябинск. В письме жене от 29 августа 1941 года Лев Авидон не скрывал беспокойства о том, что ни от дочери, ни от родителей жены нет никаких вестей. Лишь в апреле 1942 года отец узнал, что дочь жива.

«Здравствуй дорогая Галечка!

Сообщаю тебе, что я жив и здоров. Меня беспокоит твое молчание, т.к. я уже 2 недели как от тебя не получал писем..Я получил письмо от Абелевых, что наша Олечка, чудом вырвалась из лап фашистов и находится у них. Я об этом написал письмо в тот же день, когда получил письмо от Сони. Моей радости не было бы границ, если б я знал судьбу родителей о том, что они живы и здоровы.

Дорогая Галечка! Я тебе послал 350 рублей и получил квитанцию. Пиши, получила ли ты те деньги или нет.

Дорогая Галечка! Пиши, что ты сейчас намерена делать. Я хочу написать к себе на производство и просить помочь Олечке чем-нибудь, хотя надежды у меня мало. Больше писать некогда. Будь здорова и счастлива. Желаю тебе видеть Олечку счастливой. Ц. и К. Лева».

Москва, 5 апреля 1942 г.

Милая, дорогая Галя!

Мы счастливы, что могли Вам сообщить Вам великую радость о том, что ваша дочка Олечка нашлась здоровой и невредимой. Я Вам об этом сообщил срочной телеграммой; наверное, Вы уже ее получили. Судьба ваших родителей не известна, т.к. немцы увели их вместе с другим населением, но Олечке удалось сбежать. Пять недель она скиталась по деревням. Везде к ней население относилось хорошо. Особенно ласково с ней обошелся депутат верховного совета т. Васильев. Наконец, 30 марта она была доставлена Смоленским Обкомом в Москву. Соседи вашего дома приютили ее к себе на ночь. Особенно заботливо к ней отнеслась ваша соседка из квартиры №3 Просветова. Она ее накормила, переменила белье, их постирала и уложила спать у себя. На следующий день, не зная, что делать с девочкой, они ее привели в домоуправление. Я в это утро тоже6 отправился в домоуправление, чтобы уплатить за Вас и вашу комнату. Уж два месяца, как я серьезно болею. В это утро я почувствовал себя особенно плохо; но что-то внутренне чувство меня тянуло в Рощу. Я не мог усидеть дома и поехал в домоуправление и там я застал вашу милую дочку. Тут я забыл все свои боли и муки; тотчас Вам отправил срочную телеграмму и взял девочку к нам. Это случилось 31 марта но писать Вам письма я не имел возможности до сегодняшнего дня. До этого времени я был занят и поглощен всецело делами самой Олечки. Дело в том, что первой моей заботой было получение для Олечки хлебной каточки, но управдом вашего домоуправления ей в этом отказывает. Его незаконность и жестокость основывается, как я понимаю, на следующем соображении: если девочке будет отпущена хле6ная карточка, так это будет доказательством того, что она живет в этом доме, что у нее есть жилая площадь, следовательно вашу комнату заселять нельзя; а он все время старается вашу комнату отобрать, несмотря на то, что я ему представил справку, посланную Левой из действующей Красной Армии о том, что она находится на фронте. Прежде, передать ему справку, я снял копию и заставил его подписаться на копии. Но управдом все же ищет предлоги, чтобы вам вредить и замышляет о вас что-то недоброе. Он отрицает, что у вас есть брони на вашу комнату, он отрицает, что Вы ему оставили какой-нибудь документ на брони и что подписался о получении такого на копии. Я ему предлагал получить деньги за квартплату, но он все это откладывает разными ссылками. Мне ничего не осталось, как вступить с ним в решительный бой и я эти все дни шляюсь по разным учреждениями и хлопочу о выдаче девочке хлебной карточки. К сожалению, повсюду я встречаю бездушное отношение к ребенку и притом мое крайне слабое здоровье не дает мне возможности достаточно энергично действовать. Я выбиваюсь из сил и не знаю, что предпринять. В отчаянии, ярьр все этом написал и отправил заказным письмом в «Правду». Это последняя надежда. Я не сомневаюсь, что ваша комната будет сохранена. Ему(сверху уточнение «управдому» - Г.Р.) предоставлены две справки о брони от Левы и от Вас. Копии от них сняты, на которых он подписался. Есть также свидетель – я, от которого все тянул получение квартплаты. Он свинья без рогов, который ничего не может нам сделать, но он все же злоупотребляет и свое рыло наложил на девочку, лишив ее хлеба. Мы действительно сейчас страдаем от голода, но мы стараемся, чтобы этот голод менее всего был чувствителен для девочки. Мы охотно отказываемся от своего пайка в пользу девочки, но все же не в состоянии накормить ее досыта. Я еще надеюсь как-нибудь выйти из положения. Может быть, какое-нибудь учреждение откликнется на помощь ребенку, но самый лучший исход был бы, если б наркомат вас направил в Москву в качестве сотрудницы. Вы должны об этом хлопотать. Я надеюсь, что Вас переведут в Москву, ведь Вы всегда были добросовестной и способной работницей! Сами не имеете права вернуться в Москву, но если наркомат Вас переведет, Вы этим спасете и себя, и свою девочку, она без всяких задержек получит вместе6 с Вами хлебные карточки. От Левы мы получаем письма. Он пишет, что от Вас получил 7 писем и сам Вам отправил 6 писем и не знает: почему их не получаете. Я Вам причем отправил два его письма.

Ну, милая Галя! Крепитесь, будьте здоровы и веселы. Если судьба Вам сохранила дочку, если судьба ее вырвала из подлых, злых лап фашистских палачей, то она Вам сохранит девочку и в дальнейшем для большой радости и счастья, и Вам, и ей.

Мы Вас поздравляем счастливым ее спасением и желаем Вам оставаться здоровой, счастливой матерью для милого цветущего ребенка.

Ваши Соня. Леня. Олечка тоже Вам пишет. Л…

Избранные места из переписки родных и знакомых родителей Эйги Гадасик (Авидон), где выражалось беспокойство, а затем радость по поводу спасения еврейской девочки от гибели, стали в 2001 году основным доказательством пребывания ее на оккупированной территории в годы Второй мировой войны. Переведенные на немецкий язык, они были предъявлены вместе с исковым заявлением Эйги к Германии на предмет получения пенсии как пережившей Шоа. Иск был удовлетворен.

На снимках: Эйга Авидон 30 апреля 1942 года, Москва – Эйга (Ольга Гадасик) 9 мая 2010 года в Ашдоде(фото Г. Рейхмана); семья Циперсон: дед и бабушка Эйги со стороны матери, погибшие в Шоа, Моисей Циперсон с супругой Сейной Циперсон(Рискиной), с детьми (фото середины 20-х годов 20 века); письмо красноармейца Льва Авидона жене от 24.04.1942 года; письмо 10-летней Эйги Авидон матери от 5 апреля 1942 года.

Подготовил  Григорий Рейхман (Израиль)


                       Новости архивного отдела за март 2011 г.:
Продолжилось пополнение фонда Рунина (Рубинштейна).
Как уже упоминалось на сайте, заведующий архивным отдела Центра «Холокост» Л. Терушкин участвовал в конференции в Нижнем Новгороде «Прошлое и настоящее еврейских общин Поволжья и Центральной России». Вследствие этого в архив Центра поступило много материалов (переписка и воспоминания) из Нижнего Новгорода.
Как уже упоминалось на сайте, заведующий архивным отдела Центра «Холокост» Л. Терушкин участвовал в конференции в «Аспекты еврейского образования и общественной жизни в Прибалтике до 2-й Мировой войны». Вследствие этого в архив Центра поступили материалы из Латвии (письма солдат 201-й латышской дивизии, фотографии и карты предвоенного периода).
 Поступили мемуары Е. В. Лифшиц периода Холокоста и эвакуации.



Фрида Михельсон. "Я пережила Румбулу". М, 2011, "Российская библиотека Холокоста"
 Предисловие к Российскому изданию.
 Эту книгу можно назвать  обычной и одновременно уникальной. Обычной потому, что тема Холокоста многим людям уже «набила оскомину», потому что документов той эпохи много. А уникальной потому, что для миллионов современных читателей описываемые события являются открытием, потрясением. Уникальной   потому, что свидетельств из расстрельных рвов и ям сохранилось гораздо меньше, чем тех, кто этих могил избежал.   Это свидетельство человека, который запомнил и передал нам то, что по чудовищному плану не должен был запомнить никто, кроме самих палачей.
В этой книге речь идёт об уничтожении евреев Риги во время Второй Мировой войны, об одном из самых кровавых преступлений нацистов и их пособников на оккупированной части СССР, которое стоит в одном ряду с Бабьим Яром в Киеве, Понарами в Вильнюсе, 9-м Фортом в Каунасе и очень многими другими трагическими местами.
Современному человеку трудно понять, осознать как такое могло произойти. Евреи Риги,  как в других европейских городах, жили, любили, страдали.  Так же, как и всё остальное население этого красивейшего города, евреи переносили трудности первых десятилетий двадцатого века после Первой Мировой войны.
     Многие государства Европы, в частности Прибалтийские республики, Чехословакия, Польша  и судьбы их народов в конце 30-х - 40- е гг. были разменными монетами, пешками в играх, так называемых «Великих держав».
    Агрессивные планы тоталитарных государств - гитлеровской Германии и сталинского СССР, при явном одобрении, поддержке или безразличии (в частности в «еврейском вопросе») демократических Англии, Франции, США привели к началу войны в Европе. Преступное соглашение Гитлера и Сталина лишило Латвию независимости в июне 1940 г., а через год последовало их столкновение и  оккупация Латвии вермахтом.
     Для евреев в оккупированной нацистами Европе не было исторического выбора, что всё «как-то уладится, что можно будет договориться с местными и пришлыми правителями», как это бывало в трагичной еврейской истории на протяжении веков. По идеологии нацистов, их расовой теории о неполноценности евреев, как «низшей расы недочеловеков», все евреи оккупированных гитлеровской Германией стран  были обречены на тотальное истребление. В этой бойне уцелели единицы, в Латвии – несколько сотен из 80 000.
Книга эта написана по воспоминаниям одной из двух женщин, чудом уцелевших при расстреле рижских евреев в Румбульском лесу.
  В ходе двух массовых  акций в в конце ноября – начале декабря 1941 г. было уничтожено почти всё Рижское гетто, около 30 000 человек. Шансы выжить были ничтожны. Но Фрида Михельсон выжила и очень многое запомнила. Забыть это невозможно, даже если и пытаешься. А после войны в 60-е годы она писала на своем родном языке идиш воспоминания-записки, из которых Давид Зильберман литературно обработал и составил на русском языке рукопись настоящей книги. Ее он  тайно привёз с собой в Израиль в 1971 году. Эта машинописная рукопись в свое время была размножена и циркулировала среди еврейских кругов по многим городам Советского Союза как «самиздатовская» литература. Об издании её в антисемитском СССР не могло быть и речи.
       Предлагаемое вам издание - уже третье. Однако, эта книга российскому читателю оставалась неизвестной. Скромное по тиражу предыдущее издание практически не распространялось за пределы Латвии.
    Но проблемы памяти о жертвах нацизма, недопустимости «реабилитации» преступников, их оправдания, борьбы с современным антисемитизмом остаются в высшей степени актуальными не только для Латвии и России.
    14-15 марта 2010 г. в Риге состоялась Международная конференция «Итоги Второй Мировой войны: жертвы, праведники, освободители и палачи», Тамб ыли историки, писатели, кинодокументалисты и общественные деятели из Латвии,  Израиля, США, Германии, Австрии, Великобритании, России, и в частности те, кто готовил  это издание.
    А 16 марта 2010 г., рядом, на соседних улицах проходили мероприятия в память о «героях» латышского легиона «Ваффен СС». Вопреки протестам антифашистских организаций и решению городских властей. В год 65-летия открытия Нюренбергского процесса, определившего отношение к нацистским организациям.
    Осквернение еврейских кладбищ, и могил жертв Холокоста, марши – «ветеранов» местных формирований, воевавших (особенно с евреями) на стороне нацистской Германии– всё это происходит сегодня, но так угрожающе напоминает события 70-летней давности.
    Данное издание подготовлено при поддержке Давида Зильбермана,  многолетнего «отказника»-диссидента, избежавшего гибели в 1941г., но в полной мере познавшего советский государственный антисемитизм, который ещё в 60-х годах начал борьбу за сохранение памяти о Холокосте в Латвии, в сотрудничестве с  Российским Центром «Холокост».
     Кирилл Феферман и Леонид Терушкин,     Москва, январь 2011 г.
Справка. Давид Зильберман родился в г. Прейли  (Латвия). Его семья  успела покинуть город до прихода германских войск в   1941 г. В 1960-е годы, живя в Риге  являлся активным борцом  за права евреев  СССР, подвергался   репрессиям со стороны советских властей. В 1971 г. выехал в Израиль. Сейчас проживает в Нью-Иорке (США).
   За 50 лет Давид Зильберман  собрал и опубликовал обширный документальный материал о Холокосте, основанных на воспоминаниях и  свидетельствах очевидцев.  Его книги  изданы в Латвии, США, Израиле.
 В 2004 г. на личные средства Д. Зильбермана был открыт Мемориал жертвам Холокоста в Прейли.
Кстати, издание Р. Рашке «Побег из Собибора» было осуществлено на средства Д. Зильбермана



           Слово прощания.  Леонид Рафаилович Диамент
6 января 2011г. на 72-м году жизни скончался Леонид Рафаилович Диамент, один из активистов НПЦ "Холокост". Cын фотокорреспондента Северного флота Роберта Диамента  он увлеченно и с огромной энергией публиковал и экспонировал на выставках работы своего отца. Без особой поддержки он сумел опубликовать 4 книги, ретроспективой показавшие творческий путь отца и историю страны в военное время (альбомы «Северный флот в боях за Родину. 1941-1945», «От Москвы до Заполярья», «Подводники-североморцы на защите Заполярья»), а также страницы повседневной жизни 1926-1986 гг. (альбом к столетию со дня Рождения «Роберт Диамент. 100»).

Леонид Рафаилович был большим другом НПЦ «Холокост»  и активно сотрудничал с нами. Одна из первых масштабных выставок  работ Р. Л. Диамента была представлена именно в НПЦ в 2005 г.  Фотографии Р. Диамента  представлены в ряде изданий НПЦ «Холокост».
Л. Р. Диамент стал автором 40 изобретений для космической промышленности во времена работы в ОКБ им. М.В. Хруничева и им. С.А. Лавочкина, а с выходом на пенсию - автором книг по истории обороны Заполярья в 1941-1944 г.. Рукопись книги о летчиках Заполярья так и осталась незавершенной автором. Его по праву можно назвать патриотом своего Отечества, патриотом без оттенка пафоса и казенного глянца.
   


                        "Погиб, считая себя Победителем!.."
  Архивный отдел НПЦ «Холокост» пополнился фронтовыми письмами молодого офицера Мотла Львовича, уроженца поселка Любань Минской области, погибшего в дни прорыва блокады Ленинграда, в январе 1944 года. Более 65 лет письма бережно хранила Клара Агаджанян (урожд. Каймин - Терушкина), ныне проживающая в Бруклине (США). «Я, Клара Эдуардовна Агаджанян (урожд.Каймин-Терушкина),  проживаю в Нью-Йорке. Мой почтенный возраст обязывает поместить в достойный архив замечательные письма-исповеди судента, добровольца, мл.лейтенанта, политрука роты Мотла Борисовича Львовича(7.11.1917-31.1.1944), погибшего, но считавшего себя ПОБЕДИТЕЛЕМ!
От Клары Эдуардовны мы узнали, что Мотл родился 7 ноября 1917г.-.в простой еврейской семье, где очень ценили образование. Было ещё 3 сестры.Все дети после школы учились в разных вузах. Мотл был увлечён общественными науками и поступил на истфак Ленинградского университета. «Когда я была студенткой мехмата 1-го курса того же вуза(находившегося в Саратове в эвакуации) в 1943г., студенты старших курсов рассказывали о его активной работе в университетском бюро комсомола. Мне было 19 лет, Мотику-26. Он уже сражался на Ленинградском фронте. За полгода до его гибели мне прислали его адрес, и началась переписка. Из моего письма "Милому другу" вы поймёте, как я,14-тилетняя девочка, познакомилась и влюбилась в студента 21-го года! Летом 1939-го я гостила у деда и бабушки Терушкиных, живших в Любани по соседству с Львовичами. После этого мы не виделись и не общались. Нас сблизила переписка! Я тайно любила его. Думаю, что его любовь была в зародыше...
  Из письма Кларе в ночь на 1 января 1944 года: «…Хочу ответить на некоторые твои вопросы. Почему я думаю о смерти? Поверь, Клара, не потому, что боюсь ее. Моя дурацкая, выбитая из колеи жизнь ничего не стоит по отношению к миллионам жертв. Кто я и что я? Один из многих. Но я остаюсь трезвым реалистом и помню лозунг римлян «Memento mori». «Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в пути…» Почему стремлюсь на Белорусский фронт? Поверь, не потому, что мое пребывание там ускорит дело. Там Рокоссовский без меня все сделает. Я на него надеюсь!
Но потому, что люблю мою болотную Беларусь, где родился, рос, учился и мечтал.
  И что же от нее осталось? Груда камня, щебня, пепла, кровь, перемешанная с грязью. Хоть одним глазом посмотреть на пепелище родное, чтобы запомнить и еще злее быть (ты скажешь, что и так я достаточно зол),  ведь там семья. Сколько раз я видел себя во сне освободителем Любани! Бывало, когда я валялся по госпиталям, меня сестра ночью будила, я бредил Любанью. А получается не так, совсем не так. Почему я рвусь туда? Да потому, что Белорусский фронт – наступательный, в то время, как этот до сих пор сковывающий (прости за налет военной терминологии).
 В газетах запестрели родные, знакомые места:  Гомель (разрушен), Витебск, Орша, Жлобин, Мозырь, Бобруйск, Озаричи (далее неразборчиво). (ты слыхала эти названия, ибо жила недалеко - в Глусске). Совсем, совсем близко до дома! Вот и не сидится. Ты должна меня понять, Кларуся, ты ведь мудрая (почему ты Клара, в не София?), это не пустое желание, это – стремление сердца…»
 Архивный отдел НПЦ "Холокост" выражает Вам, Клара Эдуардовна, сердечную благодарность за сохраненные письма - свидетельства мужества  одного из сыновей еврейского народа, отдавших жизнь на полях сражений за жизнь всего человечества...


                Брянск: экспедиция архивного отдела
13-17 сентября состоялись ставшие уже традиционными  экспедиции сотрудников Архивного отдела НПЦ «Холокост» в Брянск и Брянскую область совместно с родственниками партизанки Симы Кричевской, приуроченная к очередной годовщине освобождения Брянска в 1943 г.
 В эти дни на стоянках партизанского отряда им. А.И. Виноградова прошли традиционные торжественные встречи. На месте гибели Симы Кричевской и ее товарищей на Круглом озере был открыт новый памятник.
 С приветственным словом выступили Ю.В. Протопопов – историк-краевед, сын партизана-подрывника; А.Н. Кричевский и Л.А. Тёрушкин от НПЦ «Холокост».
   Зведующий Архивным отделом Л.А.Тёрушкин и А.Н. Кричевский вместе с внуками А. И. Виноградова посетили Музей партизанского отряда, где  бойцом была Сима Кричевская в школе № 12  г. Брянска.
  15 сентября состоялось заседание Круглого стола «Брянщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Люди. События. Факты». Руководитель архивного отдела Российского НПЦ «Холокост» Леонид Терушкин выступил с докладом « Материалы краеведа-исследователя Е. А. Ивановой о трагедии евреев Брянщины  и Смоленщины в период нацистской оккупации  в архиве НПЦ «Холокост». Преподаватель Дубровской СОШ № 1 Татьяна Жукова сделала  сообщение о жизни и деятельности внучатой племянницы Ф. Достоевского Е. А. Ивановой по сбору свидетельств очевидцев, переживших оккупацию в 1941-1943 гг. и бывших партизан. Дмитрий Бычков, учащийся школы № 13 г. Брянска выступил с докладом «Сохранение и увековечивание имени Героя Советского Союза И. Б. Катунина» с использованием публикаций НПЦ «Холокост». Перед  открытием Круглого стола  состоялось награждение Т. Г. Жуковой медалью «В память партизан и подпольщиков», учрежденной администрацией Брянской области. (Это было сделано почти одновременно с решением об учреждении памятной даты России - Дня партизан и подпольщиков. Награждают ею бывших партизан и подпольщиков и граждан, которые вносят свой определенный вклад в дело сохранения исторической памяти, увековечения имен герев войны.)
 Л. Терушкин и Т. Жукова работали в Государственном Архиве Брянской области по выявлению ранее неизвестных документов о Холокосте в фонде Е. А. Ивановой.



             
           "Побег из Собибора": издан при участии НПЦ "Холокост

 
 Настоящая книга  Rashke R.Escape from Sobobor. Рашке Р.Побег из Собибора/ Ричард Рашке. [пер. с англ. А. Свердлова]. М.: Полимед, 2010. – 288 с.ISBN 588832-018-8 издана при участии Научно-просветительного центра «Холокост»
Предисловие к русскому изданию Л.Терушкина.Оформление - В.Бродский. Компьютерная верстка И.Бродская. Ред. Л.Терушкин, И.Бродская
 Ричард Рашке является лауреатом многих международных литературных конкурсов. Его книги «Побег из Собибора» и «Убийство Карен Сиклвуд» переведены на восемь европейских языков. Пьеса «Дорогая Эстер» об уцелевшей узнице Собибора Эстер Рааб была поставлена в Польше в 2009 году. Книга «Побег из Собибора» неоднократно издавалась в США и Великобритании, по ней в 1987 г. был снят широко известный одноименный фильм, знакомый российскому зрителю.  Рашке проживает в Вашингтоне и в настоящее время работает над книгой об украинском охраннике Собибора Иване Демьянюке.



                               Пропал без вести под Ленинградом...
   Архив НПЦ "Холокост" пополнился новыми экспонатами - письмами пропавшего без вести офицера - еврея.
 Их автор,  Борис Израилевич Шапиро (1910-1941) родился в Минске, учился в Белорусском государственном политехническом институте, аспирантуре Ленинградского химико-технологического института им. Ленсовета. Участник советско-финской войны 1939-1940гг, лейтенант. На фронте  - с июля 1941 г. Командир стрелкового взвода, оперативный дежурный штаба дивизии. Пропал без вести в осенью1941 года. 
 Письма адресованы из Ленинграда, а затем с фронта жене, члену Московского отделения Союза художников, Шкловской Эсфири Абрамовне  в пос. Томилино, Московская область.  Весной 1941 года она отправилась рожать в Москву, где проживали ее родители, родственники и друзья. Борис Шапиро так и не увидел свою дочь, Беллу. В письмах, кроме минских и ленинградских родственников и знакомых, упоминаются: старший брат Б.И. Шапиро- Шапиро Моисей Израилевич (1909 -1980) ("Моня") - учился в Белорусском государственном медицинском институте, с 1931 - в рядах РККА, военврач в различных частях Западного военного округа, накануне войны - начальник санитарной службы 204-й моторизованной дивизии 11-го механизированного корпуса (г. Волковыск), в 1941-1945 - начальник санитарной службы 42-й стрелковой дивизии,  начальник  17-го корпусного полевого госпиталя (позже - ХППГ  2406),  начальник  ХППГ  507 тринадцатой армии, подполковник медицинской службы; "Маша" - Мария Орловская, жена М.И.Шапиро, "Долли" - Долорес, их дочь; Моисей и Мария, чудом добившись отпуска,  прибыли в Ленинград, для лечения дочери, но по прибытии Моисея уже ждал вызов в часть. Так война разделила этих людей - Борис мучился неизвестностью в Ленинграде и своей части в Карелии, его жену и дочь ждала эвакуация, Моисея - путь от западной границы до Орла, а затем от Орла до Берлина, его четырех детей и жену - два года выживания в оккупации на Украине.
Документы предоставлены Марком Моисеевичем Шапиро, Великий Новгород.



Костелянец Галина. От Украины до Белоруссии. История одной еврейской семьи. – Днепропетровск: Центр «Ткума»; Общественное Объединение «Республиканский Фонд «Холокост»; «Лира», 2009. – 168 с. ISBN 978-966-383-251-7
 Галина Абрамовна Костелянец родилась в Киеве в 1924 году. Войну встретила в Минске, где оказалась вместе с семьёй в гетто. Сама Галина трагически погибла в 2003 году. Вся её жизнь оказалась опалённой войной. Книга была написана 20 лет назад, и Галина Абрамовна мечтала издать её. Память о прошлом сохраняет будущее, и история скромной еврейской семьи, написанная кровью сердца, никого не может оставит равнодушным.
    

                       Ольга Горохова. История одной книжки. Вместо рецензии.

 Книгу о Минском гетто написала моя мать. Чего ей это стоило могут наверное понять только те, кто преодолевая своё страдание, ворошил свои воспоминания заново, для того, чтобы не пропали их трагедии, чтобы помнили, чтобы знали. Я просила её об этом много лет. Она не любила вспоминать о войне, о гибели семьи и её чудесном спасении. Она была всегда очень занята - много работала в театре, нервничала, болела и однажды рухнула. В 52 года её поразил инсульт. Не на ту напал. Когда она научилась заново ходить - врачи велели разрабатывать мелкую моторику  -  что нибудь писать, складывать мозаику, тут-то она и решилась.
 Писала она всегда блестяще, ученица Маркова, ещё с Гитиса, ещё когда работала в газете на Дальнем Востоке, когда готовила прессу для своего театра, когда делала инсценировки и пьесы. И она написала эту книгу - вопреки инсульту, вопреки повальному антисемитизму, без всякой надежды на публикацию- ведь тема гетто была закрыта и навряд ли открылась бы на её веку. Писала она книгу четыре года. Потом мы её перепечатали в машбюро и она легла на наши книжные полки. Один только раз мать попыталась показать её Алесю Адамовичу, поскольку почитала его, как партизана и хорошего человека. Он прочёл и ему понравилось, но пояснил  понятную новость о закрытой теме.  Мать отнеслась к этому с пониманием и больше никуда не совалась со своей рукописью. Книга обратно легла на ту же полку. А потом изменились времена, она болела, болела, бесконечно болела. Инфаркт, рак, муж умерший на её руках, но она продолжала жить поскольку боялась оставить меня одну. Показывая плохо действующей рукой на книжную полку она говорила - вот тебе моё наследство. Потом она для получения немецкой пенсии доказывала им, что она была в гетто и каждый день её жизни там был скурпулёзно  посчитан, а то, что там погибла семья это не считалось. А потом она умерла также трагично, как жила - от плохо закрытого газа в огне и хоронили её в закрытом гробу. И надо было что-то делать с этим её наследством. Я стала пытаться- благо сама начала работать, как художник в издательствах. И  поняла, что ничего не изменилось -никому эта злосчастная рукопись не была нужна. Кроме меня. Однажды я услышала интервью Аллы Гербер по радио о создании фонда в Москве. И отправила книгу туда -вдруг смогут напечатать. Нет, не смогли - нет денег. А потом появилась какая-то дама из Минска по фамилии Инна Герасимова и взяла эту рукопись. Я, храня наследственную нежность к Белоруссии,
согласилась. Тётя быстренько прислала компьютерный набор и исчезла на три года. А потом пришёл этот урожайный на спонсоров - юбилейный год Победы. И вдруг книга оказалась нужна - и дальнему родственнику, который захотел сделать фильм и никогда не интересовался своей героической тёткой, и  каким-то другим людям, которые предлагали мне подарить им авторские права. Чтобы книга не оказалась изувечена пересказами, экранизациями и любыми другими попытками заработать на ней я послала её во все журналы, которые читала моя мать. И журналы откликнулись- ведь надо было напечатать, что-то ко Дню Победы. Тут вдруг и выяснилось, что оказывается книга-то уже издана и даже уже продаётся на каком-то сайте.За смешные деньги. И издали её какие-то неизвестные люди, почему-то в Днепропетровске, хотя книжка о минском гетто. Не буду приводить унылых и противных переписок не буду пересказывать долгого телефонного разговора с господином Щупаком из Днепропетровска, со всеми, кто хотел подзаработать на маминой многострадальной книжке. Это не важно. Просто я думаю о том, как чудом выжившая в гетто еврейская девочка, попавшая в партизаны и лихо скакавшая на лошади, взяла бы парабеллум, подаренный накануне гибели отцом и быстро бы разобралась со всеми, кто марает память своих отцов и матерей. А книгу напечатал журнал, в котором она сама хотела её напечатать"Дружба народов".Круг замкнулся .Светлая им всем память...
  06.05.2010


 




  06.05.2010. Завершен аудиопроект ГАУ г. Москвы «Незабываемое 1941-1945», в основе которого фонодокументы времен Великой Отечественной войны и записанные позднее воспоминания.
 Напомним, материалы Архива НПЦ «Холокост» были использованы при подготовке компакт-дисков «Незабываемое  1942, 1943,1944, 1945». В  компакт-диск «1945» включены  воспоминания фронтовиков Л. Гурвица,  И. Гурвица, А. Цвея, Н. Кравеца, Ю. Богданова,А. Ландсмана а также фотографии военного корреспондента М. Трахмана.







                                  Встреча группы  "Россия - Израиль"
  12 мая в Москве в саду «Эрмитаж» состоялась встреча группы «»Россия – Израиль» (руководитель А. Ю. Цвей) Российского Комитета ветеранов войны, посвященная 65-й годовщине Великой Победы.
  На встрече присутствовали и выступили – заместитель Союза евреев инвалидов и ветеранов войны Я. Маниович (Израиль), представитель НАТО в России Ю. Табак (США), военный атташе Государства Израиль в России В. Линдерман, участники боев при освобождения Освенцима Я. И. Винниченко и И. С. Мартынушкин, завархивом НПЦ «Холокост» Л. А. Терушкин, председатель Международной комиссии Российского Комитета ветеранов войны Б. Очкин.
На фотографии. Ветераны Великой Отечественной войны. Слева направо А. И.Цирлин, Б. М. Зельбет, И. С. Мартынушкин, Я. И. Винниченко.


           "Проживавшие в Черее ваши родственники убиты немцами..."
 
   В канун 65-й годовщины Победы Архив Российского НПЦ «Холокост» получил новые материалы (в отсканированном виде) из личного архива проживающего в Чикаго (США) ветерана войны с нацистами Михаила Миркина, выходца из Белоруссии (Черея, Чашниковский район Витебской области), свидетельствующие о тревоге советских воинов – евреев за их не успевшие эвакуироваться семьи, а также об их  осведомленности о происходившей трагедии – массовом истреблении еврейского населения на оккупированных советских территориях германскими нацистами и их приспешниками.
      После  окончания  десятого класса  в 1940 году Миркин Михаил Лазаревич (род. 16 апреля 1923) поступил на физико-математический факультет Белорусского государственного университета.  Эвакуировался из Минска накануне вступления немецких войск в июне 1941 года вместе с женой и новорожденным сыном двоюродного брата, военнослужащего  РККА.                                                                                                                                                             Находился в эвакуации в Сталинградской области до марта 1942 года, откуда  ушел добровольцем в Действующую армию.  После окончания ускоренных курсов Второго Астраханского военно-пехотного училища направлен на фронт.
       Командир стрелкового отделения Миркин М.Л. в боях под Сталинградом и 13 января 1943 года получил первое тяжелое ранение при форсировании р. Маныч.
После первого тяжелого ранения в тылу, М. Миркин направлен (с 26 октября 1943 года) курсантом 1-го Куйбышевского пехотного училища, откуда было отправлено в дни завершения операции  «Багратион» письмо родителям  в Черею Витебской области и получил на нем же ответ от начальника почтового отделения о гибели семьи 6 марта 1942 года. 
 По данным М. Миркина, до войны в Черее проживало около 2,000 человек, в том числе 60% евреев, т.е. 1,200.  Около 200 домов в Черее были еврейскими, каждая семья имела 3-4 детей. 
 Из будущей книги воспоминаний, готовящейся к печати на основании личных дневниковых записей (архив М. Миркина, США):
 «После того, как война меня разлучила с семьей, уверенности, что ей удалось сохранить свои жизни в местечке, где они жили до войны и во время оккупации, у меня никогда не было. И тем не менее какая-то, пусть даже и мизерная надежда на то, что они каким-нибудь чудом остались живы, всегда у меня теплилась»  Сказанное позволяет сделать однозначный вывод о том, что воины-евреи, чьи родные и близкие оказались на оккупированных нацистами территориях СССР, не испытывали иллюзий, имея представление как об оккупационном режиме, с последствиями которого сталкивались во время освобождения советских территорий, так и о массовом истреблении еврейского населения.
  Разумеется, в тот исторический момент никто из них не мог себе представить масштабов Катастрофы и, следовательно, размеров потерь еврейского населения, составивших 2,7 – 2,8 млн. человек. 
 Полученная информация не могла не сказаться как на их высокой мотивации, так и на самоидентификации этих воинов как евреев.
  Еще один характерный «штрих». Во время остановки воинского эшелона в г. Борисове в декабре 1944 года по направлению на фронт, лейтенант М. Миркин вместе с русским товарищем, рискуя отстать от поезда, пытается выяснить, «есть ли, живы ли в городе евреи?»:
«Добежав до ближайшей к вокзалу Гливенской, мы задали  несколько скоропалительных вопросов жителям первых попавшихся домов этой улицы и редким прохожим, и нам указали на один из домов, в котором, как будто бы, проживают какие-то евреи, ибо главным у нас был такой: «Где тут живут евреи?» 
  Рекомендованный нам дом № 30 по улице Гливенской оказался, к счастью, еврейских, и что еще более важно, мы застали там двух еврейских женщин – Софью Лазаревну и Аню Молочник. Времени для разговоров – а мы предлагали провести весь поиск за 30-40 минут – уже не оставалось. Коротко обменялись самыми необходимыми сведениями и записали их адрес. Это был мой первый адрес первых двух незнакомых мне еврейских женщин – матери и дочери в освобожденном Борисове. Своего адреса я им сообщить не мог. Как пелось в той песне: «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес – Западный фронт».
 Будучи чрезмерно довольны хотя бы и этой краткой временной встречей с малознакомыми мне людьми на освобожденной Борисовской земле, мы с Митькой молниеносно помчались к нашему эшелону, который буквально через несколько минут отправился далее на запад, к месту назначения.
 Уже сидя в дороге по дороге в Минск, пытался осмыслить  все увиденное в Борисове за прошедший час. Прежде всего, заинтересовала фамилия двух женщин «Молочник». Весьма знакомая фамилия…
 Наконец, вспомнил. Ведь такая же фамилия была и у замужней сестры моего отца – у Соши, мужа которой звали Ича Молочник. Эта семья тоже жила в местечке Черея и там погибла в гетто в марте 1942 года. И как оказалось, борисовские и черейские Молочники оказались в родстве».
  Командир стрелкового взвода, затем пулеметной роты гв. лейтенант М. Миркин принял участие в боях с нацистами в завершающих операциях Великой Отечественной войны, в частности, в Восточно Прусской и Восточно – Померанской операциях в составе войск 2-го Белорусского фронта  37 стрелковой дивизии (командир – генерал Сабир Рахимов)  был вторично тяжело ранен  25 февраля 1945 года в уличных боях за Граудзёнз (Грауденц), а в третий раз тяжело ранен 20 апреля 1045 года при форсировании Одера в боях за г.Штеттин.
 После окончания войны, после выхода из госпиталя М. Миркин направлен в Глинковский РВК Смоленской области.
  Интерес представляет дневниковая запись от 21 октября 1945 года, сделанная по следам посещения двоюродной сестры Хаи в Брянске: « <…> Самое дорогое, что увидел у Хаи – это фотографию моих дорогих родителей. Непременно заберу её с собой. Ведь это все, что осталось от семьи. Дорогое фото, бесконечно дорогое!
 Хранить буду, как зеницу ока. Они меня воспитали, вскормили, нежили меня – и с ними вместе я буду везде. Их светлый образ будет со мной везде, всегда и повсюду.
Фото буде символом жизни моей. Когда обзаведусь семьей и буду в семейной обстановке, большой их портрет будет освещать мой путь дальнейшей жизни и будет служить факелом семейного счастья. И где я ни буду, со мной ни случится, вы всегда будете со мной, мои дорогие родители».
  После окончания Ленинградского политехнического института работал на энергетических объектах Восточной Сибири  (Ангарск  Иркутской области); на преподавательской работе в Белорусском филиале энергетического института им. Г.М. Кржижановского (Минск); кандидат технических наук.
 С 1989г. в США, работал в Аргонской национальной лаборатории (г.Чикаго)
Награжден орденами ВОВ 2 степени, Красной Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.», многими советскими и американскими медалями и знаками воинской доблести.
 В 2007 году посетил родное местечко, ныне дер. Черею, где 6 марта 1942 года нацистами и местными полицаями были убиты находившиеся в гетто евреи, в том числе родители: Лейзер и Сара, братья Григорий, Борис, сестра Ася. Погибшие родные - его и его супруги, Раисы (урожд. Клебановой) занесены в Базу данных Зала имен «Яд Вашем».
 На снимках из архива: письмо родителям (1944г.); М. Миркин, 2007; М. Миркин (справа) с фронтовым другом Дм. Глазковым, 1943г.; сестра Ася, 1938г.; родители Лазарь и Сара.  
 Подготовил Григорий Рейхман (Израиль)
  

      12 апреля 2010 года - День памяти жертв Катастрофы и героев еврейского сопротивления. Презентация 2-го издания "Собибор. Восстание в лагере смерти."                                     
     В День памяти жертв Катастрофы и героизма в Москве, в еврейском  культурном центре на Б. Никитской состоялась  презентация  2-го издания  «Собибор» и первый просмотр нового документального фильма «Арифметика свободы» (Об Александре Печерском и восстании).Продюсер –Александр  Марутян, режиссер- Владимир Двинский. В фильме использованы материалы из архива НПЦ «Холокост».
На вечере присутствовало не менее 100 человек, в зале не хватало мест.
 Выступили авторы книги Семен Виленский и  Леонид Терушкин, историк Геннадий Костырченко, журналист Леонид Млечин, продюсер Александр Марутян.
На вопрос, чем первое издание отличается от второго, ответил завархивом НПЦ «Холокост» Л. Терушкин:
 - Изменен дизайн обложки, и книга приобрела более эффектный внешний вид с точки зрения полиграфиив этом издании. Добавлены несколько новых фотографий, в частности, со встречи в Израиле на 65-летии восстания, сделаны исправления допущенных в первом издании опечаток. Добавлены ряд уточняющих статей об Иване (Джоне)Демьянюке, о мемориале в во Влодаве (Польша) и т.д.

 

                                             Москва, 9 апреля 2010

  НПЦ «Холокост» п
ринял самое активное участие в открывшейся в Москве на ул. Б. Пироговская, 17,  историко-документальной выставке «Советское общество и война», организованной  архивными госструктурами РФ и Республики Беларусь. Как отметил руководитель Федерального архивного агентства РФ А.Артизов, на выставке впервые представлены документы о нацистском оккупационном режиме и Холокосте. Материалы показывают преследование и уничтожение по расовому признаку миллионов советских граждан, в том числе женщин и детей, трагедию Бабьего Яра, условия в гетто и концлагерях. Организаторы и участники выставки постарались донести до нас коллективную память как вернувшихся с фронтов солдат-победителей, так и выживших на оккупированной территории, в лагерях и гетто.
Сотрудники НПЦ «Холокост» (сопредседатель НПЦ «Холокост» Илья Альтман, заведующий архивом Л. Терушкин, сотрудник архива Ирина Бродская) подготовили и представили на выставке 40  экспонатов – фотообвинения, личные вещи и документы узников гетто и концлагерей, партизан и воинов Красной армии – евреев.
Так, среди экспонатов, представленных НПЦ «Холокост» - фотографии, сделанные фронтовым журналистом Д. Минскером, карточки узников Брестского гетто, прощальное письмо Софьи Ратнер из Витебского гетто (1941г.), газеты оккупационного периода, шестиконечная звезда узника гетто Черновцы К. Жолкивера, справка, выданная партизанке отряда «За Советскую Родину» Полесского соединения Р. Раткевич о гибели ее родных – членов партизанского отряда (8 сентября 1944 года), портмоне и обложка партбилета командира танкового батальона М. Марьяновского, удостоенного высокого звания Героя Советского Союза, и т.д.


Декабрь 2009. Псков-Санкт-Петербург
10-11 декабря состоялась в Пскове состоялась Международная научная конференция «Нацистская война на уничтожение на северо-западе СССР: Региональный аспект ». Она была организована Псковским  государственным педагогическим университетом имени Кирова и Фондом содействия актуальным историческим исследованиям «Историческая память».
  В конференции приняли участие историки, архивисты, краеведы, журналисты, правоведы из  разных регионов России (Псков, Великий Новгород, Ростов-на Дону, Москва), Республики Белорусь, Латвии,  Франции, Израиля.
     На конференции выступили Алексеева М. А. (Старорусский политехнический колледж При Новгородском государственном Университете) -  «Выявление жертв истребительной политики нацистов и их пособников в Южном Приильменье», Ковалев Б. Н.  (Новгородский государственный университет) – «Коллаборационизм и Холокост на территории России» , Герасимова И. П. (директор Музея истории и культуры евреев Беларуси) – «Холокост и участие евреев в партизанском движении на оккупированных территориях СССР. На примере Белоруссии», Дюков А. Р. (директор Фонда «Историческая память») – «Нацистская истребительная политика в современной Российской историографии», Селеменев В. Д. (Директор Национального Архива Республики Беларусь)- «Нацистская истребительная политика в публикациях НАРБ», Шубин А. В.  (Руководитель центра изучения России, Украины и Белоруссии Института Всеобщей истории РАН ) – «Сталин и Гитлер: насколько правомерны сравнения», Гусев И. Н. (главный редактор журнала «Клио». Латвия) с демонстрацией фильма "Саласпилсский  шталаг. История замалчиваемой трагедии",  Кринько  Е. Ф. ( Институт социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН) - Нацистская оккупация и коллаборационизм в России: проблемы и перспективы изучения», Богов В. (краевед, Латвия) -  «Латвия  в контексте репрессивной системы национал- социализма: концлагерь в Саласпилсе», Олехнович Д. (Даугавпилсский университет, Латвия)- «Анализ антисемитской и антирусской пропаганды в периодической печати Латвии в годы нацистской оккупации», Терушкин Л. А. (НПЦ «Холокост») - «Энциклопедия Холокоста на территории СССР. Итоги и сравнительный анализ изучения темы на постсоветском пространстве » и многие  другие.
  В рамках конференции ее участники  посетили мемориал на месте уничтоженной  со всем населением  карателями в ноябре 1943 г. деревни Красуха в Порховском райне Псковской области.
    Руководитель архивного отдела НПЦ "Холокост" Л. А. Терушкин (уже вне рамок конференции) посетил Псковский  областной еврейский центр «Хэсэд Ицхак» и передал туда книги, изданные НПЦ «Холокост».
  13-14 декабря сотрудники архива Л. Терушкин работал в Сант- Петербурге. Состоялись встречи с родственниками подполковника С. Л. Беспрозванного, погибшего при освобождении Освенцима. Удалось с их помощью уточнить детали биографии С. Л. Беспрозванного, получить его фотографии. Кроме того, я посетил Музей истории Нарвской заставы в Санкт-Петербурге, где хранятся письма  с фронта С. Беспрозванного (около 90). Мне были предоставлены копии всех писем, которые будут использованы при подготовке нового сборника фронтовых писем. 
  Удалось встретиться с боевым товарищем С. Беспрозванного – полковником в отставке, П. А. Кролевцом.  Вместе они служили в 454 полку 100-й с. д., освобождавшей Освенцим.
Павел Андрианович Кролевец поделился воспоминаниями о тех днях. Из его личного архива получено много фотографий солдат и офицеров, служивших вместе с ним.
  Копии документов и фотографий  С. Л. Беспрозванного и П. А. Кролевца и других участников  этих сражений Архив НПЦ предоставил Московскому Центральному Музею Великой Отечественной войны для обновления российской экспозиции в музейном комплексе  «Освенцим »  в Польше.
   Встретились мы с М. Г.  Рольникайте - «русской Анной Франк», бывшей узницей Вилюнюсского гетто и концлагеря  Штутгоф. Она передала  Архиву НПЦ ряд документов и фотографий из своего архива.
На фото:участники конференции у памятника в дер. Красуха Посковской области; Л. Терушкин и П. Кролевец; П. Кроевец, 1944г. Польша 






 В 2009 г. сотрудниками отдела была продолжена работа по сбору писем и дневников периода войны в рамках подготовки нового сборника – продолжения книги «Сохрани мои письма…» В этом году была значительно расширена география работы в данном  направлении, налажены связи с коллегами – сотрудниками музеев и общественных организаций из Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Брянска, Казани и других городов. 
Так, москвичка Н.С. Фокина передала в дар Архиву НПЦ «Холокост» подборку писем 1943-1945 гг. (около 40) своего одноклассника Л.К. Тополева. Встреча двух молодых людей произошла в Омске, куда они были эвакуированы – Н.С. Фокина из Москвы, а Л.К. Тополев из Ленинграда. Вместе они проучились два года в старших классах школы. Лорис Тополев затем был направлен в артиллерийское училище, а позже был направлен на фронт. Он погиб 8 мая 1945 г. в Берлине. Кроме того, были переданы материалы, касающиеся биографии отца Н.С. Фокиной – Самуила Жака (переписка 1941-1944 гг. и фотографии); фотоальбом со снимками периода 1938 – 1948 гг. мужа Н.С. Фокиной – Вячеслава Фокина. В годы войны он служил офицером-зенитчиком.
Позднее от Н.С. Фокиной поступили несколько писем с фронта другого ее одноклассника В. Шкирая, пропавшего без вести осенью 1943 г.
 Из Нижнего Новгорода поступила подборка писем и других документов личного происхождения участников Великой Отечественной войны. Эти материалы были предоставлены руководителем общинного благотворительного центра «Хэсед Сара» Юлией Горнушенковой. В настоящее время в организации действует группа по сбору материалов периода войны для дальнейшей передачи в Архив НПЦ «Холокост».
Из Санкт-Петербурга предоставлены для использования письма, дневниковые записи, фотодокументы Л.С. Разумовского. Скульптор, живописец, график, в первые годы войны он был эвакуирован по «дороге жизни» из блокадного Ленинграда вместе с детским домом, где работали его мать и сестра. В ноябре 1943 г. он был призван в армию, а в июле 1944 г. был ранен в боях под Петрозаводском. Он потерял руку и провел 10 месяцев в госпиталях. Тем не менее, в 1945 г. Л.С. Разумовский поступил в художественно-промышленное училище. После войны Лев Самсонович издал воспоминания воспитанников детского дома о войне; создал бюст дважды Героя Советского Союза Я. Смушкевича; скульптурную композицию «Я. Корчак».
И.Ф. Котик из г. Казани передала в Архив НПЦ «Холокост» записи своих воспоминаний. Среди прочего, переданы тексты, касающиеся периода гражданской войны, а также Великой отечественной войны. В начале ХХ века семья Фаины Исаевны жила в белорусском городе Наровля (в настоящее время в составе Гомельской области), который в первые годы революции подвергался набегам петлюровцев. Любопытно, что текст воспоминаний Ф.И. Котик выводит читателя на историческую параллель спасения евреев от погромов 1920-х гг. и спасения евреев Праведниками народов мира в годы Второй мировой войны.
О.В. Кагарлицкая, преподаватель темы Холокоста в школе № г. Москвы, предоставила для изучения и научного использования уникальный по своему объему и значимости архив своего отца – фронтовика В. Кагарлицкого. В него вошли переписка с фронта и на фронт, из эвакуации и военного училища Владимира Кагарлицкого, его родителей, родственников; дневники, которые начал вести В. Кагарлицкий еще в годы учебы в школе в середине 1930-х гг.; семейные фотоальбомы. Тексты писем и дневников по своему метафоричны, ведь автором был будущий московский кинорежиссер-документалист.
29-30 июня состоялась ставшая уже традиционной экспедиция сотрудников Архивного отдела в Брянск и Брянскую область совместно с родственниками партизанки Симы Кричевской. В эти дни на стоянке партизанского отряда им. А.И. Виноградова прошла торжественная встреча, приуроченная к новому государственному празднику - Дню партизана и подпольщика. Возле восстановленной землянки Симы Кричевской и ее товарищей была установлена и торжественно открыта памятная доска, на которой перечислены имена всех бойцов подразделения. С приветственным словом выступили Ю.В. Протопопов – историк-краевед, сын партизана-подрывника; А.Н. Кричевский и Л.А. Тёрушкин от НПЦ «Холокост». На встрече присутствовали бойцы отряда А.А. Козин, Д.У. Семин и М.Н. Борисенкова.
В Брянске удалось встретиться с дочерью Героя Советского Союза И.Б. Катунина Диной Ильиничной. Она поделилась воспоминаниями о своем отце и передала в Архив НПЦ «Холокост» подборку писем и фотографий периода 1943-1944 гг. В эти годы капитан Илья Борисович Катунин воевал в морской авиации Северного флота на штурмовике ИЛ-2. Он прибыл на фронт весной 1943 г., а 27 апреля 1944 г. на горящем самолете вместе с борт-стрелком А. Маркиным таранил крупный немецкий транспорт. Звание Героя Советского Союза было присвоено посмертно 31 мая 1944 г. Грамоту Героя семья получила лишь в 1961 г. Вот строчки из последнего письма Ильи Борисовича с фронта: «Здравствуйте дорогие Маруся, Дина и любимый сынок Владимир! Я тебя, Маруся, очень понимаю, знаю, что тебе тяжело, но пойми <…> победа сама не придет, ее надо завоевать, а война без жертв не бывает. Мы ведем войну справедливую, недалеко то время, когда враг будет изгнан с нашей земли. О себе могу сообщить, что я воюю неплохо, за что меня представили к правительственной награде, и, если жив буду <…> приеду в отпуск. Дорогая! Ты пишешь, что погиб дядя, и чтобы я мстил за его гибель. За боевые действия я уже много десятков фрицев утопил, и еще много будем топить, пока всех не утопим…» Это письмо было отправлено в апреле 1944 г., а дошло до адресата уже после гибели И.Б. Катунина. 
Л.А. Тёрушкин и А.Н. Кричевский посетили Музей боевой славы им. И.Б. Катунина в школе № 13 г. Брянска. Директор школы О.Е. Новикова провела экскурсию и предоставила копии фотографий и документов, представленных в экспозиции. Была достигнута договоренность о дальнейшем сотрудничестве, в частности, школьный Музей пришлет копии писем И.Б. Катунина и его сослуживцев в Архив НПЦ «Холокост».
 Из Израиля в адрес НПЦ "Холокост" были отправлены нашим представителем Г. Рейхманом фронтовые письма М. Леверта, переданные ему дочерью погибшего солдата, жительницей Афулы Марией Дробязко, отправлена электронная версия и газетный материал "Меня спасли от расстрела евреи", в который включены фронтовые письма братьев Береговских, один из которых, Иосиф, сообщил о пребывании в нацистском плену. Марии Дробязко отправлена благодарность ГПЦ "Холокост".
Сотрудники Архивного отдела НПЦ «Холокост» участвовали в мероприятиях, приуроченных к 64-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Это традиционные встречи евреев-ветеранов в Московском Дворце молодежи и группы «Россия-Израиль» Российского комитета ветеранов войны и военной службы. С приветственным словом выступили соответственно заведующий Архивным отделом Л.А. Тёрушкин и сотрудник отдела Д.А. Алексеев.
Материалы Архива НПЦ «Холокост» были использованы при подготовке компакт-диска «Незабываемое - 1943», выпущенного ГАУ г. Москвы. В него вошли воспоминания фронтовиков В. Цоглина, Л. Гурвица, И. Койфмана, А. Цессарского, а также фотографии военного корреспондента Д. Минскера.
В марте 2009 г. завершилась выставка в Музее Героев Советского Союза и РФ «Дерзайте Отчизну мужеством прославить!». На ней были представлены экспонаты из Архива НПЦ «Холокост». Выставка была организована выставочным центром ГАУ г. Москвы.
6-17 мая в объединении «Фотоцентр» впервые экспонировались фотографии Д.А. Минскера, отснятые в период проведения Красной армией операции «Сочувствие» - ввода войск на территорию Ирана в сентябре 1941 г. Часть этих фотографий предоставил Архив НПЦ «Холокост». На открытие выставки были приглашены дочь корреспондента Г. Д. Минскер, сотрудники Архивного отдела НПЦ «Холокост».
 
 


    13 мая в Москве в саду «Эрмитаж» состоялась  традиционная встреча группы «Россия-Израиль» Международной комиссии Российского комитета ветеранов войны,  посвященная 64-й годовщине Победы. В ней приняли участие сотрудники Архивного отдела НПЦ «Холокост» Л. А. Терушкин и Д. А. Алексеев.

Слева направо:  руководитель группы «Россия-Израиль» А. Ю. Цвей, С. Г. Розенблюм, Л. А. Терушкин

 
 
 
 

 
 
 
Лурье Ю.С. Автографы Победы
  7 мая при Управе Бутырского района г. Москвы открылась выставка известного филателиста Ю. С. Лурье «Герои Великой Отечественной войны», подготовленная по материалам его книги «Автографы Победы», выпущенной в 2007 году Фондом и Центром "Холокост" .   Главным образом это люди, ставшие Героями Советского Союза в годы Великой Отечественной войны. Некоторым это звание было присвоено в мирные дни. Автографы многих из них, погибших в военные годы,  читатель увидит на письмах полевой почты.
 
 
 

  5 мая в Московском Дворце Молодежи состоялось торжественное собрание. посвященное 64-й годовщине Победы, организованное Союзом Евреев Инвалидов и Ветеранов Войны, Московской Еврейской Религиозной Общиной, Российским Еврейским Конгрессом. В нем приняли участие сотрудники Архивного отдела НПЦ «Холокост» Л.  Терушкин и Д. Алексеев, члены  НПЦ - ветераны С. Додик и В.  Гехт. С поздравлениями участникам  Великой Отечественной Войны выступили Главный раввин  Московской хоральной синагоги А. С. Шаевич, вице-президент РЕК Г. А. Крошнер, завархивом НПЦ «Холокост» Л. А. Терушкин.
    В этот же день на Гоголевском бульваре, 8 открылась фотовыставка «Горячие точки Победы» организованная Объединением «Фотоцентр», Центральным архивом электронных и аудиовизуальных документов Москвы, Компанией «ФотоПро». На выставке представлены фотографии военных корреспондентов Великой Отечественной Роберта Диамента  (Северный флот и полярные конвои) и Давида Минскера (Операция «Сочувствие»- ввод советских войск в Иран в сентябре 1941 г.). Фотографии Д. А. Минскера были представлены широкой общественности впервые за все послевоенные годы.
   В открытии выставки приняли участие дочь Давида Минскера Г. Д. Минскер, сын Роберта Диамента- Л. Р. Диамент  и его внуки, сотрудники ЦААЭД г. Москвы (директор С. К. Кушнарев) и НПЦ «Холокост».